Приключения белорусской красавицы в Париже


Великая Русь, 17.11.2017 19:31   –   mikle1.livejournal.com


Александра, жила во Франции с 2010 по 2013 год: «Я переехала в Париж — и начался самый трудный год в моей жизни»

— Я училась на факультете международных отношений в БГУ и с самого начала была уверена, что окончу университет и куда-нибудь уеду. Учиться в Минск я приехала из Могилева, оставаться в столице Беларуси надолго не собиралась.

Я искала разные варианты, рассматривала возможность поступить в магистратуру в Америку. Летом после третьего курса съездила в гости к подруге в Париж, и город мне очень понравился. Я решила, что там тоже можно жить. В итоге нашла англоязычную магистратуру в Тулузе, это четвертый по величине город Франции. Я поступила и получила стипендию.

Мои первые ощущения от жизни во Франции — это восторг. У нас была международная группа, много иностранцев. Я знаю, у некоторых бывает тоска по дому — у меня ничего подобного не было и в помине. Все было прекрасно. Я серьезно взялась за французский язык, чтобы второй год магистратуры учиться уже на французском. Я много путешествовала по Франции, по югу в основном.

По сравнению с очень непростым переездом из Могилева в Минск переезд из Минска в Тулузу был необычайно легким и каким-то нежным. У меня уже имелся такой опыт, и, конечно, я была намного более взрослой и зрелой.

В первый год, когда я училась в международной группе со студентами-иностранцами и жила в общежитии, о Франции я толком ничего не узнала. На втором курсе я уже училась на французском, в группе были в основном французы, а если и попадались иностранцы, то те, которые уже 10 лет живут во Франции и полностью интегрированы в это общество. Я жила в квартире, которую сдавал немного сумасшедший француз в старом доме, недалеко от центра. Квартира тоже была безумна, это была большая мансарда с многочисленными маленькими окошками на уровне ног и только с одним «нормальным окном, почему-то выходящим на винтовую лестницу. У меня появились французские друзья, они меня знакомили со своими семьями, друзьями, родственниками. Я ходила к ним в гости и узнавала уже другую, настоящую Францию.

Есть такое мнение, что французы холодные, с ними тяжело заводить отношения, они высокомерны и тусуются только с друг другом. Ну, во-первых, все люди разные. Я встречала крайне неприятных людей из ультраправых, например, одна из моих однокурсниц активно работала в студенческом лагере Николя Саркози и всячески поддерживала его политику по ограничению въезда мигрантов. Я прекрасно понимала, что она была бы очень рада, если бы меня не было. При этом я встречала удивительно широко мыслящих людей, очень приветливых, открытых — поэтому мне сложно обобщать.

В 2012 году я закончила второй год учебы и получила диплом магистра. Мне нужно было найти стажировку. Я все так же твердо была настроена остаться во Франции, кроме того, я видела себя именно в Париже. Тулуза воспринималась как временный компромисс перед дальнейшим переездом в столицу Франции.

Я достаточно быстро нашла стажировку в парижском издательстве и переехала в Париж. И начался самый тяжелый год в моей жизни.

Первым открытием стало то, как нелегко найти в Париже жилье. Прожив во Франции два года, я уже знала специальные сайты, видела, что предложений много, и не была готова столкнуться с трудностями, о которых меня предупреждали те, кто уже жил в Париже. Вариантов оказалось действительно много, но желающих снять ту или иную квартиру — еще больше. В Париж постоянно приезжает очень много людей. Бывало так, что чуть ли не двадцать человек претендовали на одну квартиру.

Для аренды жилья во Франции человек должен предоставить досье. В нем будут копии всех документов, справки о доходах. Например, я прилагала свой договор с издательством, где была указана сумма моей зарплаты. В силу особенностей французской системы арендатора квартиры очень непросто выгнать на улицу, даже если он не платит за аренду. Арендодатель может начать против него судебный процесс за неуплату арендных платежей только спустя полгода. Выселение происходит через суд, и пока решатся все бюрократические вопросы, можно год прожить в квартире бесплатно. Поэтому кроме своего досье необходимо приложить еще и досье гаранта, поручителя. Обычно это родители, но мои родители не могли быть гарантами, так как живут в Беларуси. Мне помог парень моей подруги, который хорошо зарабатывал. К своим документам я прилагала еще и его документы: паспорт, справки о доходах. Я помню, он дрожащими руками протягивал эту папку и говорил: «Саша, в этой папке вся моя жизнь. Прошу, будь аккуратна».

Я звонила по всем телефонам, договаривалась о встречах, смотрела квартиры. Мне не перезванивали, потому что всегда находились более перспективные кандидаты. Это и понятно: я была вчерашняя студентка с контрактом на стажировку всего на полгода и с невысокой оплатой, иностранка, гарантами выступают не родители… Был период, когда я жила то у одних парижских друзей, то у других. В какой-то момент у меня в сумке было три связки ключей от разных парижских квартир, а своих не было! В итоге я нашла квартиру через две недели, что реально очень круто и быстро. Прожила там два месяца, потом переехала на Монмартр в крохотную квартирку на чердаке, она обходилась чуть дешевле.

Через шесть месяцев стажировка закончилась, и на работу меня не взяли, потому что вакансии не было. В тот момент я очень хотела остаться во Франции, можно сказать, была одержима этой мыслью. Своего возвращения в Беларусь я вообще не представляла.

«Таких, как я, здесь были тысячи»

Найти постоянную работу в Париже еще сложнее, чем жилье, но у меня был четкий план: я должна быстро найти работу. Притом что есть объективные обстоятельства, против которых особо не попрешь. Всегда важно принимать во внимание естественный ход событий, но тогда я этого не понимала и загнала себя в очень жесткие рамки, которые в итоге довели меня до срыва.

В Париже очень высокая конкуренция на рабочие места. Таких, как я, — с хорошим образованием, дипломом магистра, тремя языками, — тысячи. Это самый обычный набор, ничего особенного. У меня были друзья, которые знали шесть языков, и они тоже искали работу месяцами. А у меня был этот мой план, и раньше в жизни все получалось именно так, как я хотела: я поступила в университет с самым высоким баллом, решила учиться во Франции по стипендии — и училась. Поэтому трудности с поиском работы очень сильно выбили меня из равновесия. Начались проблемы со здоровьем, становилось все хуже.

В апреле я сходила на собеседование в компанию, которая находилась в Клермон-Ферране, не в Париже. Потом меня позвали на второе собеседование туда же, а потом — и на третье. Это был хороший знак, высокие шансы получить работу. Тогда у меня как раз истекал вид на жительство и нужно было его как-то продлить. Я попробовала использовать личные связи, не особо надеясь на успех, но, к моему удивлению, они сработали. Мне согласились продлить документ еще на один год, однако проблема была в том, что мне тогда было 24 года, через несколько месяцев исполнялось 25, то есть тот паспорт скоро стал бы недействителен.

В итоге мне дали вид на жительство по срок действия моего паспорта. Мне нужно было слетать в Минск, поменять паспорт, вернуться в Париж и получить вид на жительство на год. С сотрудником префектуры мы договорились, что в июле я вернусь уже с новым паспортом.

Я прилетела в Минск, поменяла паспорт и стала ждать ответа по работе. Я спала с телефоном. Прошла неделя — мне не звонят. Я попросила отца позвонить на мой номер, проверить. А там — «абонент недоступен». У меня, видимо, был такой тариф, который не принимал международные звонки. Я написала письмо женщине, которая собеседование проводила, объяснила ситуацию, попросила дать знать, какой ответ. Она не ответила. Я ей звонила — она не брала трубку. И в итоге я до сих пор не знаю, пытались со мной связаться или нет.

В июле меня ждал поход в префектуру в Париже, чтобы забрать свой годовой вид на жительство. И я просто не полетела в Париж.

https://img.tyt.by/720x720s/n/lady.tut.by/04/10/vozvrashchenie_iz_emigracii_3_.jpg

В Беларуси я решила, что раз у меня есть и образование, и какой-то опыт работы, то нужно попробовать найти работу в Минске. Я отправила пару резюме, и мне сразу же позвонили, сразу позвали на собеседование, сразу предложили работу… И я подумала, что, наверное, пока стоит немного отдохнуть, прийти в себя, восстановиться, ведь год был очень нелегким. А уже потом возвращаться во Францию.

Я реально планировала туда вернуться, вся моя жизнь была там. Там я могла представить себя и свое будущее, я видела, какая у меня будет пенсия, как я буду там взрослеть, как я буду там стареть. Во Франции был мой парень, и я планировала, по какой системе наши дети будут ходить в детский сад, а потом в школу…

В Беларуси я себя вообще не видела. Как будто новая страна, новая реальность. И моя идея была в том, чтобы какое-то время отсидеться и восстановиться, но потом обязательно вернуться — к своему парню, к своим друзьям. К той жизни, которую я понимала гораздо лучше, чем жизнь здесь.

Но как-то все сложилось: я вернулась в Минск в 2013 году, и меня сразу поразило то, как город изменился в лучшую сторону. Я рада была видеть своих друзей и вспомнила, каково это — иметь рядом семью, родителей. Я нашла работу с хорошей зарплатой. У меня появились свободные деньги, которых во Франции никогда не было. И я поняла, что мне нравится жить в Минске. Я часто летала во Францию и все четче осознавала, что переезжать туда пока что не хочу. В 2014 году я уволилась и нашла в Минске настоящую работу мечты, там было все, чего я хотела. Со временем и с французским парнем мы все-таки расстались, ведь жить в формате отношений на расстоянии очень сложно.

До сих пор я живу в Минске и по-прежнему часто езжу во Францию. Я перестала воспринимать Беларусь лишь как временное место жизни перед очередным переездом. Хотя, конечно, случиться может что угодно, я могу уехать куда угодно, но пока я живу здесь.

https://www.rubaltic.ru/blogpost/20171031-istorii-vozvrashcheniya-v-belarus-iz-emigratsii/

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии