Триумф и трагедия Донбасса


Великая Русь, 21 марта 2018   –   mikle1.livejournal.com



В оценке событий на Украине довольно часто можно столкнуться с непониманием многими причинно-следственных связей, приводящих к определенным последствиям. Это касается и Донбасса. Для многих непонятно, почему Россия весной 2014 не ввела войска на Юго-Восток, почему и как появились ДНР и ЛНР, почему Донбасс не включается в состав России, почему армия Донбасса и украинская армия не наступают и почему Россия «бросила» Донбасс.

Для объективной оценки и анализа этих событий необходимо, прежде всего, выявить и объяснить причины, приведшие к ним, а для этого стоит вначале кратко напомнить, что же происходило весной 2014 года, с чего начинался Донбасс и чем он закончился.

http://alternatio.org/media/k2/items/cache/5f3ed487e801f2e565c21a4d0ee0e315_XL.jpg

Госпереворот в Киеве и попытка покорить весь русский Юго-Восток привели к массовым протестам во всех городах от Одессы до Харькова, вылившимся в народное сопротивление путчистам. В Киеве, как и в 2004 году, не учли, что попытка давить на русских только их мобилизует и заставляет объединиться в единый кулак.

Протестующие выдвигают требования о федерализации, создании юго-восточной автономии и статусе русского языка. Требований о выходе из состава Украины практически никто не ставит.

Все происходит спонтанно и неорганизованно. Утверждения о том, что протесты были организованы Россией, является глупостью укропропаганды. На этом этапе я был в самой гуще событий, вел переговоры о совместных действиях с Донецком и Луганском, знал изнутри обстановку в движении сопротивления. Российское руководство после решения проблемы Крыма до лета 2014-го довольно пассивно реагировало на все происходящее на Юго-Востоке Украины.

В начале марта движение сопротивления разрастается с еще большей силой, своей активностью выделяются три города – Харьков, Донецк и Луганск, начинается захват обладминистраций: 1 марта в Харькове, 3 марта в Донецке, 9 марта в Луганске. Милиция быстро освобождает их, руководители протестов в Донецке и Луганске арестовываются.

После арестов в Донецке и Луганске руководители первой волны Русской весны оттесняются от координации сопротивления, и оно переходит под контроль донецких олигархических структур.

Одновременно 6 апреля в Донецке, Луганске и Харькове вторично производится захват обладминистраций. При массовой поддержке населения 6 апреля провозглашается ДНР и 28 апреля ЛНР, сразу же выходит совместное обращение республик к России ввести войска. Так на волне искреннего народного протеста появляются на свет две олигархические республики, выступившие с провокационными обращениями к России, которая никак не отреагировала на провозглашение республик и их обращение о вводе российских войск.

Захват обладминистраций в Донецке и Луганске прошел безнаказанно, в Киеве отлично знали, кто стоит за республиками. Для ликвидации «очага сепаратизма» киевским властям хватило бы и группы спецназа, но ничего не предпринимается. В Харькове, не пошедшем на поводу у олигархических структур, спецназ из Винницы жестко зачищает обладминистрацию, и 66 активистов сопротивления на несколько лет попадают в тюрьму.

В ДНР и ЛНР 11 мая проводится референдум, на котором голосуют за суверенитет республик, при этом никаких механизмов его реализации не предусматривается. Москва молчит, Киев не признает референдум, но конкретных действий против «сепаратистов» не предпринимает.

Это молчаливое противостояние продолжалось бы и дальше, но неожиданно вмешивается фактор Стрелкова, действовавшего самостоятельно, без подсказки Кремля и без согласования с республиками. Его бросок 12 апреля на Славянск спутал всем планы. До этого Киев сквозь пальцы смотрел на «сепаратистские республики», а тут, почувствовав серьезность намерений, мгновенно нанес 15 апреля удар по Славянску и украинские войска вошли на Донбасс.

Закрепившись в мятежном Славянске, Стрелков производит мягкий дворцовый переворот в ДНР, 15 мая он становится министром обороны ДНР, премьером назначается его соратник Бородай. В начале июня Стрелков осуществляет рывок к российской границе, и 6 июня ополчение выходит на границу с Россией.

В начале июля украинская армия начинает генеральное наступление на Донбасс, перекрывает почти всю российскую границу и практически берет в кольцо Славянск. Стрелков 4 июля совершает блестящий маневр по выводу войск из Славянска и берет под свой контроль Донецк.

В июле положение республик становится критическим, украинская армия стремительно наступает, и 15 июля начинаются обстрелы Донецка. Республики 25 июля обращаются к России и просят поддержки, наконец, они ее получают, и наступление украинской армии останавливается.

К началу августа обстановка складывается так, что мир на Донбассе, а точнее перемирие, нужен был практически всем участникам конфликта. Для начала этих процессов надо было, во-первых, убрать Стрелкова и его команду, назначив на их место подконтрольных Кремлю людей, и, во-вторых, принудить Киев к миру путем нанесения по украинской армии сокрушительного удара, способного поставить ее на грань катастрофы.

Стрелкова и его команду убеждают уйти со своих постов и покинуть республики, на полную мощность запускается «военторг», и ополчение получает поддержку. С отставкой 7–14 августа команды Стрелкова, республики возглавляют подконтрольные Кремлю Захарченко и Плотницкий, которые начинают готовить их к перемирию.

Операция по принуждению Киева к миру началась 15 августа и закончилась сокрушительным поражением украинской армии. В ряде «котлов» сгинули тысячи украинских военных. Продлись бои еще какое-то время, и украинскую армию ожидала неминуемая катастрофа. К концу августа были созданы все условия для начала мирных переговоров.

Переговоры закончились подписанием 5 сентября Минских соглашений. Мир на Донбассе не наступил, он и не мог наступить, поскольку ни одна из сторон конфликта не достигла своих целей и все подписанты изначально не собирались выполнять соглашения.

Приведенная хронология показывает, как непросто и неоднозначно складывалась ситуация на Донбассе и Юго-Востоке в целом. События, предшествующие перевороту в Киеве, показали неуклонное стремление всех украинских элит увести страну в сферу влияния Запада. Российское влияние ослабевало с каждым годом, украинское общество уже было подготовлено к неизбежному, и в качестве спускового механизма сработал хорошо подготовленный переворот.

Как и в 2004 году, население Юго-Востока не приняло переворот, и начались массовые протесты, размаха и последствий которых никто не ожидал. Тем не менее они были обречены, поскольку все украинские элиты работали на Запад, объединить протесты внутри страны было некому, а извне Россия не предпринимала конкретных шагов по их консолидации и поддержке.

Понимая, что Украина превращается в американский протекторат, Россия мгновенно вернула себе то, что ни при каких обстоятельствах нельзя было отдавать американцам, – Крым. Вернуть больше у России, по всей видимости, не было ни сил, ни возможностей. За такую дерзость, как недавно подтвердил Путин, Запад, естественно, начал мощное политическое и финансово-экономическое давление на Россию.

Организация сопротивления во главе с Януковичем, которая должна была начаться 22 февраля на съезде в Харькове, провалилась, а принимать меры по возвращению еще какой-то территории в планы Кремля явно не входило.

На последующих этапах, когда протесты вылились в движение сопротивления путчистам и приняли необратимый характер, России пришлось вмешиваться в эти события и действовать по ситуации.

Следует также отметить, что события в Крыму, на Донбассе, в Харькове и Одессе никак не были связаны между собой и руководились по-разному. В Крыму действовало государство российское, на Донбассе все взяли под свой контроль украинские олигархические структуры, а в Харькове и Одессе во главе движения сопротивления встали независимые идейно мотивированные народные лидеры, оказавшиеся во главе процесса совершенно спонтанно.

Во всех этих событиях Донбассу досталась самая нелегкая доля, ему пришлось пройти тяжелый путь от мирного противостояния до ведения полномасштабной войны. Власть в республиках трижды менялась, с апреля по май правил олигархат, с мая по август – команда Стрелкова, с августа – уполномоченные Кремля. Соответственно, и цели решались совершенно разные.

На Донбассе спонтанный протест населения был перехвачен украинскими олигархическими структурами в своих корыстных целях. Для отстаивания перед путчистами своих бизнес-интересов они решили создать подконтрольные себе республики и, поторговавшись, на выгодных для себя условиях сдать их путчистам. Такую же операцию они провели в 2004 году, создав Украинскую юго-восточную республику и потом успешно сдав ее Ющенко.

Провозглашение республик и проведение референдума о выходе их из состава Украины было сделано не по команде Кремля, а вопреки его рекомендации не делать этого. Потом Кремль сделал неудачную попытку в апреле перехватить инициативу у самопровозглашенных республик проектом «Новороссия» во главе с Олегом Царевым, но руководство ДНР и ЛНР ожесточенно сопротивлялось и проект в августе пришлось закрыть.

Подоплеку «сепаратизма» на Донбассе в Киеве отлично знали и не предпринимали никаких мер, до фактора Стрелкова республики жили на Донбассе в каком-то своем мире, параллельном всей остальной Украине.

Олигархическое руководство, по всей видимости, добилось бы своего и сдало бы республики в торге с путчистами, но неожиданно вмешался фактор Стрелкова и спутал все планы.

Стрелков организовал героическую оборону Славянска и на деле доказал возможность эффективного противостояния ополченцев наступающим украинским войскам, обеспечив выход к российской границе, он перевел ополчение в другое качество и это стало переломным моментом в формировании армии Донбасса.

Взяв под контроль республики, группа Стрелкова начали возвращать ДНР и ЛНР в лоно народного сопротивления. Это изрядно напугало олигархические кланы: так, Ахметов попытался призвать рабочих не признавать власть ДНР и начать бессрочную забастовку, но его уже никто не слушал.

Став символом сопротивления Донбасса и почувствовав вкус побед, Стрелков начинает внедрять крамольную мысль о создании на основе ополчения ДНР и ЛНР будущей армии освобождения Украины, которая должна дойти до Киева и даже до Львова, чем и стал опасен для очень многих.

Доведение ситуации на Донбассе до войны, по всей видимости, не входило в планы Москвы, Киева и олигархического руководства республик, но вмешался фактор Стрелкова, и война стала неизбежной. Он организовал вооруженное народное сопротивление путчистам и тем самым вынудил их пойти на ответные радикальные меры. Не будь этого, вряд ли бы дело дошло до войны.

С другой стороны, без этого фактора республики наверняка были бы сданы путчистам, как это было в 2004, и на Донбассе сейчас бы правил нацистский режим со всеми вытекающими последствиями. Поэтому, что лучше для жителей этого региона: война или массовый террор со стороны путчистов – неизвестно.

Летом 2014 ситуация зашла слишком далеко, действенной военной помощи республикам Россия не оказывала, украинская армия воспользовалась этим, перешла в наступление и в июле имела реальную возможность захватить и ликвидировать республики. Силы были слишком неравные.

Россия, естественно, не могла этого допустить, так как, во-первых, ликвидация республик была бы оглушительным поражением России, во-вторых, на Донбассе установился бы нацистский террор и, в-третьих, Украина неизбежно стала бы военным плацдармом НАТО.

По всей видимости, тогда и было принято решение включить на полную мощность «военторг», отстранить команду Стрелкова, привести к руководству республик лояльных Кремлю людей, силой принудить Киев к миру и подписать мирный договор. В дальнейшем все так и произошло. В итоге на свет появились Минские соглашения.

Судя по всему, Кремль поставил цель остановить активную фазу гражданской войны на Донбассе и заморозить военное противостояние. Таким образом, Донбасс стал якорем, который не дает возможности Украине интегрироваться в евроатлантические структуры. И, по сути, нынешний украинский режим и курирующий его Запад сами создали этот «якорь», организовав госпереворот и развязав гражданскую войну.

Понятное дело, что включить Донбасс в состав России в сложившихся условиях невозможно. Изначально это и не планировалось. Для этого нет необходимых политических и стратегических предпосылок.

Но на Донбассе после всех этих событий сформирована и обстреляна армия, костяк которой составляют местные жители. Она боеспособна и может решать многие задачи. Однако вести наступательные операции против поддерживаемой Западом украинской армии пока еще не может, к тому же это не входит в планы Кремля. Но и украинская армия также наступать не может, поскольку знает, что за спиной Донбасса – сила и мощь России. В Киеве еще не забыли разгром в августе 2014. Наступать в такой ситуации может только безумец.

Да и время не пришло для слома нацистского режима, он пока еще не настолько прогнил, чтобы рухнуть под натиском народа. Поэтому армии ДНР-ЛНР и не отдается приказ наступать. Думаю, что ее ждут куда более серьезные задачи по освобождению всей Украины. Всему свое время.

Апофеозом торжества Донбасса над Украиной стал парад Победы в Донецке, на котором гордо прошли победители и была прогнана под конвоем колонна украинских военнопленных. Это стало символом превосходства Донбасса над Украиной.

Теперь к вопросам «сдала или не сдала Россия Донбасс» и «почему она ему не помогает».

Чтобы ответить на него, необходимо понимать, что есть интересы России и есть интересы Донбасса, и они не всегда совпадают. Путин уже неоднократно заявлял, что вся его деятельность направлена на обеспечение интересов России и ее народа. Это его главная задача.

Интересы Донбасса как части целого иногда могут противоречить интересам России как целого, и примеров этого более чем достаточно. Понятное дело, что для Москвы интересы России выше интересов Донбасса. Но при этом российское руководство делает все от него возможное, чтобы поддержать и защитить Донбасс, но не в ущерб российским интересам. Если бы Москва не поддерживала самопровозглашенные республики, ДНР и ЛНР уже давно бы были уничтожены киевским режимом, а на Донбассе царил тотальный кровавый террор. Поддержка народных протестов на Юго-Востоке и участие России в снабжении армии Донбасса оружием и боеприпасами спровоцировали западные санкции против России, от которых серьезно страдает российская экономика. Руководство России несет и политические издержки: Путина не допускают на саммиты руководителей великих держав, делегацию России исключили из ПАСЕ и на всех международных саммитах Россию постоянно клеймят за «оккупацию» Донбасса.

За поддержку Донбасса Россия несет немалые потери, от которых страдает ее народ, и это надо учитывать. У России есть свои интересы и на Западе, она участник геополитических процессов во всем мире, решает проблему Сирии и Ближнего Востока, прокладывает трансконтинентальные газопроводы и снабжает Европу газом. Все это происходит с участием стран Запада, и рушить отношения с ними из-за Донбасса никто не позволит.

Реальную поддержку Донбассу Россия, конечно же, оказывает, начиная от военных советников, поставок вооружений, снаряжения, транспортных средств, снабжения газом и ГСМ, введением в качестве местной валюты российского рубля, субсидированием социальных расходов республик, содержанием местного госаппарата и многими другими расходами, о которых просто не говорят. Республики выстояли и живут в основном только благодаря помощи России.

Поэтому надо понимать, что, понеся такие потери и издержки, Россия ни при какой ситуации не сдаст Донбасс. Это будет ее стратегическим поражением в противостоянии с Западом. Кроме того, в Москве не забывают, что на Донбассе живут русские люди. В связи с этим Киеву с донбасской территорией и населением придется распрощаться навсегда.

В свою очередь народ Донбасса после всего перенесенного и выстраданного остался верен своим идеалам в противостоянии с нацистским режимом Украины. Отношение к России можно оценить по громадному баннеру, висящему на одном из центральных проспектов Донецка «У нас всех одна Родина – Россия!», этим все сказано. Народ Донбасса не забыл свои исторические корни и хорошо помнит, кто в решающий момент нацистской агрессии из Киева помог остановить рвущихся на Донбасс головорезов.

За мужество и стойкость низкий поклон непокоренному Донбассу! Он сражается и умирает за всех нас, за Харьков и Одессу, за всех, кто остался по другую сторону линии фронта! Именно Донбасс стал плацдармом и форпостом борьбы с украинским нацизмом, он защищает границы Русского мира и расплачивается своей кровью за наше общее будущее!

В заключение несколько штрихов к сегодняшнему Донбассу. Спустя почти четыре года я попал в Донецк прямо из тюремной камеры при обмене пленными. Город приютил, обогрел нас и подлечил в меру своих возможностей. Донецк впечатлил меня своей стойкостью к невзгодам и стремлением стоять до конца за свое право жить свободно, а не стоя на коленях перед презираемой властью. Что, кстати, сейчас делает население всех остальных украинских территорий.

Телевидение Украины пичкает всех информацией, что на Донбассе бандитский разгул, люди голодают и город опустел. По этому поводу могу сказать, что пьяных, нищих и голодающих на улицах города я не видел, а полки в магазинах ломятся от продуктов.

Надо отдать должное местной власти: при всех колоссальных проблемах они за три года смогли удержать город от разрухи, а население – от нищеты и мародерства. Жизнь в республике налаживается, люди работают, получают зарплату, пенсии и пособия, а дети ходят в школу и институты. Жизнь там трудно назвать чудесной, но она и не катастрофическая.

Донбасс строит свое государство, его можно называть псевдогосударством, бандитской властью и исчадием ада, но он выбрал свой путь, заплатил за это большой кровью и не собирается со своего пути сворачивать.

После трехлетней войны с Украиной и тысяч смертей лишь при одном упоминании о возможном возвращении в Украину резко звучит ответ: нам дороги туда нет, если будет надо, мы все возьмемся за оружие, но назад не вернемся!

Покидал я город с чувством благодарности к этим людям, готовым поделиться последним, несмотря на то, что им самим приходится несладко. Так получилось, что проезжал мимо знакового места для всего Донбасса – мимо Саур-Могилы, где испытал самые сильные потрясения за последнее время. Здесь летом 2014 были самые ожесточенные бои, высота несколько раз переходила из рук в руки, и то, что я увидел там, не укладывалось в голове!

У подножия высоты два села: Саур-Могила и Степановка. Так вот, они были просто растерзаны снарядами и ракетами. Южная оконечность Саур-Могилы была практически сметена, остались только фундаменты домов. Степановка пострадала еще больше, на всем протяжении села были участки, где от групп домов и построек остались только остовы, громадные проломы зияют в стенах и крышах от прямых попаданий снарядов, не устояли даже печные трубы, их просто сметало мощными взрывами.

Кое-где оставались целые дома, и в них еще жили люди! Понимаю, здесь прошла война и без потерь на войне не бывает. А этих за что!? Ведь это мирные селяне, спокойно жившие на этой земле! И сколько их здесь полегло? Да и кто их считал!

Два уничтоженных села наглядно демонстрируют, как дорого Донбасс заплатил за свою свободу, и трудно себе представить, что народ и эта земля могут быть покорены убогими укронацистами, которые и не представляют, какая сила им противостоит.

Юрий Апухтин

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Прошедшие выборы Президента России, состоявшиеся в прошедшее воскресенье, вызвали огромный шквал самых различных откликов.
Старый Свет полярно отреагировал на результаты выборов президента России, которые прошли в минувшее воскресенье.
С 2005 года закрыто более 35 000 крупных и средних заводов. Вдумайтесь в это число: каждый день включая выходные на протяжении 12 […]
Подробности Просмотров: 2 Наглое открытое глумление Дьявола — Князя мира сего над Справедливостью.