О «главной угрозе для нашей великой нации» — о России (окончание)


Великая Русь, 19 янв. 2017   –   mikle1.livejournal.com



Начало - http://mikle1.livejournal.com/6969985.html

            “… Как выяснило разведывательное сообщество США, российские власти пытались вмешиваться в наши президентские выборы, чтобы подорвать веру общества в американский демократический процесс, очернить одного кандидата и помочь другому. По оценкам наших спецслужб, эту кампанию приказал провести президент Путин, а осуществляли ее российские государственные ведомства, государственные средства массовой информации, посредники от третьих сторон и оплаченные государством тролли. Нам известно, что кроме хакерских атак на Национальный комитет Демократической партии и на партийных руководителей, Россия также взламывала компьютеры американских аналитических центров и лоббистских организаций. Нам также известно, что Россия осуществляла многочисленные компьютерные взломы в избирательных комиссиях штатов и округов, хотя по оценке наших спецслужб, это не повлияло на результаты голосования. Но задумайтесь на секунду о том, что все это значит: Россия не только пыталась повлиять на наши выборы, но и постаралась получить доступ к нашим системам для голосования.

На первый взгляд, между всеми этими российскими попытками вмешательства в разных регионах мира нет никакой взаимосвязи. Однако это вызвано тем, что общую нить, проходящую через все эти операции, невозможно найти в том, за что борется Россия. Ее можно найти лишь в том, против чего она выступает. Не в тех правилах, которые она соблюдает, а в тех, которые она нарушает. Россия со своими действиями не противостоит новому мировому порядку. Она уничтожает существующий порядок. И против этого мы ведем борьбу. Разгромив силы фашизма и коммунизма, мы сегодня боремся с силами авторитаризма и нигилизма.

Существует множество теорий о том, почему российское государство ослабляет ту систему, в создании которой оно сыграло важнейшую роль, и которая обеспечила беспрецедентные достижения человеческой свободе и развитию. Возможно, это делается для того, чтобы отвлечь внимание российского народа от повсеместной коррупции, которая отнимает огромную часть национального богатства, создаваемого за счет российской нефти и газа, и лишает доходов рядовых граждан. Возможно, это делается для того, чтобы возродить чувство было славы, или нанести удар по странам, которые Москва винит в развале Советского Союза — ведь президент Путин назвал его «величайшей геополитической катастрофой 20-го века».

Сегодня я не намерена строить предположения о том, чем мотивируются действия российского государства, угрожающие не только нашей демократии, но и всему тому порядку, на котором зиждется наша безопасность и благополучие. Я хочу задать вопрос: что нужно сделать для устранения этой угрозы?

Во-первых, мы на двухпартийной основе должны определить, в какой степени и в каких масштабах Россия вмешивалась в недавние президентские выборы. Мы должны выявить уязвимости нашей демократической системы и предложить конкретные рекомендации по недопущению будущих атак. Инициированные на прошлой неделе слушания в конгрессе, двухпартийное расследование, о котором 13 января объявил специальный сенатский комитет по разведке, совместный аналитический доклад о злонамеренной киберактивности России, а также подготовленный по просьбе президента Обамы совместный разведывательный доклад — все это важные шаги, направленные на достижение этих важнейших целей.

Цель данных действий — не в том, чтобы оспорить результаты недавних выборов. Цель в другом: выявить бреши в нашей обороне, которые использовала Москва, а также другие слабые места, которыми она в ходе этой атаки не воспользовалась, но может воспользоваться в будущем. А еще мы должны определить необходимые меры по закрытию этих брешей и укреплению стойкости нашей системы. Было бы очень наивно и даже глупо думать о том, что люди, вскрывшие уязвимости в нашей системе, не будут пытаться использовать их вновь и вновь. Речь здесь не только о России, но и обо всех тех государствах и негосударственных силах, которые видят в ослаблении нашей демократии возможность отстоять свои интересы. Это случалось уже неоднократно. Как нам известно, хакерские взломы имели место на президентских выборах в 2008 и 2012 годах.

Крайне важно, чтобы эти действия предпринимались на двухпартийной основе. Если позволить политике помешать выявлению в полной мере степени российского вмешательства и защите нашей демократии, это подорвет наши ключевые интересы национальной безопасности. Это хорошо и конструктивно, когда наши партии обсуждают вопрос о том, как увеличить численность среднего класса, и какую роль наша страна должна играть в мире. Хуже, когда партия и ее лидеры подвергают сомнению единодушные, документально подтвержденные оценки нашего разведывательного сообщества, указывающие на то, что иностранное государство пытается причинить вред нашей стране.

Во-вторых, мы должны лучше информировать наших граждан о том, насколько серьезны угрозы со стороны российского государства. Здесь наше единство тоже крайне важно. Когда мы подаем противоречивые сигналы об угрозах со стороны России, это вносит сумятицу в умы американского народа. Недавний опрос показал, что 37% республиканцев положительно относятся к президенту Путину. В июле 2014 года этот показатель составлял всего 10%. Это тревожно высокие цифры для лидера, по чьему приказу убивают журналистов, правозащитников и оппозиционных политиков, который глумится над нашей конституцией и пытается влиять на наши выборы. Я знаю, кое-кто говорит, что такая зацикленность на России объясняется проигрышем Демократической партии на недавних президентских выборах, которую сегодня считают «полным лузером». Но каждый американец должен быть встревожен тем, что иностранное государство вмешивается в наш демократический процесс. Дело не в лидере, которого мы выбираем, а в том, кто выбирает этого лидера. Такой привилегией должны пользоваться только американцы.

Мы также должны решительно отвергнуть фальшивый знак равенства между той работой, которую американское и российское правительства проводят в других странах. Есть море различий между поддержкой свободных и честных выборов, независимых институтов, отстаивающих права человека, ответственность и прозрачность власти, чем занимаемся мы, и попытками посеять недоверие к демократическим процессам, дезинформировать граждан и помочь на выборах нелиберальным партиям, чем занимается Россия.

В-третьих, мы должны заверить союзников, что они могут рассчитывать на нашу помощь, и сделать так, чтобы Россия поплатилась за нарушение установленных правил.

Это значит, что мы должны и дальше оказывать активное содействие НАТО, четко демонстрируя неизменную решимость США рассматривать нападение на любого члена блока как нападение на весь альянс. Мы рассчитываем, что все наши натовские союзники будут вносить свой вклад в укрепление альянса, и выполнят взятое на себя в 2014 году обязательство тратить как минимум два процента ВВП на нужды обороны. Мы в администрации Обамы неустанно добивались от членов НАТО выполнения этого обязательства. Нам также нужно укреплять сотрудничество и обмен информацией для выявления, сдерживания и защиты от новых хакерских атак и киберугроз, особенно в связи с тем, что в этом году Франции, Германии и Нидерландам предстоит провести национальные выборы.

Кроме того, мы должны сохранить санкции против России, включая те, которые президент Обама ввел в ответ на российское вмешательство в американские выборы. Кое-кто утверждает, что наиболее эффективный способ заставить Россию играть по правилам, лежащим в основе международного порядка, это облегчить санкции. Если мы только понизим давление, говорят они, Россия прекратит свои нападки на международный порядок. Но они все ставят с ног на голову. Если ослабить карательные меры против российского государства, которое не хочет исправляться, это придаст ему смелости, подав сигнал о том, что выжидание это лучший способ добиться международного признания своих действий. Это не только подтолкнет Россию к еще более опасным поступкам, но и вдохновит других нарушителей правил, таких как Иран и Северная Корея, которые постоянно устраивают нам испытания, проверяя, как далеко они могут зайти, не вызвав ответную реакцию.

Столь же ошибочен довод о том, что Соединенные Штаты должны забыть о последних нарушениях России и начать с ней новую «перезагрузку». Да, администрация Обамы пыталась это сделать в свой первый срок. Но 2017 год это не 2009-й. в 2009 году президентом России был Дмитрий Медведев, и мы могли находить взаимопонимание в таких вопросах как борьба с терроризмом, контроль вооружений и война в Афганистане. Еще важнее то, что в 2009 году Россия не оккупировала Крым, не разжигала конфликт на востоке Украины, не бомбила больницы и спасателей в Сирии. И самое главное, она не вмешивалась напрямую в американские выборы.

Но было бы ошибкой думать, что для защиты Америки и наших союзников от российской угрозы нам достаточно применить старые силы и средства. То есть, если мы заткнем дыры в нашей обороне, проинформируем общество, сохраним и даже ужесточим санкции, а также укрепим НАТО, нам удастся защитить основанный на правилах порядок. Все дело в том, что у России есть одно важное преимущество. Разрушать институты легче, чем строить. Легче сеять сомнения, чем завоевывать доверие людей. Легче стряпать информационные вбросы, чем сообщать реальные факты в новостях. Попросту говоря, в 2017 году в международных делах гораздо легче быть плохим, чем хорошим.

Приведу всего лишь один пример. 19 сентября 2016 года бомбовому удару в сирийском городе Урум аль-Кубра подверглась гуманитарная автоколонна арабского Красного Полумесяца. Погибло как минимум 10 гражданских лиц, а 18 грузовиков с продовольствием и лекарствами для отчаявшегося сирийского населения были уничтожены. Поскольку удары были нанесены в регионе, где летает только асадовская авиация и ее российские союзники, зазвучали сообщения о том, что скорее всего, атаку осуществили силы режима или русские. Но вместо того, чтобы взять на себя ответственность за случившееся и выяснить суть произошедшего, российские власти сделали то, что они всегда делают, когда оказываются причастными к жестоким преступлениям: они начали все отрицать и лгать.

Сначала российское Министерство обороны заявило, что российские и сирийские самолеты не наносили никаких ударов в этом районе, и что по данным экспертного анализа видеозаписи, конвой был уничтожен огнем с земли. Затем пресс-секретарь президента Путина сказал, что террористы неподалеку вели ракетный огонь, намекая на то, что это они нанесли удар по автоколонне. Затем русские заявили, что за несколько минут до нанесения удара в небе над колонной был замечен американский беспилотник. Это противоречило их первоначальному заявлению о том, что удар по конвою был нанесен с земли. Три истории за два дня. И все — лживые.

Но из-за готовности Москвы лгать даже такие авторитетные издания и станции, как New York Times, BBC и CNN, начали сообщать о произошедшем с разных сторон. А российские государственные телеканалы типа RT сыграли очень важную роль в таком освещении, быстро распространив ложь и поставив под сомнение свидетельства очевидцев. Как сказал однажды один редактор RT, «отсутствие у нас иностранного вещания равноценно отсутствию в стране министерства обороны. Когда нет войны, кажется, что оно нам не нужно. Но когда война начинается, оно обретает критическое значение». Иными словами, ложь это стратегическое оружие. И неважно, соответствуют ли российские сообщения действительности, и последовательны ли они. Важно лишь то, чтобы Россия включила в новостной цикл достаточное количество контрпретензий, дабы посеять сомнения в том, кто несет ответственность. К тому времени, когда ООН спустя три с лишним месяца опубликовала отчет об этом инциденте, сделав вывод, что по автоколонне был нанесен авиаудар, который могли осуществить только режим Асада или Россия, информация о сокрытии преступления Москвой не привлекла особого внимания. Отрицание и ложь.

Порой возникает ощущение, что перехитрить противника, который безудержно лжет, можно только в том случае, если повести его собственную игру. Но это глубокое заблуждение. Если мы попытаемся встретиться с российским государством на его поле, где все вверх тормашками, где левое справа, а черное это белое, то мы поможем ему достичь своих целей — создать мир, где правда относительна, и где утрачена вера в непорочность нашей демократической системы.

У нас нет необходимости расширять систему пропаганды, финансировать собственную армию интернет-троллей и наводнять социальные сети новостным фейком, направленным против наших противников. Нам надо бороться с дезинформацией посредством информации. С вымыслом фактами. Но для установления и распространения фактов, как и для изготовления информационных вбросов, нужны ресурсы. В докладе британского парламента указывается, что российское правительство тратит от 600 миллионов до одного миллиарда долларов в год на пропагандистские каналы типа RT. Поэтому нам нужно тратить как минимум столько же, а может, и гораздо больше на обучение и оснащение независимых репортеров, на защиту журналистов, подвергающихся нападениям, и на поиск путей обхода цензуры и систем сетевой защиты, которыми пользуются репрессивные государства для лишения своих граждан доступа к критической информации.

Здесь я подхожу к четвертому и последнему способу противодействия той угрозе, которую Россия представляет для правового международного порядка. Мы должны продолжать поиск путей и способов прямого общения с российским народом и — с чего я сегодня начала — с его правительством.

Можно легко забыть о том, что буквально все тактические приемы, используемые российским государством для подрыва демократии за рубежом, отработаны на российском народе, причем весьма эффективно. Когда российских солдат убивают в конфликте на востоке Украины, а их правительство отрицает свою причастность, российские матери, вдовы и сироты лишаются льгот и признания, которого они заслуживают как члены семей погибших военнослужащих. Больше всего на россиянах наживается мафия, при помощи которой российское государство распространяет коррупцию за рубежом. А за разоблачение преступлений государства преследуют, избивают и даже убивают российских журналистов и правозащитников.

Поэтому мы должны очень внимательно проводить грань между российским государством и российским народом. Мы не можем допустить, чтобы отношения Америки и страны со 140-миллионным населением, которое внесло существенный вклад в мировую цивилизацию, имеет богатую историю и культуру, и которому мы от всего сердца желаем процветания, определяла исключительно подлая клика, составляющая ничтожную часть государства. Тем не менее, сегодня наши контакты с простыми россиянами сократились до минимума. Неслучайно российское правительство в последние годы закрыло 28 финансируемых правительством США «американских уголков», в которых работали бесплатные библиотеки, языковые курсы, для российских граждан проводились культурные мероприятия. Оно закрыло Американский центр в Москве, который посещали более 50 тысяч россиян в год. Оно также выдворило из страны пользующиеся поддержкой американского правительства и независимые некоммерческие организации, такие как Национальный фонд демократии (National Endowment for Democracy) и Фонд «Открытое общество» (Open Society Foundation), которые на протяжении десятилетий содействовали формированию гражданского общества и правового государства в России. Поскольку Кремль закрывает эти организации, лишая их доступа к российскому народу, мы должны искать другие им на замену.

Мы также не можем отказаться от контактов с российским правительством. Мы должны это делать, отчасти из-за того, что сотрудничество по вопросам, представляющим взаимный интерес, позволит нам не только рассказать, но и показать правду, как она нам известна — что наши страны во многом выиграют, если будут работать над созданием системы общих правил и принципов, а не над ее демонтажом. Работая совместно, мы сможем воссоздать то уважение и доверие, которые необходимы для борьбы с беспрецедентными глобальными угрозами нашего времени — угрозами, преодолеть которые невозможно без нашей взаимной помощи.

Позвольте сделать заключение. В 1796 году первый президент нашей страны Джордж Вашингтон в своем прощальном обращении к нации предостерег американский народ об опасностях вмешательства иностранных государств в нашу демократию. Он заявил своим слушателям: «Свободному народу следует быть постоянно настороже ввиду опасности коварных уловок иностранного влияния (заклинаю вас верить мне, сограждане), поскольку история и опыт свидетельствуют, что иностранное влияние является одним из злейших врагов республиканского правительства».

С тех пор прошло более 220 лет, а предостережения Вашингтона по-прежнему звучат очень актуально. Все дело в том, что проблемы, которые увидел Вашингтон в «возне внутренних фракций, в искусстве обольщения, в обмане общественного мнения, во влиянии и устрашении общественных советов» с появлением современных технологий только умножились. И в отличие от 1796 года, нам сегодня уже недостаточно просто защитить нашу демократию от внешнего вмешательства. Мы должны также защищать целостность и сохранность всего основанного на правилах международного порядка, на фундаменте которого зиждется наша безопасность и благополучие.

Да, многое изменилось с тех пор, как Вашингтон выступил со своим предостережением, но суть угрозы осталась прежней. Речь идет о создании самой Америки — страны, родившейся из простой, но революционной идеи: что право определять пути развития нашей страны принадлежит американскому народу, простым гражданам, а не государству, своему или иностранному. Это право нам приходилось отстаивать на всем протяжении американской истории. В последние десятилетия у американцев появилась уверенность в том, что никто не осмелится отнять у них это право, однако нам напомнили, что такие попытки будут продолжаться.

Характер этой угрозы в основе своей не изменился со времен Вашингтона, как и самые эффективные способы борьбы с ней. Надо возродить веру американского народа в нашу демократию. Жизнеспособность американской демократии издавна определяется способностью сохранить веру наших граждан в то, что власть народа это лучший способ обеспечить безопасность себе и своим близким, сохранить самые ценные для нас свободы и расширить наши возможности. У нас не идеальная система, но она может совершенствоваться, поскольку американский народ всегда обладает возможностями для улучшения, обновления и созидания. Эта вера стала движущей силой, приводящей в действие нашу республику с момента ее основания, и по этой причине другие страны до сих пор видят в Америке образец для подражания.

Именно эту веру вознамерилось поколебать российское государство своим вмешательством. Цель Кремля — убедить наш народ в том, что система сфальсифицирована, что все факты относительны, что простые люди, пытающиеся улучшить свое общество и страну, зря теряют время. Вместо веры он предлагает цинизм. Вместо деятельного участия — безразличие.

Но правда состоит в том, что попытки российского государства посеять сомнения в непорочности нашей демократии не были бы столь эффективны, если бы многие американцы не разделяли такие сомнения. Это те американцы, которые спрашивают, способна ли наша система как и раньше решать повседневные проблемы, с которыми они сталкиваются, и дает ли им общество основания надеяться на то, что они могут изменить жизнь к лучшему. Таким образом, эти атаки пролили свет на усиливающее чувство разобщенности, недоверия и разочарования.

Но мы знаем не только то, против чего выступаем, но и то, за что боремся. Мы четко понимаем характер угроз, создаваемых Россией извне, и мы едины в противодействии им. Но мы также должны посвятить себя возрождению веры наших граждан в нашу демократию изнутри — ведь эта вера всегда была лучшей защитой от любой иностранной державы, пытающейся причинить нам вред.

Спасибо”.

Атлантический совет США — неправительственная непартийная организация, цель которой — “продвижение конструктивного лидерства США на международной арене, основанного на центральной роли Атлантического сообщества в отражении вызовов XXI столетия”. Ее спонсируют благотворительные фонды, НАТО, федеральные ведомства, включая ЦРУ и Пентагон, ведущие корпорации. Атлантические советы всех стран НАТО образуют Ассоциацию Атлантического договора.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

О чем он думает, уходя избитым из гостей? “Зато сколько я им посуды перебил… ”. (Из старого анекдота) Саманта Пауэр, представи […]
Президентство Дональда Трампа ставит перед нашей страной геополитические вызовы, которые могут оказаться гораздо опаснее прежних.
Заранее приношу извинения за много букв, но советую прочитать вдумчиво и не спеша. Почему?
Лидер французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен может стать новым главой Пятой республики.