Цыгане атакуют Швецию


Великая Русь, 17 июня 2018   –   mikle1.livejournal.com



https://icdn.lenta.ru/images/2018/06/16/19/20180616190606238/pic_4a91978d730810b63373edc348e9f288.pngСовет шведского города Эскильстуна проголосовал за запрет просить милостыню без специального разрешения, которое нужно будет получать в полиции, пишет The Local.  Ранее издание со ссылкой на министра по вопросам равноправия Асу Регнер писало, что сейчас улицы страны заполонили мигранты из Европы, и большинство попрошаек в Швеции — это цыгане из Румынии. «Ситуация ужасная. Так не должно быть, чтобы человек был вынужден просить милостыню», — отмечала Регнер.

Против инициативы выступали левые, зеленые, либералы и христианские демократы. За — социал-демократы, центристы, националисты и консерваторы. Последние, впрочем, критиковали меру как мягкую и «нормализующую попрошайничество».

Норма начнет действовать с октября, если ее не отменит Административный совет округа. Подобное уже случалось в стране: в феврале этого года совет город Веллинг одобрил полный запрет на попрошайничество, но решение было заблокировано.

Член совета Джимми Янссон отметил, что такое ограничение лучше, чем полный запрет, поскольку позволяет выявить мошенников и помочь по-настоящему нуждающимся — они смогут обратиться в благотворительные организации и получить необходимую поддержку. Премьер-министр Швеции Стефан Левен назвал идею «интересной».

Полный запрет на попрошайничество уже действует в соседних скандинавских странах — Норвегии и Дании. В Швеции инициативу безрезультатно пытаются ввести последние пару лет.

https://lenta.ru/news/2018/06/16/licence/

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Вчера, 16 июня украинские так называемые патрiоты собрались у здания российского консульства в Одессе, чтобы побросать в него мя […]
Кремль напуган возможными волнениями в результате антинародных инициатив правительства — в частности, планов повысит […]
«Северный поток — 2» является ничем иным как российским оружием, и оно уже находится в Берлине.
Это психологически сложный, но интересный вопрос - как нам относится к себе после смерти.