Как реорганизовать образование. Часть 1


Николай Стариков, 16 июня 2018   –   nstarikov.ru



Проблемами образования сегодня обеспокоено все российское общество. Много предложений, много идей. Но от их воплощения, проблем, отчего-то становится больше. Зависимость такова: чем глубже реформируется система образования, тем меньше знают те, кто её закончил и тем более недовольны те, кто в ней работает.

Предлагаю вашему вниманию целую серию статей, которую подготовил Михаил Юрьевич Богданов председатель общественной организации «Санкт-Петербургский городской родительский комитет».

Как реорганизовать образование. Часть 1. Об игроках на поле

Новая структура Правительства Российской Федерации, утвержденная 25 мая 2018 года, словно написанная на лакмусовой бумаге, проявила суть произошедшей за последний десяток лет смену элитных групп и передислокацию сил в системе управления образованием в нашей стране.

Как известно, после ухода в августе 2016 года с поста Министра образования Дмитрия Ливанова, на его место пришла Ольга Васильева – выходец из Администрации Президента. Новый министр с самого начала своей работы обозначила четкую нацеленность на смену курса вверенного ей Министерства с откровенно либерального на более традиционный, в чем-то даже консервативный путь управления системой образования. Символично в этом смысле звучал едва ли не первый публичный тезис Ольги Васильевой на новой должности: «образование – это не услуга». Вероятно, объективная реальность, выражающаяся в катастрофическом понижении качества образования у молодого поколения, которую со всей очевидностью ощущает отечественный ВПК и профильные ВУЗы, заставила Администрацию Президента обратить более пристальное внимание на школу. Возможно, были и иные причины, но не это является предметом нашего исследования, Отметим главное: образование в вопросах внутренней политики переместилось по приоритетности на первые позиции, его проблемами начали заниматься. Иначе, зачем было бы менять министра за два года до новых выборов Президента? В иных отраслях министров никто не менял (Улюкаев не в счет – там иной сюжет, хотя все в этом мире и взаимосвязано).

А если, как мы слышим сегодня, в свой крайний президентский цикл Путин намерен акцентировать внимание на внутренней политике, то к началу этой работы его Администрации надо было не только разобраться в том, почему школа и ВУЗы «не дорабатывают», но и подготовить предложения о том, как решать накопившиеся проблемы. Отсюда и появление ФАНО, и перестройка Академии наук и изменения в персональном составе руководства ведущих педагогических ВУЗов страны и многие другие, не столь заметные для широкой общественности, но весьма значимые изменения.

В сравнении с началом предыдущего президентского цикла, в отрасли образования практически полностью изменился «элитный ландшафт» – все известные нам авторы и глашатаи либеральных реформ в образовании оказались отодвинуты на вторые и даже более далекие роли. Фактически все — Фрумин, Асмолов, Кондаков, Семенов и далее по списку, перестали мелькать в качестве основных «экспертов» на различных заседаниях в Министерстве, а их ставленники и соратники отправились из теплых министерских кресел работать «в поля» – кто-то в регионы, кто-то в «Сириус» и «Артек», а кто-то и вовсе на преподавательскую деятельность.

Показательны, кстати, и изменения, случившиеся в структуре ряда подведомственных Минобрнауки учреждений, ещё недавно влиятельных и знаковых. Так, например, в декабре 2017 года было реорганизовано ФГАУ ГНИИ ИТТ «Информика» (организация, долгое время отвечавшая за информатизацию в образовании), а в феврале 2018 года – так же, «реорганизации» (читай – ликвидации как самостоятельной единицы) подвергся «Федеральный институт развития образования», возглавляемый Асмоловым и до последнего времени бывший одним из главных источников всех «реформаторских идей» в образовании. И это, пожалуй, самое чувствительное из «непубличных» изменений в системе образования последнего времени.

Обращает на себя внимание и смена руководства Федеральных педагогических ВУЗов – МГПУ и РГПУ им. Герцена, произошедшая при новом Министре. И если в Московском Государственном Педагогическом Университете господина Семенова уволили почти сразу и также быстро ему нашли замену из «стана консерваторов», то в Петербурге борьба за кресло ректора продолжалась больше года и в ней активнейшим образом участвовал Николай Кропычев (Ректор СПбГУ), известный своей идейной близостью к либеральному клану, а так же симпатиями к команде Ректора НИУ ВШЭ Кузьминова и их идеям, про то, каким должно быть образование в нашей стране.

То есть, даже на внешнем, публичном «контуре» образовательных элитных групп за последние два года произошли явные, если не сказать кардинальные, изменения. Но говорить о том, что «консерваторы» победили и новый-старый Министр Просвещения теперь может спокойно начинать работу по наведению порядка в образовании, не приходится. Что со всей очевидностью доказывает разгоревшийся накануне выборов Президента скандал с принятием новых, отчасти консервативных, Федеральных образовательных стандартов (ФГОС). Попытка их утверждения была встречена воем и криком со стороны «отлученных» «асмоловых и Ко», и под давлением «общественности» отложено на лето. Так что элитная схватка с этой группировкой ещё продолжается. Но интереснее и важнее, на самом деле, другое. Дело в том, что в системе образования, помимо двух названных «групп влияния», а именно — консервативных представителей национально ориентированной промышленности, науки и части местных элит и противостоящих им, «глобально» настроенных экономистов, бизнеса и чиновников, за последние полтора десятка лет сформировалась «третья сила» — молодая и очень активная группа «интересантов». Их олицетворением является Рособрнадзор и все те, кто «кормится» от его деятельности. Имя им — легион: государственные и негосударственные структуры, так или иначе связанные с организацией и проведением Государственной итоговой аттестации (ОГЭ и ЕГЭ), Всероссийских проверочных работ (ВПР), издатели учебной литературы и пособий к тем же ЕГЭ и ВПР, частный и корпоративный бизнес, зарабатывающий на подготовке к проводимым экзаменам и проверкам… И, как говорят, «на закуску», по мелочи — все, кто заняты лицензированием образовательной деятельности, аккредитацией, независимой оценкой качества знаний, рейтингами, антикоррупцией и т.д. ..

Поле жизненных интересов и деятельности этой очень немалочисленной группы – это настоящий Клондайк в буквальном, финансовом, смысле! Причем разрастающийся год от года как раковая опухоль на теле системы образования – достаточно взглянуть на растущее число проверочных работ и всевозможных «контрольных мероприятий» (помимо ЕГЭ и ОГЭ) организуемых по линии Рособорнадзора. Поэтому не удивительно, что при формировании нового состава Правительства и его структуры, этой молодой (и потому агрессивной, нацеленной на быстрое достижение своих интересов), очень деловой элитной группе удалось пролоббировать решение, по которому Рособрнадзор оказался выведен из-под контроля Минобрнауки в отдельное самостоятельное ведомство. И переподчинен, по сути дела, премьеру, которого, в свою очередь, довольно сложно заподозрить в понимании проблем образования.

Это означает, что господин Кравцов (руководитель Рособрнадзора, сохранивший свой пост) становится начальником как для школ, так и для ВУЗов. Ведь именно он, со своей командой, а не Васильева со своей, будет определять какие экзамены, проверочные, с какой частотой будут сдавать ученики и студенты. Попутно он же будет раздавать лицензии и государственные аккредитации ВУЗам. Так что переоценить степень влияния этого ведомства на систему образования просто невозможно, при том, что оно не подчиняется в новой структуре Правительства ни Министерству просвещения, ни Министерству науки. Перед молодым и амбициозным, почувствовавшим запах силы, Кравцовым и его коллегами открывается совершенно грандиозное, не паханное поле для умножения усилий по «повышению качества образования» через тотальный контроль всех: учеников на ОГЭ, ЕГЭ и ВПР (а можно и еще что-то придумать потом), школ и ВУЗов – через механизмы лицензирования и аккредитации. Учителей и преподавателей — через инструменты «учительского роста» и квалификационные испытания раз в пять лет. А обладая статусом прямого подчинения только Правительству, Рособрнадзор, по факту, получает ещё и возможность законодательной инициативы, что позволяет ему манипулировать последним, как для получения новых бюджетов, так и для расширения сферы своей деятельности и форм контроля. И все это — исключительно «токма ради пославшей мя жены…», как говорил Отец Федор в незабвенных «12 стульях», то есть «ради повышения эффективности и качества образования»… Глядя в искренние глаза Кравцова, всякий раз произносящим эту мантру, мы бесспорно ему верим, вместе с Правительством и Премьером… Нам ничего иного не остается.

Наверняка читатель (и председатель правительства) скажет: но это же логично – вывести контролера из подчинения у тех, кого он будет контролировать! Да, разумеется, это очень правильно. С одной оговоркой: кто будет контролировать контролеров? Медведев? А контролеров над контролерами? Путин? И на чьи интересы, кроме интересов контролеров, будет работать школа и ВУЗ? Если мы спросим сегодня у людей из системы образования, они в один голос скажут – Рособрнадзор со своими проверочными процедурами уже сейчас, до всех этих реформ, работал против здравого смысла, интересов образования, ученика и общества. Эта деятельность шла всегда вразрез с деятельностью школы и уничтожала учителя, превращая его в начетчика в стенах школы и репетитора за рамками уроков. Если это так, тогда зачем давать этому ведомству ещё большую власть над образованием, не слишком ли это рискованно?

К слову сказать, повышение статуса Рособрнадзора – уникальный случай, поскольку ни в отношении Федеральной службы по надзору в области здравоохранения, надзорным ведомствам по труду и занятости, пожнадзору или даже налоговой службе (!!) так не повезло: все они остаются в подчинении соответствующих Министерств! С чего бы такая честь Кравцову и его подчиненным?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, придется разобраться с тем, какое значение играет контроль в образовании и как он влияет на жизнь школы и ВУЗа.

И почему у этого ведомства оказались столь мощные лоббистские позиции…

Продолжение следует…

М.Ю.Богданов,

Председатель Санкт-Петербургского городского родительского комитета.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Принцип Питер Вопрос десятков людей: «Голосовал за Путина. Я один чувствую себя обманутым?
Расскажем о секретной операции наших спецслужб, которая не только сорвала планы Ельцина передать Японии Курильские острова, но и, воз […]
Вчера, после того как стало известно, что пенсионный возраст будет значительно повышен, по сетям разлились стоны.
14.06.2018 год. Андрей Девятов. Беседа военных китаеведов о саммите ШОС-2018 в Циндао Помпезные картинки блистател […]