«Дорога была усеяна изнасилованными и выпотрошенными русскими девочками»


Великая Русь, 25.07.2019 21:00   –   mikle1.livejournal.com


17 июля (по старому стилю — 4-го) 1916 года началась стрельба в таджикском Худжанде (по-русски его принято было называть Ходжентом). В тот день огромное количество разъяренных мусульман пришли на площадь уездного центра с требованием к представителям администрации отменить царский указ о направлении местных жителей на тыловые работы во фронтовой полосе Русской императорской армии. Шла Первая мировая война, однако представителей Средней Азии и Кавказа в действующую армию не призывали. Но 25 июня 1916 года вышел указ, подписанный Николаем II, о трудовой повинности для российских инородцев. И это стало бикфордовым шнуром для взрывоопасной ситуации, которая сложилась ранее: с началом войны у местного населения реквизировали почти весь скот — как мясо-молочный, так и вьючно-грузовой.

Формально, это, конечно, были закупки в пользу действующей армии, но о такой цене, по которой никто никогда бы его не продал: 10% от рыночной стоимости. Это вызвало массовое недовольство коренного населения Средней Азии. И вот теперь все молодые люди в возрасте от 19 до 43 лет подлежали призыву на трудовой фронт. Им было обещана плата в размере 30 рублей в месяц, а в некоторых случаях и деньги на форменную одежду и другие нужды. Это не считая котлового довольствия — бесплатного питания.

Спустя 10 лет после описываемых событий известный советский историк Андрей Васильевич Шестаков писал: «Думские заправилы из „прогрессивного блока“ (требовавшие всеобщей воинской повинности - жителей Кавказа и Средней Азии в армию не призывали - М1), однако, не учитывали сложности обстановки военного набора среди мусульманского населения, все симпатии которого были на стороне Турции, вся ненависть которого была сосредоточена на хищной своре эксплуататоров края».

Так что царский указ о трудовой повинности вызвал мятеж, названный впоследствии Среднеазиатским или Туркестанским. Реже его еще называют Восстание в Семиречье или Казахский мятеж. Он охватил огромные территории, на которых проживали киргизы, таджики, казахи и прочие народности. Началась массовая агитация, которую проводили муллы и родовые вожди против призыва в трудовые дружины и вообще против русского населения и администрации. А затем и погромы, и откровенная резня. Так что через две недели, 30 июля (17-го по старому стилю) командованием Туркестанского военного округа было объявлено военное положение. А генерал-губернатором назначили Алексея Николаевича Куропаткина.

Положение усугублялось тем, что с началом Первой мировой войны на фронт было призвано все взрослое русское мужское население.

И восстание буквально стало «избиением младенцев», женщин и стариков. «На пути стало попадаться много изуродованных убитых русских людей, — писал очевидец увиденного в Семиречье. — Дорога была усеяна изнасилованными и выпотрошенными 10-летними девочками. Жутко становилось при виде всего этого».

Озверевшие мятежники убивали стариков и старух, а также детей и взрослых мужчин — в том числе послушников монастырей и православных монахов. Женщин же, как правило, уводили для сексуальных утех в плен. Уничтожали людей целыми поселениями.

Так, например, в одном только Пржевальском уезде с его 26-ю русскими поселениями были уничтожены все, кроме трех. От рук участников восстания гибли крестьяне, служащие железной дороги, интеллигенция, врачи, учителя, гимназисты, служащие почтовых станций… «Вся дорога от села Иваницкого до Пржевальска покрыта трупами», — писал настоятель городского собора священник Михаил Заозерский. В Верном (ныне Алматы) до смерти запытали 70 гимназистов, убили сотни людей…

Ситуация в Туркестане стала катастрофической до такой степени, что пришлось даже снимать с фронта воинские части и направлять их на помощь русскому населению и подавление очагов сопротивления, что полностью удалось лишь в октябре 1916 года. Сотни зачинщиков и участников мятежа были арестованы во главе с его руководством. Их ждали смертная казнь, каторжные работы или тюрьма. Впрочем, почти все они были вскоре отпущены: наступала эра революций.

А освобожденные бандиты, насильники, убийцы и садисты стали «жертвами царского режима» и «птенцами Керенского».

https://svpressa.ru/post/article/238271/

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии