Прошло 70 лет и ничего не изменилось


Николай Стариков, 25 марта 2018   –   nstarikov.ru



Мы предлагаем им мирное сосуществование, взаимное уважение и учет интересов двух сторон. Мы – это Россия, они – это Запад. Так обстоят дела сегодня. Точно также они обстояли и 70 лет назад. Мы предлагали мир и сотрудничество, они его отвергали, желая доминировать на планете. Быть уникальными, единственными. Избранными.

70 лет назад мы назывались не Россия, а СССР.

Главой страны тогда был Сталин. Но методы и цели наших «партнеров» были точно такими же, как и сегодня.

Кто сегодня знает и помнит, что СССР предлагал и даже ТРЕБОВАЛ запретить ядерное оружие?

Перед вами фрагмент речи В.М. Молотова на пленарном заседании Генеральной ассамблеи ООН 25 сентября 1948 года…

«СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ТРЕБУЕТ ЗАПРЕТИТЬ АТОМНОЕ ОРУЖИЕ, УСТАНОВИТЬ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНТРОЛЬ

В результате 30-месячной работы атомной комиссии и почти такого же срока работы комиссии по сокращению вооружений ни одна из задач, поставленных перед ними Генеральной Ассамблеей, не только не выполнена, но и по существу не сдвинута с места. Исписаны груды бумаги, а воз и ныне там.

Работа атомной комиссии оказалась бесплодной вследствие того, что правительство США отказывается решить ту задачу, которая является основной и решение которой должно определить направление и характер всех мероприятий, связанных с проблемой изъятия из национальных вооружений атомного оружия и обеспечения использования атомной энергии лишь в мирных целях.

Как известно, Советский Союз настаивает на необходимости немедленно запретить атомное оружие и установить строгий эффективный международный контроль за выполнением этого запрещения.

Необходимость запретить атомное оружие вытекает из самого характера этого вида оружия, как оружия агрессии, предназначенного для нападения, для разрушения городов и массового уничтожения мирного населения.

Возражать против запрещения атомного оружия могут лишь те круги, которые заинтересованы в сохранении в своих руках этого оружия агрессии, которые лелеют планы нападения на другие страны. Именно эти круги возлагают свою последнюю надежду на атомную бомбу, строя свои агрессивные планы с иллюзиями на их выполнение даже при таких обстоятельствах, когда весь народ или подавляющая часть народа нападающей страны против войны, против затеваемой реакционной верхушкой военной агрессии.

Эти круги решительно сопротивляются заключению конвенции по запрещению атомного оружия и вместо конвенции о запрещении атомного оружия выдвигают предложение об установлении международного контроля над атомной энергией.

Однако не трудно понять, что без запрещения использования атомной энергии в военных целях нелепо было бы говорить о каком бы то ни было контроле над атомной энергией, так как отсутствовал бы самый предмет контроля. Без того, чтобы было запрещено производство и использование атомного оружия, лишены практического смысла предложения об учреждении международного органа контроля над использованием атомной энергии.

При таком положении самая разработка всяких положений о компетенции, функциях, правах и обязанностях контрольного органа становится совершенно бесполезным, пустым занятием. Без запрещения атомного оружия всякие разговоры о контроле над использованием атомной энергии были бы лишь средством обмана народов, рассчитанным на то, чтобы служить дымовой завесой, за которой скрывается от глаз народа гонка атомного вооружения.

Правительство США, настаивая на том, чтобы сначала учредить международный орган контроля, а затем договориться о запрещении атомного оружия, — ставит телегу впереди лошади.

Ясно, что оно не заинтересовано в движении вперед работы атомной комиссии, которой уже два с половиной года тому назад было поручено разработать предложения относительно исключения из национальных вооружений атомного оружия и всех других основных видов вооружения, пригодных для массового уничтожения.

Требование сначала заключить конвенцию об установлении международного контроля, а затем конвенцию о запрещении атомного оружия преследует цель сорвать заключение конвенции о запрещении использования атомной энергии в военных целях.

Такая позиция американских представителей в этом вопросе означает не что иное, как намерение разговорами о контроле прикрыть свое нежелание на деле иметь вообще какой бы то ни было контроль. Кроме того, заслуживает серьезного внимания в американском плане предложение передать предприятия, занятые производством атомной энергии, в собственность международного контрольного органа и, таким образом, этот международный орган сделать хозяином соответствующих предприятий в любой стране, который по решению большинства будет неограниченно и бесконтрольно вмешиваться в хозяйственную жизнь страны.

Если учесть, что американский план предусматривает передачу в распоряжение международного контрольного органа не только предприятий, но и целых отраслей промышленности, которые в той или иной степени обслуживают заводы и установки, занятые производством атомных материалов, то нетрудно понять, к чему может привести принятие американского плана.

Советский Союз стоит на той точке зрения, что международный контрольный орган должен, разумеется, иметь право принимать в соответствующих случаях решения большинством голосов.

Но нельзя согласиться, чтобы этот международный орган контроля на деле превратился в американский орган и чтобы такому органу предоставить право вмешиваться в хозяйственную жизнь той или иной страны, хотя бы и по решению большинства в контрольном органе. Советский Союз не может допустить такого положения. Советский Союз знает, что в контрольных органах будет большинство, которое может принять и однобокие решения, большинство, на доброжелательное отношение которого к себе советский народ не может рассчитывать.

Поэтому Советский Союз, да, вероятно, и не только Советский Союз, не может допустить, чтобы судьба его народного хозяйства была отдана в руки этого органа.

Кроме того, американское предложение о контроле не дает возможности контролировать самое атомное производство. Во втором докладе комиссии по атомной энергии Совета безопасности (11 сентября 1947 года), излагающем американскую позицию по этому вопросу, говорится: «Эффективный международный контроль над атомной энергией для предупреждения её использования в разрушительных целях должен быть начат со строжайшего контроля над указанными двумя основными веществами (ураном и торием)» и что «начальная стадия любой системы контроля должна осуществляться в отношении сырья, являющегося источником этих двух основных веществ». Однако в этом докладе тщетно было бы искать каких-либо указаний на необходимость одновременного установления контроля над промышленным производством атомной энергии.

Таким образом, не остается сомнения, что правительство США хочет наложить свою руку при помощи так называемого международного органа, где оно надеется на свое большинство, на источники сырья в других странах, отказываясь поставить свои атомные предприятия под международный контроль вместе со всеми другими предприятиями и источниками сырья.

Ясно, что такая постановка вопроса направлена на то, чтобы обеспечить Соединенным Штатам Америки неограниченную возможность дальнейшего бесконтрольного производства атомных бомб.

Советский Союз считает, что правильно организованный международный контрольный орган должен осуществлять контроль над производством атомной энергии во всех его стадиях — от добычи сырья до выпуска готовой продукции.

С позицией в этом вопросе правительства Соединенных Штатов и поддерживающих его правительств Великобритании, Франции и некоторых других Советский Союз не может согласиться, и не только Советский Союз. Недавно в газете «Манчестер гардиан» было опубликовано письмо генерального секретаря английской ассоциации научных работников — Р. Иннес, в котором справедливо ставится такой вопрос: «Какой вред был бы причинен, если бы мы согласились с декларацией, что мы не будем использовать атомную энергию для военных целей в любой будущей войне?».

Указывая на то, что подобная декларация была дана в конвенции, запрещающей применение газа в войне, английская ассоциация научных работников недоумевает, почему нельзя осудить применение в войне атомной энергии. И на этот вопрос в упомянутом письме Р. Иннес дается ответ. Там сказано: «За два истекших года с того времени, когда впервые было сделано советское предложение о конвенции, стало ясным, что настоящей причиной отношения западных держав к этому вопросу было то обстоятельство, что правительство Соединенных Штатов считало необходимым поддерживать угрозу использования атомного оружия в качестве главного фактора в холодной войне против России».

Мы вновь должны напомнить, что атомное оружие — это оружие нападения, оружие агрессии. Все миролюбивые народы, миллионы и миллионы простых людей, которым чужды агрессивные стремления и намерения, должны поднять свой голос за немедленное запрещение использования атомной бомбы, предназначенной для массового истребления мирного населения и разрушения мирных городов.

Такое положение, несомненно, создалось в связи с политической линией, которую проводят в работе всей Организации Объединенных Наций такие влиятельные члены ООН, как Соединенные Штаты Америки, внешняя политика которых за последние годы круто изменилась. Раньше Соединенные Штаты вместе с СССР боролись против агрессивных сил — против фашистской Германии и милитаристской Японии. Вместе с Советским Союзом США проливали кровь на полях сражений против общего врага, завершив эту борьбу победой и установлением мира…».

«Правда», от 26 сентября 1948 года

СССР последовательно предлагал запретить атомное оружие, выступал за разоружение в целом. Сейчас это тщательно забыто. Вот, например, «Предложение о сокращении вооружений, внесенное т. Молотовым В.М. на рассмотрение генеральной ассамблеи ООН 29 октября 1946 года». Читаю его в книге. Текста в интернете вообще найти не удалось.

После него СССР предложил проект «международной конвенции о запрещении производства и применения оружия, основанного на использовании атомной энергии в целях массового уничтожения». Газета «Правда» опубликовала его 23 июня 1946 года. Значит для его озвучивания международной общественности СССР выбрал дату 22 июня…

Этот проект (наряду с запрещением производства и хранения атомного оружия) включал обязательство уничтожить в трехмесячный срок со дня вступления её в силу «весь запас готовой и незаконченной продукции атомного оружия». Нарушение взятых странами обязательств называлось во 2-й статье проекта «тягчайшим международным преступлением против человечества». В 3-й статье предлагалось издать законы, предусматривающие « суровые кары для нарушителей положений настоящей конвенции».

По сути, СССР предложил запретить … то, чем англосаксы собирались обеспечить сове мировое господство. А за его нарушение сажать на скамью нового Нюрнбергского трибунала. Надо ли сказать, что США на это не согласились?

СССР не унимался и 25 сентября 1948 года вновь сделал предложение на Генассамблее ООН о сокращение вооружений и запрещении атомного оружия.

США вновь уклонялись.

Наконец, 8 марта 1950 года заместитель председателя Совета Министров СССР, маршал Ворошилов официально заявил о наличии у СССР атомного оружия.

Но и после этого наша страна всеми силами пыталась сокращать и предотвращать гонку вооружений.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

  Москва, Русский Вестник, 1996. - 128 стр. ISBN 5-85346-016-1 Книга выпущена попечением Геннадия Андреевича Кубрякова.
Российская звезда интернета И. Варламов, на авторский блог которого подписано более миллиона человек, не так давно написал: «Ве […]
Почему армия вооружена минометами времен ВОВ? Такой вопрос задают себе и публике «иксперды» из числа особо альтернативных журнализдов.
Источник: topwar.ru Иногда историю стоит «отмотать назад», чтобы сравнить её с современностью и убедиться – насколько они похожи.