Еврейские солдаты Гитлера


Великая Русь, 17 июля 2018   –   mikle1.livejournal.com



http://jewish.ru/history/facts/2013/02/kurzem.jpgОчень интересная тема, учитывая нашумевшие данные украинца-профессора (!) Яременко о 400 тысячах евреев-СС, вторгшихся на Украину (видимо, плечом к плечу с бандеровцами) и нашумевшей книги Брайена Марка Ригга “Еврейские солдаты Гитлера”, где “методом экстраполяции” вычеслена численность евреев в вермахте - 150 тысяч! (Вышла в 2003).

Согласно данным всегерманской переписи населения, в июле 1933 года на территории Германии проживали 503.900 евреев. По данным Национального объединения евреев Германии, к 10 января 1941 года из Германии выехали 347 183 еврея с членами их семей. К 1 сентября 1944 г. в Германии оставалось все еще 14.574 еврея (считать немцы умеют!), не заключенных в лагеря, большей частью - супруги неевреев или “мишлинги”, причисленные к евреям. Общее число немецких евреев, убитых нацистами или погибших вследствие гонений, оценивается в 160 тысяч. В 1951 г. еврейская община Западной Германии, включая Западный Берлин, составляла 22.431 человек.

Перепись 1939 г. дала 115,5 тысяч (включая Чехию) так называемых “мишлингов”, то есть четверть и полуевреев. По мнению Игоря Островского (сайт www.berkovich-zametki.com, “Заметки по еврейской истории”), для столь малого их количества было три причины: часть лиц смешанного происхождения эмигрировала, часть была причислена к полным евреям, часть сумела утаить своё происхождение.

Этот же автор пришел к выводу о том, что в вооруженных силах нацистской Германии могло служить максимум 15 тысяч “полуевреев” (“мишлингов” первой степени). “Мишлинги” же второй степени (“четверть-евреи”), число которых в рядах вермахта была того же порядка, как и “полу-евреев”, провоевали всю войну, разделив тем самым судьбу остальных гитлеровцев. Эти люди, как правило, осознавали себя ) “немцами и патриотами”, и примесь в них еврейской крови для них уже ничего не значила. Именно они организовали в Германии “союз евреев немецкого происхождения” и “черный флажок”.

Б.М. Ригг в результате архивных изысканий и его личных контактов составил список из 97 евреев, служивших в вермахте и СС. Эти задокументированные случаи сомнений ни у кого не вызывают. Так вот, в этом его списке значится 5 солдат войск СС и 1 эсэсовец. Это количество (всего-то 6 человек!) явно несопоставимо с количеством погромщиков с эсэсовскими эмблемами, которые действительно пришли с фашистами в Украину.

Но земляки мифотворца Яременко, (украинский “мыслитель” Василь Яременко, выпустил не так давно свою книгу, в которой написал буквально следующее: “400-тысячная орда евреев-эсэсовцев пришла с фашистами в Украину”.) встретившие в Львове пришедшую в конце июня 1941 года с запада орду, сразу же отметили, что говор-то у погромщиков украинский, а не еврейский. Да и в Бабьем Яру карателей выдавал, в основном, западноукраинский диалект. Так что, Яременко поистине валит “с больной головы на здоровую”.

Уместно коснуться здесь и ехидного вопроса о том, откуда взялись 10173 еврея, пленных Красной Армии. Во-первых, в войсках союзников Гитлера, евреи определенно служили. А уж “полу-евреи” и “четверть-евреи” - тем более. И когда гитлеровцев стали гнать на запад, среди толп вояк, сдающихся в плен, всплыли и эти “шлымазлы”, предъявившие в подтверждение своего еврейского происхождения тщательно скрываемый дотоле от нацистов “документ”, расположенный ниже пояса. Опять-таки из непреодолимого желания выжить, теперь уже в среде, в которой евреев пока привечали.

Путь в предатели - через кровь и ужас

Илье Гальперину, уроженцу белорусского местечка Койданов, еще не было шести лет, когда началась война. Появившиеся вслед за немцами из соседней Латвии каратели тут же принялись уничтожать евреев. Вначале они убили мужчин, среди которых был и отец Ильи. На следующий день было намечено уничтожение женщин и детей. Мальчик, прослышав об этом от матери, ночью бежал из дому, испытывая непреодолимое желание остаться живым, и заснул под каким-то деревом.

А утром, разбуженный страшными криками, он стал свидетелем жуткого зрелища, когда на его глазах в свежевырытую яму палачи спихивали зверски убитых его односельчан. Прячась за деревом, он грыз от отчаяния свои руки, чтобы не закричать и не броситься к своим близким. На его глазах застрелили его мать и закололи штыками его младших братика и сестричку. Девять месяцев ему довелось скитаться по лесу и попрошайничать, пока его кто-то из местных не привел к латышским полицаям. Один из них пожалел Илью и взял его к себе. Но когда он раздел этого светловолосого мальчугана, имевшего чисто “арийскую” внешность, чтобы отмыть его от грязи, то сразу же установил его иудейское происхождение. Оба решили держать этот факт в глубокой тайне, ибо разоблачение могло грозить смертью обоим. Полицаи приняли его в свою среду в качестве талисмана, т. е. человека, приносящего счастье.

Когда их батальон получил статус подразделения СС, то специально для него сшили униформу с эсэсовскими знаками отличия, длиннополый кожаный плащ и выдали ему пистолет. Его стали снимать на ролики и для газет, он также дефилировал перед фюрером в качестве “самого молодого нациста рейха”. Затем латышские эсэсовцы взяли его с собой на российский фронт. Там он стал свидетелем множества злодеяний, чинимых этим формированием, руководство которым осуществлял печально известный латышский нацист Карлис Лобе. На его глазах были сожжены в синагоге вблизи Слонима 1600 евреев. Однажды его заставили выстрелить из пистолета в одного из еврейских подростков, пойманных солдатами. Илью часто использовали как приманку.

Ему поручали завлекать местных девушек в расположение их отряда, которых затем жестоко избивали и насиловали. А когда его отряд использовали для того, чтобы загружать в товарные вагоны евреев для отправки в лагеря смерти, то ему давали плитки шоколада, чтобы он с их помощью заманивал людей в вагоны. Ненавидя своих хозяев Илья старался быть безотказным, чтобы выжить, постоянно находясь под страхом разоблачения.

В 1944 году некий Лобе переправил Илью жить в латышскую семью, в которой его принудили к составлению письменных показаний, оправдывающих деяния Лобе. Однако вскоре евреи, знавшие правду о злодеяниях Лобе, стали направлять подростку гневные анонимные письма. Не выдержав всего этого, он в 1949 году отправился в Австралию. Там он со временем обосновался, завел семью и стал Алексом Курземом (эту фамилию латыши дали ему еще раньше по названию местности, откуда они были родом). Ни его жена, ни трое сынов не знали правды о его прошлом. По ночам его нередко мучили кошмары и обрывки давивших его воспоминаний.

Десять лет назад (материал подготовлен в 2009 году), в 1997 году, он не выдержал и обрушил на своего сына Марка правдивый поток информации о своей жизни. Марк Курзем после 10-летней скрупулезной работы выпустил книгу о своем отце под названием “Талисман: необычная история маленького еврейского мальчика и карательного отряда СС” (книга опубликована издательством Rider Books). Еще есть интервью, взятое Ольгой Крейг у Алекса Курзема, оно было опубликовано 10 июня 2007 года в газете “The Sunday Telegraph”.

Уроженец Львова Хаим Сегал родился в добропорядочной еврейской семье, в которой соблюдались обряды и каждую пятницу зажигались свечи. Хаим унаследовал профессию отца и стал часовым мастером. У него уже была невеста, но свадьбе помешала война. Коммунистам в семье не верили, а в ответ на слухи о травле немцами евреев его отец, скептически относившийся к “советской пропаганде”, упорно твердил: “Не так страшен черт, как его малюют”. Хаим, у которого украинский был родным языком, проявил недюжинную изворотливость.

Напросившись как-то на ночлег в один из домиков на окраине города Ровно, прибрал к рукам документы сына хозяйки дома, пропавшего два года назад, и превратился в Кирилла Коваленко. В поисках работы он наткнулся на объявление о наборе добровольцев в Украинскую повстанческую армию (УПА), атаманом которой был пресловутый Бульба-Боровец (это была УПА “бульбовцев”, предтеча более известной бандеровской УПА). Хаим решился стать добровольцем (!) и пришел записываться в отряд к сотнику Степану Конько. При записи в сотню Хаиму пригодилось его ремесло, поскольку у сотника оказались неисправными часы. С поломкой он быстро справился, и обрадованный сотник тут же принял его к себе в отряд.

Жизнь Хаима в отряде началась с учебы. Вскоре стал одним из лучших стрелков, тренируясь в стрельбе по трем мишеням с надписями “коммунист”, “москаль” и “жидюга”. Месяц спустя на севере Полесья началась “практика”. Хаим был примерным бойцом, и когда в одной из стычек с партизанами погиб Степан Конько, то атаман Бульба назначил его сотником, а затем сделал его своим личным адъютантом.

Ретивая служба Хаима своим новым хозяевам ознаменовалась тем, что по договоренности с немецким командованием его назначили комендантом полиции города Дубровицы. Назначая его на эту должность, атаман Бульба предписал ему в первую очередь “покончить с жидами” этого города. Хаим принимал личное участие в облавах и погромах. Подавая пример своим полицаям, он лично расстреливал женщин и детей. Не забывал он лично активно участвовать и в акциях по насильственной отправке украинской молодежи в Германию. “Слава” о его зверствах дошла до партизан, но поймать его они так и не смогли, несмотря на все их усилия.

Хаим удрал с Украины вместе с отступавшими немцами, и после войны под именем убитого им польского еврея Карла Ковальского жил в Западном Берлине. По его просьбе еврейская община города взяла его на свое довольствие, проверив у него путем непосредственного осмотра лишь один “документ”. Хаим отпустил пейсы и в неизменном головном уборе каждый день питался в одном из кашерных кафе. В этом набожном на вид еврее, бережно прикасавшемся к висящей при входе в кафе мезузе, работавшая в нем посудомойкой женщина узнала палача Кирилла Коваленко. Она вспомнила, как когда-то он лично силой затаскивал ее в вагон перед отправкой поезда из Дубровиц в Германию. Она же и сообщила о нем в районный отдел КГБ после возвращения в Дубровицы.

Суд, состоявшийся в городе Ровно, приговорил этапированного туда Хаима к расстрелу. Прокурор не преминул в своем обвинительном заключении проиллюстрировать этим случаем связь международного сионизма с украинским буржуазным национализмом. Глупость, конечно же. Вряд ли Хаим даже знал такое слово - “сионизм”…( Из книги Самуила Гиля “Кровь их и сегодня говорит”. Первое издание ее было в 1995 году в Нью-Йорке. Десять лет спустя второе издание, исправленное и переработанное, появилось в Москве. В книге по данным архивных документов содержится мартиролог евреев, уничтоженных нацистами в городах и местечках Украины - 1010531 человек, а также поименно указан список 164 палачей, уничтожавших евреев. Среди них под номером 152 значится Хаим Сегал (он же К. Коваленко) - комендант полиции.)

Идеологическое сотрудничество евреев с властями и с гестапо, нацеленных на их уничтожение, имело место, но встречалось редко. Контакты с нацистами пыталась установить сионистская ревизионистская партия. В целях организации массовой эвакуации евреев из Германии она снизошла до использования фашистской терминологии и указания на сходство между двумя партиями - своей и нацистской (читатель может прочесть об этом в Энциклопедии “Холокоста”). Печально знаменит казненный Боевой еврейской организацией в 1943 году Альфред Носсиг, шпионивший в Варшавском гетто по поручению гестапо, а также Абрам Ганцвайх, возглавлявший гестаповскую сеть в Варшавском гетто. Эта сеть делала ставку на победу Германии и пропагандировала антисоветские и антиславянские настроения. После Варшавского восстания она куда-то бесследно сгинула.

Участие в еврейской полиции приводило по приговору советских военных трибуналов к тюремному заключению, обычно сроком на 10 лет. После образования Израиля кнесет принял закон о судебном преследовании нацистских военных преступников, а также тех, кто сотрудничал с нацистами в их злодеяниях. Около 40 евреев были обвинены в пособничестве нацистам и приговорены к тюремному заключению.

- в 1942 г. бандеровцы разгромили УПА Бульбы-Боровца, недостаточно рьяно служившего гитлеровцам и сотрудничавшего с партизанами. Жену Бульбы, Галину, истязали и убили, что не помешало самому Бульбе жить душа в душу с Бандерой в спецблоке Целенбау и даже выпускать вместе газету “Параша”. В конце 42-го бандеровцы начали с помощью гитлеровцев формировать УПА, куда и был откамандирован гауптман Роман Шухевич и практически весь состав 201 шуцманшафтбатальона, состоявший из бывших вояк батальона ”Нахтигаль”.

Еврейские солдаты Гитлера?!

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Яков Кедми считает, что Европа не имеет права учить Россию правам человека Подрастающее поколение — пожалуй, самая перспекти […]
На прошедшем в Астане форуме мэров городов международного проекта «Шелкового пути» градоначальники и эксперты договорились об экономи […]
Вся Евразия от Великобритании до Аляски была заселена не просто славянами, а русскими Валерий Чудинов Русская письменность су […]
Проекты активно применяют в шоу-бизнесе и тогда надрывно скрипящий исполнитель эстрадной скукотищи, вдруг превращается в “серебряный […]