Ура-патриотическое, но не фантастика


Великая Русь, 16 апр. 2018   –   mikle1.livejournal.com



Помните, с каким придыханием относились у нас ко всему иностранному 25-30 лет назад? Тогда многим казалось, будто Россия безнадежно отстала от Запада по всем параметрам и что наша вечная судьба — догонять, пытаясь занять хотя бы предпоследнее место.

Однако парадокс состоит в том, что лозунги идеологов перестройки успешно воплотились в реальную жизнь лишь после того, как перестали следовать их советам. России советовали во всем подчиняться Западу — мы начали проводить самостоятельную политику. От нас требовали поставить во главе страны какую-нибудь прозападную фигуру — мы выбрали пророссийскую. Нам рекомендовали перепрофилировать танковые заводы на выпуск сковородок — мы продолжили выпускать танки.

detail_2505385892624f18d95db530b8373bef.jpg

В девяностые годы, когда друг Билл улыбался другу Борису, мы питались одними макаронами и с ужасом смотрели репортажи “600 секунд”. Сейчас, когда американские политики самого высокого ранга дружно называют Россию “врагом номер один”, наши дела обстоят не в пример лучше. Со стороны может даже показаться, будто дружба с Западом приносит нам сплошные несчастья.

Полагаю, однако, что разгадка заключается вовсе не в отношениях России с теми или иными государствами. Гораздо важнее то, что происходит внутри наших собственных границ.

Вторая половина восьмидесятых и все девяностые стали периодом бесконечных реформ: мощный ветер перемен выдувал из страны всю почву, на которой могло бы прорасти что-то новое. В нулевые в Россию пришла относительная стабильность, а вместе с ней и изменения к лучшему, которые не могут не замечать уже даже самые ортодоксальные скептики.

Столыпин сказал в 1907 году: “Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней Poccии”. Сейчас, в 2017-м, мы можем констатировать его правоту — стабильность действительно изменила Россию до неузнаваемости. Пожалуй, если бы я перенесся на машине времени из 2000 года в наши дни, я был бы поражен прогрессом, которого мы достигли за это время.

Не будем перечислять все - этим занимаются сайты типа “Сделано у нас” и делается реально много для снижения зависимости от Запада. Благо США и Ко своими санкциями и русофобией очень способствуют созданию автаркии на шестой части суши.

Экономика России удивительным образом пришла ровно в то состояние, о котором нам так красочно рассказывали ораторы времен недоброй памяти перестройки. Их рассказы о будущем процветании нашей страны, ставшие в лихие девяностые поводом для множества горьких шуток, неожиданно сбылись.

Судите сами.

Россия производит и экспортирует уже не только еду, холодильники, стиральные машины и автомобили, но даже и одежду, причем не куда-нибудь, а в Китай. Отчасти именно благодаря развитию внутреннего производства удалось резко замедлить рост цен — инфляция снизилась.

ВВП страны снова начал расти. Рост всего лишь два процента годовых, но это именно рост, а не падение и не топтание на месте. Прогнозы по росту нашей экономики также положительные, причем с оптимизмом на будущее России смотрят не только наши министры, но и международные рейтинговые агентства.

Туризм процветает. Эксперты вот уже третий год подряд называют Санкт-Петербург лучшим туристическим городом Европы: согласно их мнению, Северная столица России обгоняет Рим и прочие традиционные направления по безопасности, инфраструктуре и развитости гостиничной сети.

В 2016 году Санкт-Петербург посетили семь миллионов туристов — это больше, чем все население города. Россия становится по-настоящему модной, причем одинаково сильный интерес к нам проявляют как европейцы с американцами, так и китайцы.

В мировом рейтинге конкурентоспособности нам ставят все более и более высокие оценки. В прошлом году ВЭФ поднял нас в этом рейтинге сразу на пять позиций, указав в первую очередь на значительное улучшение общей макроэкономической ситуации.

Наконец, строящийся небоскреб петербургского “Лахта-центра” стал самым высоким зданием Европы, оттеснив на второе место московскую башню “Федерация-Восток”. Теперь в России находятся сразу четыре самых высоких европейских здания, ближайший конкурент — лондонский The Shard — опустился на пятое место.

А Крымский мост? А газопроводы в ЕС и КНР? Да разве всё перечислишь? Кстати, ничего плохого в экспорте нефтепродуктов и газа нет - не смущает же это саудитов, норвежцев и прочих.

Это так, внешние и не самые существенные факторы. Главное в том, что истерика на Западе растет и множится, санкции не утихают и провокации продолжаются. Значит мы не в 90-х, когда там очень нравилось все, что у нас творилось.

Использован материал https://ria.ru/analytics/20171006/1506308036.html

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии