Я устроил руссим Перл-Харбор”


Великая Русь, 8 февр. 2019   –   mikle1.livejournal.com



Явное преувеличение американского пилота, впоследствии ставшего сотрудником ЦРУ, касается довольно известного эпизода Холодной войны, о котором ходит достаточно много сведений, полученных из “заслуживающих доверия источников”. Впервые я писал об этом в 2011 году. С тех пор мало что изменилось, но всё же есть смысл еще раз вернуться к тому, что один из владельцев компании “Coca-Cola Bottling Co” в Вашингтоне охарактеризовал как «инцидент, который стал позорищем для США. Сама идея о том, что два пилота не знали, где они находятся, не знали места расположения советской границы и были не способны понять, что за аэродром они атакуют, кажется невероятной. США заявили, что удар был нанесен из-за ошибки в навигации и неверной оценки ситуации. Командующий ВВС был снят, а пилоты наказаны. Штаты предложили оплатить ущерб. СССР принял решение не раздувать скандал».

Летчики 69-го гвардейского истребительного авиаполка получают почту на летном поле. На заднем плане  истребитель Р-39 «Аэрокобра» (Bell P-39N-1 Airacobra) командира эскадрильи гвардии капитана Н. Прошенкова. 1-й Украинский фронт.

Впрочем, минимум один наказанный сделал неплохую карьеру. А для ВС СССР инцидент стал хорошим уроком. Тем более, если обратиться к материалу 2011 года, лживость оправданий США очевидна. Ниже я внес некоторые правки, уточняя уже известные ранее детали.

Итак,

осенью 50-го вовсю громыхала война на Корейском полуострове. Залпы грохотали совсем рядом от нашей общей с корейцами государственной границы. К тому же американцы и их союзники не слишком-то церемонились с соблюдением международного права. Боевые самолеты вероятного противника совершали систематические полеты вблизи советских городов и военных баз. Хотя СССР официально в войне не участвовал, доходило дело и до вооруженных столкновений.

В ночь на 26 июня 1950 года в международных водах южнокорейские боевые корабли обстреляли кабельное судно «Пластун», входившее в состав 5-го ВМФ СССР (нынче — Тихоокеанский флот). Был смертельно ранен командир «Пластуна» капитан-лейтенант Колесников, ранены помощник командира лейтенант Ковалев, рулевой и сигнальщик. Корабли противника отошли лишь после того, как моряки «Пластуна» открыли ответный огонь из 45-миллиметровой пушки и крупнокалиберного пулемета ДШК.

Таков был военно-политический фон в то время на Дальнем Востоке. Неудивительно, что части и соединения советских Вооруженных сил в тех краях находились в постоянном напряжении. Тревоги, приказы о немедленном рассредоточении следовали один за другим.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/2c/Bell_P-63_Kingcobra_42-7010.jpg Кингкобра

7 октября 1950 года именно такой пришел в 821-й истребительный авиаполк 190-й истребительной авиадивизии, вооруженный старыми американскими поршневыми «Кингкобрами» Р-63 и еще более старыми “Аэрокобрами” Р-39, полученными еще по ленд-лизу в годы Второй мировой войны (тогда они были великолепны). Летчикам предстояло срочно перелететь на полевой аэродром Тихоокеанского флота Сухая Речка в Хасанском районе Приморского края в 100 километрах от советско-корейской границы. К утру 8 октября все три эскадрильи полка уже стояли на новом месте (вроде бы 20 машин - для участия в учениях). Дальше началось нечто почти невероятное.

http://xn--80aafy5bs.xn--p1ai/wp-content/uploads/2017/09/R-39.jpgР-39 Аэрокобра

В воскресенье в 16 часов 17 минут по местному времени над Сухой Речкой внезапно появились два реактивных самолета. На бреющем полете они прошли над аэродромом, потом развернулись и открыли огонь. Никто ничего и понять не успел, как шесть советских самолетов оказались повреждены, а один сгорел. О том, были ли в составе 821-го авиаполка убитые и раненные, в архивных документах нет ни слова.

Скорее всего, потерь не было вовсе. Этот аэродром подскока не был оборудован средствами ПВО, перегнанные эскадрильи стояли без боезапаса и топлива (в остатках), дежурного звена не было назначено, у стоящих открыто двумя рядами на поле машин никого не было, как не было и комполка, улетевшего на согласование учений с сухопутными частями.

Выяснилось, что штурмовали Сухую Речку американские истребители F-80 «Щутинг стар». Преследовать реактивные F-80 «Шутинг Стар» («Метеор») летчики 821-го авиаполка и не пытались. Да это было бы и невозможно на их поршневых «Кобрах».

На другой день в Москве в кабинет первого заместителя министра иностранных дел Андрея Громыко был вызван советник-посланник посольства США в СССР У. Барбур. Ему была вручена нота протеста с требованием расследования опаснейшего инцидента и строгого наказания виновных в атаке на аэродром Сухая Речка. Еще через десять дней правительство Соединенных Штатов по этому же поводу направило официальное письмо Генеральному секретарю ООН. В нем оно сообщило, что нападение на территорию Советского Союза стало «результатом навигационной ошибки и плохого расчета» пилотов. А еще — что командир авиационного соединения, в которое входили F-80, смещен с должности, дисциплинарные взыскания наложены и на летчиков.

Участники этих событий с советской стороны считают, что ни о какой навигационной ошибке речь идти не могла. По их мнению, имела место быть чистейшая провокация.

https://i.imgur.com/E74sV74.jpg

В этом уверен, например, бывший летчик 821-го авиаполка В. Забелин (на фото выше, 1950 г. на крыле своей Кобры). По его словам, «американцы прекрасно видели, куда летят. Пролетели 100 километров от нашей границы с Кореей. Они все прекрасно знали. Это придумали, что молодые летчики заблудились».

Кроме того, Забелин вспоминал, что командир оскандалившегося истребительного полка полковник Савельев и его заместитель подполковник Виноградов, не сумевшие организовать отпор американцам, были отданы под суд и понижены в должностях, фактически став стрелочниками. Для укрепления государственной границы из Подмосковья на Дальний Восток командование ВВС срочно перебросило 303-ю истребительную авиадивизию, вооруженную реактивными МиГ-15. Такие боевые машины с американцами могли биться на равных. Возможно, именно по этой причине F-80 больше в советском небе не появлялись. Хотя в продолжавшейся войне на Корейском полуострове «Шустинг стары» с МиГами сражались, и не раз.

Любопытно, что в Соединенных Штатах об этой истории вспомнили лишь когда закончилась «холодная война» — в 1990 году. В «Вашингтон пост» появилась статья под названием «Моя короткая война с Россией». Ее автор — Олтон Квонбек, бывший сотрудник ЦРУ и сенатского комитета по разведке. А еще — бывший пилот одного из двух американских истребителей, штурмовавших аэродром Сухая Речка в 1950 году. Квонбек снова отстаивал версию о навигационной ошибке, которая, будто бы, привела к серьезнейшему международному инциденту, улаживать который пришлось даже ООН. Якобы виной всему низкая облачность и сильный ветер.

В статье американского экс-пилота говорится: «Я не знал, где мы находимся. Через просвет в облаках я увидел, что мы находимся над рекой в долине, окруженной горами… По пыльной дороге на запад шел грузовик». Квонбек, по его словам, решил догнать автомашину. Она и привела к аэродрому. Автор статьи утверждает, что ему показалось, будто это северокорейский военный аэродром Чхонджин. «На аэродроме стояло много самолетов — мечта любого летчика, — продолжает он. — На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Времени на принятие решения почти не было, топливо тоже было на исходе… Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал, как я». «Для русских это было как Перл-Харбор», — не отказал себе в сильном преувеличении Квонбек.

Герой войны в Корее генерал-лейтенанта Георгия Лобова, командовавшего в ту пору 64-м авиационным корпусом оставил воспоминания.

В то, что американцы бомбили советский аэродром по ошибке, он не верил. По свидетельству Лобова, никакой низкой облачности над Сухой Речкой в тот день не было. Наоборот, светило яркое солнце, что исключало потерю ориентировки пилотами F-80.

https://i.imgur.com/nq1VpMh.jpg

По данным советского генерала, очертания тихоокеанского побережья на подходе к цели были прекрасно различимы с воздуха, а они совсем не похожи на те, что вблизи корейского аэродрома Чхонджин. Это обстоятельство, а также послевоенный послужной список Олтона Квонбека, ставят под сомнение версию Вашингтона и искренность его извинений перед Советским Союзом.

P.S. Еще одно дополнение. Я встречал утверждения, даже со ссылкой на Забелина, о том, что пара сделала два захода и уничтожила 20 машин из 40. Равно как и утверждение, что было убито несколько человек, которым и поставили памятник, на данный момент без таблички и безымянный (фото в материале 2011г.). Вот только все произошло в 1950 году и уже через 35 лет, в 85-м, об этом эпизоде говорили открыто в ВВС. И были живы и при памяти офицеры полка - им было от 50-ти и больше. В те годы я чуть не каждую неделю был то в институте летчиков, то на аэродроме, то на каких-то семинарах и сборищах ветеранов и т.д. Речь о том деле заходила по понятным причинам часто и всегда говорили о том, что никаких жертв не было. Как нет упоминаний о них ни в каких архивах, хотя сегодня погибшие в Корее пилоты известны.

https://www.rubaltic.ru/context/08102018-nash-perl-kharbor-zovetsya-sukhoy-rechkoy/

https://primamedia.ru/news/466023/ и др. открытые источники.

Подписаться




или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии