Не нужен нам берег норвежский


Великая Русь, 26.06.2019 01:00   –   mikle1.livejournal.com


Почему многие политики впали в такую зависимость от американской интерпретации истории? Этим вопросом задается Сигурд Скирбекк в норвежской «Дагсависен»:

«Арабская весна»

Во время поездки в Оман пару лет назад я познакомился с арабом, который, как оказалось, довольно хорошо знал историю Норвегии. Конечно, он был женат на норвежке, но тем не менее.

https://cdn2.img.inosmi.ru/images/24530/25/245302527.jpg

Он постоянно возвращался к одному и тому же вопросу: почему норвежские политики настолько зависимы от американской интерпретации истории — при том, что собственная история Норвегии также может быть очень полезной для понимания того, какими путями разные страны приходят к демократии.  Норвежская же история со своей стороны демонстрирует, что с момента образования единого государства до его превращения в демократию порой проходит тысяча лет. Харальда Прекрасноволосого сменил не Хокон VII, а Эрик Кровавая Секира.

Так как же норвежские политики могли поверить, что свержение Муаммара Каддафи — путь к «арабской весне»? Если бы они принимали во внимание опыт норвежской истории, то могли хотя бы заподозрить, что бомбардировки Ливии Каддафи, весьма вероятно, приведут к насилию и хаосу.

Как американцы понимают ситуацию с Крымом

Это заставляет вспомнить еще одну ситуацию, когда норвежские политики успешно могли бы использовать историю собственной страны, чтобы лучше понять международный конфликт. Речь идет об инциденте с Крымом.

Население Крыма было и остается преимущественно русским. Почти 200 лет Крым был важной частью российской территории. Кроме того, российскую землю часто приходилось оборонять от захватчиков — османов, шведов, французов, англичан, немцев. Некоторые из самых кровавых сражений Второй мировой войны проходили именно на Крымском полуострове.

Американцы относятся к Крыму в соответствии с общепринятыми в США представлениями, что все русское — плохо или как минимум подозрительно. Русские относятся к американцам примерно так же.

В данном случае имеют значение и внутренние противоречия США. США в последнее время все чаще называют Разъединенными Штатами Америки. Такой расколотой стране, раздираемой в том числе непростыми отношениями между «консерваторами» и «либералами», может понадобиться единый фронт против общих внешних врагов.

Теперь вполне понятно, почему американцы в 2014 году совершенно однозначно характеризовали переход Крыма к России как «аннексию».

Политические обоснования американской позиции можно дополнить экономическими. Посмотрите на оружейную промышленность США — самую масштабную в мире и превосходящую российскую в шесть раз.

Товары, производимые в этой отрасли, стали настолько продвинутыми и дорогими, что трудно найти покупателей, которые могут и хотят за них платить. Из-за этого оружейная промышленность косвенным образом зависит от того, насколько потенциальные клиенты боятся потенциального нападения.

Нынешняя позиция американцев — еще одна причина вспомнить предостережение бывшего президента страны Дуайта Эйзенхауэра (Dwight D. Eisenhower). Покидая свой пост, он выразил обеспокоенность тем, что на американскую политику будет сильно влиять то, что он назвал «военно-промышленным комплексом». Вот его цитата: «Наши правительственные структуры должны остерегаться умышленного или невольного роста влияния военно-промышленного комплекса. Крайне опасная возможность усиления его неоправданной власти существует сейчас и сохранится в будущем».

Норвежцы могут показать другую перспективу

В этой ситуации норвежские политики могли бы стать носителями другого мнения — в противовес упрямой позиции американцев. Они могли бы показать, что ситуация в Крыму сложна и неоднозначна. Российское завоевание Крыма в 2014 году можно было бы назвать «возвращением», а не «аннексией» (ведь норвежские историки называют «возвращением» военный захват Трёнделага в 1658 году).

Российский Крым или украинский? Если чисто юридически толковать заключенные соглашения, то ответ — украинский. С исторической же, демографической и культурной точек зрения многое говорит в пользу того, что Крым следует считать российской территорией.

Норвежским политикам не следует формировать свою позицию, основываясь исключительно на юридических фактах. Иначе это может ударить по нам самим в ответ. Какой бы период мы ни вспоминали — хоть 1814, хоть 1905 год — история борьбы Норвегии за независимость всегда отталкивалась от так называемого «принципа национальности», который гласит, что культурные и политические границы должны, насколько это возможно, совпадать. Противоположный принцип заключается в том, что границы проводятся исключительно на основании политических решений. Эти два принципа проведения границ восходят к греческим понятиям «этнос» и «демос».

Бывший премьер-министр Коре Виллок (Kåre Willoch) неоднократно заявлял, что нереалистично ожидать от России, что она отдаст Крым. Поэтому долгосрочная политика санкций со стороны Запада только будет способствовать росту напряжения в отношениях между европейскими Западом и Востоком. «Верденс ганг» (VG) Коре Виллок сказал 10 марта 2017 года: «Мне бы хотелось, чтобы подход был более реалистичным. Не в наших интересах подталкивать Россию в объятия Китая».

М1: Кстати, и здесь он ошибается. Китай и Россия не будут нападать на Норвегию. А вот выгоды от торговых путей несомненны.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


51bd0598c7fe932e8a4feb37f5354fda?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm