Деградация Олимпиад и олимпизма


Великая Русь, 7.06.2019 07:00   –   mikle1.livejournal.com


Олимпийские игры изначально, если верить истории, были придуманы, как некий способ, решения политических вопросов. По крайней мере нас так учили. Но спорт и политика не смогли жить друг без друга. А после принесшей более 5 млн франков Олимпиады-24 в Париже к ним присоединился третий “друг” - бизнес. Сегодня тезис “в здоровом теле здоровый дух” не то что к Олимпиаде - к спорту - никакого отношения не имеет. Скорее уж наоборот.

Впрочем, и при де Кубертене каждые Олимпийские игры включали в себя обязательную политическую программу. В 1920 году МОК решил бойкотировать Германию и союзные ей страны — как наказание за развязывание Первой мировой войны. Разумеется, также было проигнорировано существование Советской России. Хотя даже князь Лев Урусов, дипломат и спортсмен, член МОК, находясь в эмиграции, ходатайствовал за участие советской команды в соревнованиях.

https://politikus.ru/uploads/posts/2016-08/1470268282_berlin-1936.jpg

А потом в истории олимпийского движения начался период, за который Международный олимпийский комитет после Второй мировой войны официально приносил извинения.

В 1931 году Берлин был избран столицей игр XI Олимпиады. Через пару лет к власти окончательно пришли нацисты, и Американский атлетический союз инициировал широкое международное обсуждение возможности переноса столицы Олимпийских игр в другой город.https://nvdaily.ru/wp-content/uploads/2018/03/berlin_1936.jpg

Однако в Рейх был приглашен лично барон Пьер де Кубертен, который весьма впечатлился подготовкой немецкой стороны к соревнованиям и был просто очарован Гитлером. Де Кубертен собирался даже завещать права на свои книги Третьему рейху и выступил с яркой речью по радио, назвав Гитлера «одним из лучших творческих духов нашей эпохи».

Надо отдать должное, творческое начало из Гитлера так и пёрло. Весьма специфическое, впрочем.

Самое интересное, что финальный аккорд в истории с перенесением Игр 1936 года в другой город поставили американцы, которые эту историю и начали. Президент Национального олимпийского комитета США Эвери Брендедж сделал публичное, диаметрально противоположное первоначальной риторике заявление о том, что бойкот — это «чуждая духу Америки идея, заговор в целях политизировать Олимпийские игры».

Шведский путешественник и географ Свен Гедин, принц Швеции Густав Адольф (отец действующего короля Швеции), фюрер Германии Адольф Гитлер и президент рейхстага Герман Геринг на открытии XI Летних Олимпийских игр в Берлине.

Мало кто знает, но за полгода до берлинских Олимпийских игр, с 6 по 16 февраля, в германском Гармиш-Партенкирхене прошла еще и IV зимняя Олимпиада.

…Как настоящий император появляется Гитлер на великолепной лестнице берлинского Колизея, который превосходит амфитеатр римских кесарей. Знамя со свастикой, украшенное пурпуром и золотом, поднимают на флагшток моряки. Публика встает, правые руки поднимаются. По стадиону эхом разлетаются ритмические возгласы:

- Зиг хайль! Зиг хайль!

Фюрера, одетого в темную форму, сопровождают члены Международного олимпийского комитета в черных костюмах с золотыми цепями на груди. Медленно и достойно спускается он по высокой лестнице. Звучит гимн Германии, “Хорст Вессель”, немцы поют. Гитлер не опускает руки в течение исполнения гимна. К нему подходит девочка и вручает букет цветов. На высокие флагштоки вокруг стадиона медленно поднимаются флаги”. Так югославские германофилы Вукадинович и Йованович в “Политике” от 2 августа 1936 года описывали открытие Олимпийских игр в Берлине.

Другое свидетельство того времени:

…Германия первой по-настоящему распространила спорт в массы. Подготовка к Олимпиаде осуществляется в народе систематически. Рождаются не только рекорды, новые виды спорта, но и совсем новые методы упражнений и новые взгляды на спорт. Укреплению мышц, спортивного сообщества способствуют новые спартанские понятия, всему спорту придается глубокое значение и смысл. Германия работает над обновлением глубокой мистерии Олимпиады, над духовным значением Олимпийских игр. Насколько важно, что это делает как раз Германия, не нужно доказывать”.

Поддержку германского нацизма сам Кубертен выразил в речи на закрытии олимпиады 1936 года:

…Вспомним о храбрости, так как храбрость была необходима для преодоления трудностей, с которыми фюрер встретился с момента, когда выставил требование: “Хотим строить”, чтобы противостоять нелояльным и подлым нападениям тех, кто пытается остановить прогрессивное созидательное дело (речь идет о бойкоте берлинской Олимпиады, – Ред.) ”.

У Кубертена была особая причина быть воодушевленным берлинскими Олимпийскими играми. Организаторы игр заказали отливку огромного колокола, на котором находился орел с распростертыми крыльями, держащий в когтях олимпийские кольца. Под ними по ободу колокола металлическими буквами написано обращение: “Я созываю молодежь всего мира!”

Олимпийский стадион в Берлине становился, таким образом, похожим на современную церковь, в которой будет проведен один из самых театрализованных религиозных обрядов нового времени – нацистские Олимпийские игры. Они были олицетворением идей, за которые всю жизнь боролся Кубертен.

Что касается “культурной программы” берлинской Олимпиады, Кубертен выразил исключительное признание своему другу и фактическому наследнику Карлу Диму за организацию величественного торжества открытия Олимпийских игр. Насколько Кубертен был восторженным сторонником фашистского режима, говорит и его намерение передать Третьему Рейху все свое писательское наследие. В его намерения входило и создание в фашистской Германией Международного олимпийского института – центра развития международного Олимпийского движения. Будущее движения Кубертен недвусмысленно вверял Гитлеру и его “сверхрасе”. Одним из поводов для этой инициативы Кубертена было решение Гитлера навсегда переселить Олимпийские игры в Германию. После завершения Олимпиады Гитлер дал задание Альберту Шпееру составить планы на строительство нового олимпийского стадиона на 400 тысяч человек. Проект должен был бы быть завершен до 1945 года.

Неважно, - прибеднялся Гитлер, - в 1940 году Олимпийские игры будут организованы в Токио. После этого они будут всегда проводиться в Германии, на этом стадионе. А тогда мы будем определять размеры атлетического поля”.

В Гитлере и его фашистском режиме Кубертен видел возможность полного претворения в жизнь своей элитаристской философии. Гитлер, его идеи расового господства и практика фашизма были для Кубертена величайшей гарантией того, что его дело и его идеи будут жить в будущем. В конце концов, поход Гитлера на Восток, в Россию, не был походом одной только Германии. Вместе с Гитлером шла вся Европа, места в обозе хватило всем, включая и Олимпийское движение. Вот почему Советский Союз вплоть до хрущевской “оттепели” брезговал участвовать в Олимпийских играх. Однако позже о нацистском прошлом Олимпиады “забыли”, и наши спортсмены вместе с другими рванули за призрачным олимпийским золотом.

…Немецкие археологические раскопки в Олимпии были важнейшей частью нацистской стратегии представления Рейха как законного наследника эллинской цивилизации, особенно в расовой идеологии. Эти раскопки производились не столько во славу античного мира, сколько во славу нацистского режима и арийской “сверхрасы”. Обосновывая Гитлеру потребность в продолжении раскопок (которые были начаты при Бисмарке), лидер нацистского спорта Ганс фон Чаммер подчеркивал, что завершение раскопок под патронатом Третьего Рейха покажет миру, насколько немцы осознают свою роль в развитии культуры.

Гитлер был воодушевлен. Он выделил археологам искомую сумму в размере 300 тысяч рейхсмарок из своего личного фонда. Объявить о возобновлении раскопок в Олимпии Гитлер решил 1 августа 1936 года – в день открытия берлинских Олимпийских игр.

Интересно, что в книге “100 лет немецких раскопок в Олимпии”, которую в 1972 году выпустил Организационный комитет XX Олимпийских игр, нет ни слова о настоящих причинах возобновления этих раскопок. Вместо исторических фактов автор, Б.Фельман предлагает следующее объяснение: “Когда… раскопки могли быть продолжены, это новое дело, в соответствии с научными интересами, поощрялось как возрожденной олимпийской идеей, так и со стороны барона Пьера де Кубертена”. Что касается послевоенных раскопок в Олимпии, Фельман возвеличивает Дима: “За возобновление раскопок спустя семь лет после завершения войны нужно быть благодарными поддержке профессора Дима, многолетнего руководителя Международного олимпийского института в Берлине, который продолжительное время с живым интересом наблюдал за открытием родных мест Олимпийских игр и… внес вклад в их научное исследование”.

В 1938 Дим утверждает, что “задача Олимпийского института – стать в известной мере ареной духа, на которой будут формироваться идеи современного развития олимпийской идеи”. Это практически означало, что основной задачей института являлось полное приспособление олимпийской идеи требованиям нацистской идеологии и создание из нее средства обеспечения господства арийской расы над “низшими” расами.

История сговора Третьего Рейха и Олимпийского движения на этом не закончилась. Когда фашистская Япония отказалась принять у себя Олимпийские игры, которые должны были проводиться в 1940 году в Токио (она готовилась к походу против Китая), МОК снова обратился к Германии и попросил Гитлера об организации зимней Олимпиады. Гитлер принял предложение. Но вскоре, по тем же причинам, что и Япония, Германия отказалась от этого намерения.

Де Кубертен был покорен идеями Гитлера. Наивный идеалист, он видел в нацизме возрождение идеалов совершенства человеческого духа и тела.

Здесь уместно объяснить, чем руководствовался и сам барон, и столь гитлеровский “двигатель олимпизма” Дим.

В 1925 г. Пьер де Кубертен подал в отставку с поста президента МОК и посвятил себя работе в области образования. Во Франции его не поняли, и тогда он обратился к Германии, обнаружив общий интерес к древнегреческой истории.

Немцы искали в Древней Греции доказательства античного происхождения арийской расы. Об отношениях де Кубертена и нацистов обычно умалчивают, но именно гитлеровцы номинировали Кубертена на Нобелевскую премию мира (правда, награда ему не досталась).

Другом и соратником барона был Карл Дим, организатор Олимпиады 1936 г., ветеран Первой мировой войны. Дима считали убежденным нацистом, и мало кто знал, что проявлять служебное рвение его вынуждали обстоятельства: жена была еврейкой. Дим печально известен тем, что в мае 1945-го, на том самом олимпийском стадионе в Берлине, он собрал более двух тысяч подростков и стариков, произнес вдохновенную речь, в которой вспомнил героев Спарты и… и отправил их на верную смерть навстречу советским танкам.

Де Кубертен был восхищен проведением Олимпиады в Берлине настолько, что открыл в Германии Олимпийский институт (его директором стал Дим), передал туда все свои труды и одобрил идею всегда проводить Олимпийские игры в Германии.

В 1937 году, незадолго до смерти, Кубертен написал Гитлеру благодарственное письмо, обращаясь к нему «Ваше Превосходительство (Votre Excellence)».

Впрочем, барона можно понять - Европа в те годы вовсю окрашивалась в коричневые тона и всячески поддерживала бесноватого в его расширении жизненного пространства - лишь бы оно расширялось на восток. К счастью для де Кубертена, он не дожил до Мюнхенского сговора, крематориев и оккупации его любимой Франции.

О причиназ неучастия СССР

После длительного игнорирования наличия на карте мира СССР, в 1924 году МОК наконец-то передал официальное приглашение посетить Олимпийские игры в…  Высший совет по физической культуре РСФСР. Проигнорировав СССР.  Мало того, это было сделано через посредника — Французский рабочий спортивно-гимнастический союз. Не удивительно, что в Москве сочли такой подход неприемлемым и проигнорировали приглашение. По понятным причинам, не участвовал СССР и в нацистских игрищах. Потом война, разруха, восстановление порушенного.  Так что до 1952 года в МОК передавались отказы разной степени любезности.

Для меня же героем Игр в Пхенчхане стал сноубордист Николай Олюнин. Он получил перелом голени во время полуфинала в дисциплине «сноуборд-кросс» и извинился перед болельщиками за неудачу: «Я старался. Очень сильно хотел показать русский дух. Извините меня, пожалуйста, что так все произошло. И спасибо большое всем!»

К сожалению, он - исключение.

P.S. О политическом бойкоте Олимпиады-80 в Москве и допинг-наезде на Россию, писать глупо. Все равно мы и впредь будем видеть двойные стандарты и тех же норвежских биатлонистов, сплошь сидящих на допинге астматиков.

Печально, но мечта идеалиста барона с русскими корнями выродилась в монстра.

http://svspb.net/novosti/v-natsistskoy-germanii-olimpiyskie-igryi/

https://www.oprf.ru/ru/blog?id=2322

http://www.stoletie.ru/obschestvo/fashistskaya_olimpiya.htm

https://www.mk.ru/sport/article/2013/09/14/915429-ekskurs-v-istoriyu-olimpiyskih-igr.html

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии