Дмитрий Борисенко: На поле танки грохотали


Николай Стариков, 12.07.2019 16:00   –   nstarikov.ru


Немецкое издание WELT опубликовало на своих страницах статью Свена Хеллерхофа под заголовком «Победа» Красной Армии, которая была фактически поражением», в которой утверждается, что никакого величайшего танкового сражения под Прохоровкой не было, а была, со слов немецкого автора, «атака камикадзе» из 29 советского танкового корпуса, танки которого попали в пробку перед узким мостом и стали идеальной мишенью для двух танковых батальонов  танкового корпуса СС, которые начали расстреливать советские танки и набили их, по утверждению автора, аж 256 штук, потеряв при этом только пять своих танков.

Но самое фееричное в этой статье то, что автор ТРЕБУЕТ снести памятник у села Прохоровка, который там был поставлен в память о сражении, так как, по мнению автора статьи, никакого сражения и, соответственно, подвига наших солдат не было.

Когда я прочел эту статью, я немного впал в ступор. Утверждения немецкого журналиста базируются на нескольких фотоснимках, якобы найденных британским историком Беном Уитли в заброшенном хранилище фотографий германской воздушной разведки с Восточного фронта в Национальном архиве США в Колледж-Парке (штат Мэриленд), которые с «большой ясностью показывают катастрофическое поражение Красной армии у Прохоровки». Помимо этих «доказательств», в статье приводится ещё пара свидетельств немецких солдат о массовом уничтожении советских танков, а также идет комментарий некоего немецкого историка Карла-Хайнца Фризера, который уже давно двигает в массы эту идею, ничем, собственно, её не обосновывая, кроме высосанных им же из пальца домыслов.

Ну, вы поняли. Вдруг всплыли фотографии…И все. Стало ясно, что русские врут, никакого сражения не было, а была убедительная победа над Советами доблестных немецких эсэсовцев.

Для начала хочется указать немецкому журналисту и немецкому же хисторику, что Прохоровская битва продолжалась не один день, а проходила с 10 по 16 июля, и начинается она с поворота ударной группировки Манштейна с Обоянского направления на северо-восток, на Прохоровку, а заканчивается это сражение преследованием нашими войсками отступающего противника. Встречный танковый бой у села Прохоровка – это один из эпизодов битвы. Это вам для завязки разговора.

Второй важный момент, собственно сам бой у Прохоровки. Да. Историки признают тот факт, что контрудар танковой армии Ротмистрова был спланирован и осуществлен крайне неудачно. Советским танкам пришлось атаковать в лоб на узком участке шириной в 4-5 километров наступая плотной массой танков против стоящих на значительном удалении немецких «Тигров» и «Т-IV», которые с дальней дистанции поражали наши тридцатьчетверки и уж тем более легкие Т-70. Напомню, что «Тигр» пробивал броню Т-34 с дистанции до двух километров, а 75-мм пушка немецкого Т-IV с расстояния полтора километра, а нашим танкам, двигаясь на полном ходу поразить немецкие машины было практически нереально, для этого им надо было сблизиться с ними на расстояние 500-600 метров. Кроме этого, немцы развернули большое число противотанковых батарей, которые также вели интенсивный огонь по наступающим советским танкам. В итоге, контрудар частей 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова захлебнулся.

Эта атака обошлась нашим войскам очень дорого. Из 670 танков и САУ, принимавших участие в боях 12 июля, было потеряно 450 машин. Из них 300 безвозвратно. Т.е. три четверти от всех танков. Немцы потеряли около 150 танков, но поскольку они сохранили свои позиции, то сумели эвакуировать подбитую технику для последующего ремонта, и по факту их безвозвратные потери исчислялись тремя десятками машин.

И вот именно этот момент битвы под Прохоровкой преподносят сейчас ревизионисты истории, как доказательство того, что наша армия на самом деле не выиграла, а проиграла битву. Только есть один нюанс. Контрудар 5-й танковой армии не позволил немецкому клину Манштейна достичь главного результата – прорыва к Курску и выходу в тыл нашим войскам с последующим их окружением и разгромом. После сражения у Прохоровки немцы были способны вести уже только частные, местечковые операции. В тоже время, успешное наступление наших частей на других участках фронта, означало провал операции «Цитадель» и начало отступления немецких войск. Как вспоминал позже один из лучших немецких танковых генералов Г. Гудериан — «Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время вышли из строя…и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней».

Посему, немецкому журналисту следует немного поумерить свой пыл, или, говоря по-русски, заткнуться. Для нас понятно, кто победил в Прохоровской битве, и мы будем чтить память наших воинов, погибших в том сражении так, как они этого достойны.

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии