Клайпеда и спасению Малой Литвы


Великая Русь, 19 мая 2018   –   mikle1.livejournal.com



«Восстание» 1923 года в Клайпеде – операция, спланированная генштабом Литвы 

90 лет прошло с момента первого присоединения Клайпеды к Литве, но все еще существуют разночтения в оценке произошедшего 15 января 1923 года. Некоторые историки повторяют довоенную сказку «о восстании местных жителей-летувининкасов». Другие стыдливо говорят о переодетых в цивильное бойцах военизированных формирований — «шаулисах» и отдельных внедренных «к повстанцам» военнослужащих Литовской армии.

https://topwar.ru/uploads/posts/2015-10/1444529558_0_c6494_74ca4f29_orig.jpg А потом было и это

Между тем существующие свидетельства позволяют однозначно утверждать, что присоединение инициировало тогдашнее правительство Литвы, а организовало управление разведки при Генеральном штабе. Армия при содействии двух общественных организаций лишь провела операцию.

Об офицерах

Отчего же и довоенные историки, и некоторые современные исследователи так непоследовательны в вопросе того, чьими руками было проведено присоединение? Оттого, что пришлось бы вернуться к оценке роли армии в жизни довоенной Литвы, к борьбе группировок в недрах армии, и, в конечном счете, к вечному вопросу – причинах нейтральности («бездействия») армии в событиях лета 1940 года.

Признав роль армии, а не «восставших», пришлось бы говорить о Генеральном штабе, вспоминать неудобные факты биографий руководителей. А главное – вспомнить, что 90 процентов офицеров Литовской армии – это птенцы старой русской армии.

Неверие и ложная скромность здесь ни при чем. Подобные факты ни в межвоенный период, ни сейчас не укладываются в идею самостоятельного развития.

Выгодно создавать миф, что армия в 1918 году создавалась почти что с нуля. Какой, мол, генералитет, какой генштаб у молодого государства? Кадры и притом опытные (обладавшие как многолетним боевым опытом, так и академической выучкой), в Литве с конца 1918 года имелись.

Парадокс, но как и Красную армию России, Вооруженные силы Литвы в конце 1918-середине 1919 годов создавали военспецы старой императорской армии. В Литву после развала старой русской армии вернулись несколько сот (!) офицеров-литовцев различных специальностей и званий. Среди них были как офицеры военного времени (выпускники ускоренных курсов, выпускники университетов), так и офицеры, закончившие военные училища еще до Первой мировой войны. Служил в Литве и человек, закончивший элитное учебное заведение — Академию генерального штаба в Петербурге.

Всего вернулись: боевой генерал Сильвестрас Жукаускас, два находившихся на генеральских должностях лица, двенадцать полковников, сорок шесть подполковников и капитанов (майорский чин с 1884 года по армии не присваивался), более ста пятидесяти младших офицеров — от прапорщиков до штабс-капитанов, несколько сот унтер-офицеров.  Риторический вопрос: сколько литовцев-«военспецев» принимали участие в операции по захвату Клайпеды и в ее планировании?

http://2.bp.blogspot.com/-MHxgYExlzWQ/UbFXK1_npuI/AAAAAAAAAFk/a8FP6_LtQ4I/s1600/934687_558933757479761_1080874839_n.jpg…и это

Об организации

В своих воспоминаниях тогдашний премьер-министр Литвы Эрнестас Галванаускас утверждает, что многие лидеры Малой Литвы не хотели присоединения Мемеля к Литве вооруженным путем. Они знали, что фактическое взятие края под свой контроль проведет армия, и это им казалось не очень этичным, а то и попросту опасным. Кому же из руководителей Литвы конкретно принадлежит идея присоединения Клайпеды к Литве? Безусловно, необходимость момента чувствовали и дипломаты, прощупавшие позицию стран Антанты, и исполнительная власть, и высокопоставленные военные.

В ноябре 1922 года премьер Э. Галванаускас провел решающую встречу с членами правительства и руководством армии. Он поставил вопрос о дате операции и ее руководителе. По воспоминаниям Э. Галванаускаса, многие видные дипломаты и политики отказались от чести быть руководителем «восстания». Тогда слово взял работник разведуправления генштаба и предложил себя в качестве руководителя. Это был капитан Йонас Половинскас, один из создателей военной разведки Литвы. Официальным «вождем» согласился быть Эдмунас Симонайтис, один из лидеров Малой Литвы.

Половинскас высказался за тщательную подготовку операции, за широкое ее финансирование. Необходимо было провести, как бы сейчас сказали, операцию прикрытия.

6 января был образован Главный комитет по спасению Малой Литвы. Его председателем выбран авторитетный деятель из числа «летувининкасов» Мартинас Янкус. После утверждения операции правительством Э. Галванаускаса был дан соответствующий приказ по армии «освободить Клайпеду». Непосредственное руководство операцией с этого момента перешло к реальному руководителю «восстания» капитану Й. Половинскасу.

Но подобную операцию, тем более поданную мировому сообществу как «восстание местных жителей», нельзя провести, лишь имея молодежь, пусть и патриотично настроенную, да смелых сельских парней-добровольцев.

Требовались офицеры, унтер-офицеры и нижние чины с опытом зимних боев. Основной силой в операции выступали рядовые воины Литовской армии, члены союза стрелков, молодежь из местных жителей. 20 из них погибли в боях с французской армией и немецкими полицейскими.

Как известно, армия наступала на Клайпеду с трех направлений, в город вошли лишь два отряда, а один заблудился в метель. Французы особо не защищались, упорство оказали лишь немецкие полицейские. Серьезный бой завязался в районе Сяндвариса (ныне перекресток улиц Мокиклос-Саусе 15 — Тильжес), где немцы установили пулемет. Здесь предположительно погиб капитан Эдуардас Норейка, кавалер двух Крестов Витиса, полученных за бои с большевиками в 1919 и поляками в 1920 годах.

О деньгах

Подробностей планирования тайной операции по захвату у французов Мемеля не сохранилось. Известно лишь, что управление разведки начало подготовку к «восстанию» еще осенью 1922 года. Уточнялись численность французов, силы и настроения немецкой полиции, изучались подходы к Клайпеде, переправлялось оружие. В декабре 1922 года Й. Половинскас и один из руководителей союза «шаулисов» А. Марцинкявичюс прибыли в Мемель, чтобы осмотреться перед началом операции, что называется, на месте.

Особое значение уделялось формированию Комитета спасения, проверке его членов, распределению средств среди нужных людей, обеспечению безопасности операции, а особенно — сокрытию связей комитета с литовской разведкой. Немецкая полиция, безусловно, отслеживала настроения жителей и догадывалась, что «летувининкасы» что-то затевают. С частыми визитами в Мемеле были замечены неизвестные лица с военной выправкой, которую нельзя было скрыть под крестьянской одеждой.

Марцинкявичюс в своих донесениях в первых числах января указывал, что, убеждая членов Комитета спасения начать восстание в оговоренные сроки, высказал последний аргумент – пообещал единовременные выплаты и зарплату. Правительство слово сдержало — после взятия Клайпеды членам Комитета по спасению Малой Литвы была установлена зарплата в размере 600 литов. Этому есть подтверждение в материалах Государственного архива.

https://cont.ws/uploads/posts/221620.jpg… и ЭТО!

Валерий РАЕВСКИЙ.

(Продолжение следует).

http://www.kurier.lt/klajpeda-kak-eto-bylo-v-1923-m/

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

ООН: население России сократится до 132,7 млн человек к 2050 году Через 30 лет численность населения России сократится до 13 […]
Пусть она начнется и не сегодня, но в пределах одного поколения (то есть, 20-25 лет) - точно. И жратвы Песцу будет более, чем достаточно.
Вся на­ци­о­наль­но-оза­бо­чен­ная ту­сов­ка небрат­ских на­ро­дов быв­ше­го СССР, счаст­ли­во из­бе­жав­шая под сенью рос­сий­ско­го […]