Наш период в истории может стать «эпохой попытки прорыва»


Николай Стариков, 19.10.2019 06:55   –   nstarikov.ru


По доброй традиции «Комсомолка» выкладывает полную текстовую версию состоявшегося эфира. На этот раз в прямом эфире программы «По сути дела» Радио КП мы обсуждали, сколько ещё В.В.Путин должен находится у власти, разницу между Сталиным и Хрущёвым, а также поговорили о сложной ситуации в Сирии, которая сложилась между Турцией, курдами и США.

Источник: Радио «Комсомольская правда»

Д. Делинский:

— Это Санкт-Петербург, вместе с нами общественный политический деятель Николай Стариков. Николай, добрый вечер!

Н. Стариков:

— Добрый вечер! Впервые мы выходим в прямой эфир вдвоем с моим уважаемым ведущим из Санкт- Петербурга.

Д. Делинский:

— Давайте говорить о серьезном и большом. В какой-то степени о вечном. Начнем с политики. 14 октября – это серьезная дата в истории нашей страны. 1964 год. 14 октября состоялось историческое событие, первая в истории СССР передача власти от одного живого лидера другому. Без всенародного траура и гонок на катафалках. Никита Хрущев был отправлен в отставку, его место занял Леонид Брежнев.

Девять лет Хрущев продержался на посту генсека. Это время потом назовут волюнтаризмом, его сменщик Леонид Ильич продержался в Кремле 18 лет. Это время потом назовут застоем.

Сколько лет человек должен оставаться на вершине власти в нашей стране?

Н. Стариков:

— Столько, сколько хочет народ нашей страны. Сколько законодательство позволяет, если мы говорим о сегодняшнем варианте. Насколько я помню, количество подходов или лет, будучи генеральным секретарем, ограничений никаких не было.

Д. Делинский:

— Страна другая была. Но 20 лет у власти находится один и тот же человек – Владимир Путин. Это уже не застой. Сколько можно? Этот вопрос возникает на протяжении последнего путинского срока.

Н. Стариков:

— Эти вопросы пытались задавать ещё в 2011 году. Тогда либералы развернули кампанию «Путин должен уйти». Так что вопросы эти периодически возникают.

Здесь с точки зрения целесообразности. Вот соседняя с нами Финляндия. Там был такой президент Урхо Калева Кекконен. Вот он, если я не ошибаюсь, 25 лет руководил Финляндией. Вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-то говорил о кровавом урхокалевакекконенском режиме, о том, что все устали, и он должен уйти. Нет. Потому что внешние игроки совершенно им все равно, кто в Финляндии правит. Лишь бы там политика как-то согласовывалась. Вот что главное.

Сейчас Ангела Меркель сколько раз уже?.. Мне кажется, обсуждать оптимальное количество раз достаточно смешно. Политиков оценивают по итогам их правления. Вот Владимир Владимирович в процессе находится. Поэтому подводить какие-то итоги, мне кажется, сейчас просто рано. Надо подводить итог, когда политик закончил свою активную политическую деятельность. Тогда это время наступает.

Д. Делинский:

— Это слово «волюнтаризм», которое мне безумно нравится, которое возникло в нашем лексиконе в итоге правления Хрущева, слово «застой», которое возникло по итогам правления Брежнева…

Н. Стариков:

— Не, не, давайте сразу уточнение. Когда у нас возникло слово «застой»? Я жил в застое, когда умер Брежнев, мне было 12 лет. Я это помню. Это нам потом горбачевцы и всевозможные голоса америки объяснили, что у нас был застой. А когда я ходил в советскую школу, у меня никакого застоя не было. Все было замечательно, молоко продавали за 7 копеек, такой треугольничек. И булочку покупал за 9 копеек. Какой застой? Это потом нам объяснили, что у нас застой.

Волюнтаризм. Да, такой термин есть, но он ничего не раскрывает. Я бы другой предложил. Хрущева покарал Господь Бог. Не больше, ни меньше.

Н. Стариков:

— Даже так. То есть, в Советском Союзе был Господь Бог.

Н. Стариков:

— Он везде и везде. Над нами находится и в нас. Так вот, 14 октября 1964 года Хрущев был отправлен в отставку. А 8 октября, за неделю до этого, он подписал договор с Израилем и передал за бесценок, за пароход апельсинов все, что Русская православная церковь, а до этого императоры наши накупили в виде земель в Иерусалиме.

Вы были когда-нибудь в Иерусалиме?

Д. Делинский:

— Конечно.

Н. Стариков:

— Вам показывали, сколько у нас было, и сколько Хрущев продал? Это самый центр! Подворья, земли! И вот Хрущев 8 октября подписал договор с Израилем и разменял это все на пароход апельсинов.

Н. Стариков:

— Так мы докатимся до того, что Великая Отечественная началась из-за того, что советские ученые разорили могилу на Алтае.

Н. Стариков:

— Есть такая теория, но мне она представляется абсолютно антинаучной. Могилу Тамерлана не разорили, а вскрыли. Если советские ученые вскрыли могилу Тамерлана, это никак не связано с тем, что Хрущева покарал Господь Бог. Я, кстати, не шучу. И, надо сказать, мягко покарал.

Д. Делинский:

— Возвращаемся в сегодняшний день. Мы можем предположить, каким словом назовут вот это правление Владимира Путина?

Н. Стариков:

— Обычно какие-то правления каких-то лидеров любят называть по их фамилии. Поэтому вполне возможно этот наш период называться путинизмом. Возможно, будет придуман другой термин. Как только ты переходишь на понятийный аппарат своего противника, ты получаешь то, что он хотел вложить в это. Как с застоем. Если бы продолжатели дела Советского Союза описывали бы, мы с вами описывали бы свое детство. Мы что, такое слово бы использовали? Мы бы вспомнили развитой социализм, брежневизм бы придумали, хотя это не очень звучно. Я сейчас за пять секунд придумал.

Д. Делинский:

— Если главная характеристика развитого социализма – это тотальный дефицит, то да, это развитой социализм. Застой в экономике…

Н. Стариков:

— И на этот счет есть хороший термин. Сейчас Китай, там какой строй?

Н. Стариков:

— Коммунизм.

Н. Стариков:

— Там все бесплатно? Нет. Там социализм. Но вы встречаетесь с китайскими товарищами и говорите, подождите, что такое социализм? Нас же учили! Это когда собственность на средства производства находится в руках государства. А у вас есть частные предприятия. У вас что? Знаете, что отвечают китайские товарищи? Мы строим социализм с китайской спецификой.

Д. Делинский:

— С человеческим лицом.

Н. Стариков:

— Это опять вражеская вот эта штука, чтобы можно было сказать, что когда-то был социализм без человеческого лица. С нечеловеческим лицом.

Что интересно с китайцами. Вы им задаете какие-то вопросы, они говорят, а это и есть та-та-та-та с китайской спецификой.

Дефицит. А это потому, что у нас строился социализм с советской спецификой.

Д. Делинский:

— У нас телефонный звонок. Сергей, здравствуйте!

— Здравствуйте! По поводу Хрущева. В литературе это был взрыв, бомба!

Д. Делинский:

— Помним. Оттепель. А суть вопроса?

Н. Стариков:

— Сразу. Я сейчас пишу книгу про Иосифа Виссарионовича Сталина. И посмотрел те произведения, которые были написаны и удостоены Сталинской премии. В хорошем смысле макулатурная серия, почти все написаны в сталинский период. Вот просто все мои любимые книги. А что было написано во времена Хрущева? «Один день Ивана Денисовича»? Что?

— Все было открыто, напечатано. Даже тот же Белов, все наши деревенщики были под запретом.

Н. Стариков:

— При Сталине никому не мешали ничего печатать. Вы совершенно не знакомы с тем, как Иосиф Виссарионович общался с писателями. Как их ценил.

— Хрущев открыл дверцу, было новое дыхание социализма. Настоящего социализма.

Д. Делинский:

— Мы вас поняли. Слово «путинизм» прозвучало. Это капитализм с российской спецификой. Я правильно понял вас, Николай?

Н. Стариков:

— Вы на ходу термины начинаете наполнять содержанием. Оставьте людям. Им ещё писать диссертации, в конце концов.

У нас в стране сейчас государственный капитализм. Это факт.

Д. Делинский:

— Какой смысл в это слово вкладывает Владислав Сурков, один из конструкторов той политической системы, при которой мы живем. Один из авторов «Суверенной демократии», тоже, кстати, чисто российское изобретение. Он назвал путинизм глобальным политическим лайфхаком. И призывал изучать путинизм как действующую идеологию повседневности со всеми социальными инновациями и продуктивными противоречиями. Вот этот самый политический лайфхак крайне успешен.

Н. Стариков:

— Давайте возьмем за правило говорить по-русски во время этой программы. Прошу вас перевести для уважаемых радиослушателей слово «лайфхак».

Д. Делинский:

— Это способ решить какую-то проблему. Максимально быстро и безболезненно.

Н. Стариков:

— То есть, путинизм как способ решения какой-либо проблемы. Вот это имел в виду Сурков?

Д. Делинский:

— Видимо, да.

Н. Стариков:

— У нас смс от одного из радиослушателей: «…а Байконур? Спутник? Гагарин? Ракетно-ядерный щит? Хрущевки? Кто давал деньги нашими ведущим ученым? Ошибка Хрущева – он попер против своей элиты».

Давайте построчно разберем. Все, что перечислено, про ядерный щит не надо говорить, кто…

Д. Делинский:

— Как ни странно, это Берия.

Н. Стариков:

— 49-й год. Берия. Ракеты. Это примерно то же самое время. Сначала скопировали немецкую ракету, потом её доводили до ума. Занимался этим академик Черток. Понятно, кто ракеты создал.

Дальше. Байконур. Да, построили чуть попозже. Но хрущевки, все эти комбинаты, проекты были сделаны при Сталине. Просто потом с них убрали все архитектурные излишества. Примерно как сейчас вы проедете в московском метро или ленинградском. И увидите разницу между хрущевской станцией и сталинской. Сталинские станции самые красивые.

Д. Делинский:

— Хрущевские напоминают туалеты общественные по отделке.

Н. Стариков:

— У каждого свои ассоциации. В любом случае, хрущевки менее интересные, чем сталинские дома.

Проекты и, самое главное, комбинаты домостроительные были построены при Сталине. Хрущев только их запустил в дело. Просто время. Если бы Сталин был жив, все дома были бы построены при Сталине. Когда мы говорим про Хрущева, его заслуг-то очень мало.

Вот позвонил наш радиослушатель, сказал про оттепель, про глоток свободы. Давайте тогда и Горбачеву спасибо скажем за оттепель, при которой у нас растаяло половина страны, часть страны отвалилось. Мы потеряли армию, геополитические наши позиции. И теперь на Донбассе стреляют в результате этой оттепели. Оно того стоило?

Д. Делинский:

— Еще сообщение. «Может, последний период назовут временем прорыва? ».

Н. Стариков:

— Знаете…

Д. Делинский:

— Прорыв куда? Во что?

Н. Стариков:

— Давайте на цифрах. Президент в майском указе поставил цель – стать пятой экономикой мира. Цель амбициозная, хорошая. Но для того, чтобы её достигнуть, чисто математически там нужно 8% роста. Сейчас, как нам говорит Минэкономразвития, в лучшем случае полтора процента. Поэтому если наши «горе-экономисты» будут так и дальше выполнять президентские указы, так же развивать нашу экономику, у нас получится не эпоха прорывав, а эпоха попытки прорыва.

Д. Делинский:

— У нас звонок от Виктора Николаевича Баранца, военного обозревателя «Комсомольской правды».

— Добрый вечер, дорогие друзья. Я Николаю хочу задать вопрос. Я сегодня почитал отрывки этих амбициозных философствований Суркова. И пытался докопаться до сути по поводу этого лайфхака. Мне показалась некая фальшивая заумность. Вам не кажется? Потому что все, действительно, стоящее объясняется народу достаточно просто. А парень, по-моему, просто пижонится, пытаясь создать образ некоего такого философа, который стоит над всеми нашими деяниями.

Н. Стариков:

— Что касается цели, с которой Сурков написал свою статью, они мне не ведомы.

Д. Делинский:

— Очень простые цели.

Н. Стариков:

— Подождите. Вам ведомы, а вопрос задавался мне. Прошу прощения. Мы хотели поразмышлять на тему, как путинизм был использован для решения проблем. Давайте бросим взгляд на нашу необъятную родину и скажем. В 99-м году стоял вопрос о территориальном расчленении России. Этот вопрос снят с повестки дня. Да, вот путинизм помог сохранить целостность России. Экономика. Здесь сложнее. Экономика начала развиваться, но это развитие на наших глазах вот сейчас, в последние годы перешло в стагнацию экономики. И сегодня те методы, которые давали возможность развития экономики, эти вот либеральные, они себя уже исчерпали. Лошадка дальше не едет. Она стоит на месте и чуть двигается. Сейчас пришел период изменения экономических подходов. А вопрос территориальной целостности России, надо к нему бережно относиться, но сегодня он на повестке дня вообще не стоит. Сегодня мало кто говорит о том, что Россия… Помните, как нам центры американские говорили всякие, что через год или через пять страна распадется. Нет. Сегодня этого вопроса нет.

Д. Делинский:

— На внешнеполитической арене сплошные победы. Так или иначе. Кто наши друзья? Венесуэла? Сирия? Северная Корея? Мы не в изоляции?

Н. Стариков:

— Когда мы говорим о такой сложнейшей материи, а внешняя политика – это самая сложная часто человеческой жизни в любом государстве. А когда у нас была исключительно успешная внешняя политика? При этом сразу хочу сказать, кто не знает, я с уважением отношусь к имперской политике. Иосиф Виссарионович Сталин, на мой взгляд, один из лучших, если не лучший руководитель нашего государства за все времена. Я смотрю незашоренными глазами на периоды. Но когда у нас одни победы. Казалось бы, сталинский период. А 22 июня 1941 года? Это успешная внешняя политика. Нельзя за это винить. Это долго объяснять, почему. Но это ведь было. А когда вот так, чтобы все вот так вот замечательно? И сплошные успехи во внешней политике? Да такого не бывает.

Вы спросили, кто наши друзья. Хорошо. А кто были наши друзья в году 1891-м? Сербия? Про которую Александр Третий говорил, что это единственный союзник России. И то за черногорского князя. И что? А кто еще? Чтобы вот так нас все любили, прямо души в нас не чаяли? Да такого никогда не было. И, уверяю вас, никогда не будет. Поэтому сегодня у нас есть успехи во внешней политике. И есть во внешней политике очень печальные вещи. Например, государственный переворот на Украине, который произошел. И который, хотелось бы, чтобы Россия предотвратила. Не получилось.

Д. Делинский:

— Лев Николаевич у нас на связи!

— Добрый вечер. У меня в руках краткий политический и экономический справочник за 1985 год. Товарищи, никакого застоя при Брежневе не было. Я читаю. И то, что досталось Горбачеву в наследство. Это очень большая… Да, плановая экономика была. Но мы стояли рядом на одном уровне с Америкой. Ничем не уступая по производству мяса, металла и так далее.

Н. Стариков:

— Лев Николаевич, большое вам спасибо!

— Это все ложь горбачевская! По которому давным давно плачет по старому УК 64-я статья – измена Родине. По этому Горбачеву.

Н. Стариков:

— Спасибо вам за этот звонок!

Д. Делинский:

— Николай, новочеркасское восстание помните?

Н. Стариков:

— При Хрущеве.

Д. Делинский:

— Отлично!

Н. Стариков:

— При Сталине в народ не стреляли никогда!

Д. Делинский:

— Так, ладно.

Н. Стариков:

— Это к вопросу о глотке свободы. Глоток свободы, а потом из автоматов по своему народу. Это Хрущев. У Сталина такого не было никогда.

Д. Делинский:

— Мы заканчиваем с этой темой? Про путинизм мы договорились?

Н. Стариков:

— Если не будет больше звонков, мы переходим к следующей теме.

Д. Делинский:

— Мы говорили о внутренней политике нашей страны, об экономике, о путинизме и об успехах и неудачах путинизма.

Н. Стариков:

— Говорили, когда у нас была успешная внешняя политика. Выяснили, что мы с вами не можем назвать такой период. Может, кто-то из радиослушателей нам скажет. И мы выяснили, что при Хрущеве стреляли в народ. Когда глоток свободы. Наш радиослушатель пишет: «При Сталине по народу из автомата не было. Было из пулемета». Напишите, пожалуйста, когда при Сталине стреляли из пулемета в народ. Мне крайне интересно.

Д. Делинский:

— Заградотряды – это миф?

Н. Стариков:

— Заградотряды были. Во-первых, они практически ни в кого не стреляли. Во-вторых, это была война. Может, мы ещё Сталину в упрек поставим, что у нас вообще солдаты в мирных немцев стреляли? Так, что ли? При Хрущеве стреляли в народ, в рабочий народ. Разницу понимаете?

Д. Делинский:

— Можно припомнить ещё 600 тысяч, 200 тысяч расстрелянных. Я точной цифры не помню.

Н. Стариков:

— Число людей, приговоренных к высшей мере наказания, но это не факт, что она была приведена в исполнение, с 1919 по 1953 год – 628 тысяч человек. Это после гражданской войны, это басмачи, это вредители, это белогвардейцы. Это ещё одна страшная война. Это, к сожалению, огромное количество наших соотечественников, которые в той или иной степени служили нацистам. Вот это все вместе взятое.

Д. Делинский:

— Черту подвели. Теперь геополитика. В этой части программы мы говорим о турках, о том, что происходит в Сирии, говорим о курдах.

Петр из Москвы:

— Я хотел бы накрыть обе темы сразу. Приведу цитату политического история Анатолия Ивановича Уткина, который ушел из жизни в 2010 году. «Медленно, но верно Россия будет избавляться от поразительных иллюзий и двусмысленной политики захвативших власть провинциальных вождей, изменивших национальной истории». Уткин – автор книги «Русские во время второй мировой войны». Работал в институте США и Канады. Не будем забывать эти слова. Я застал в своей жизни от сталинского периода до нынешнего. При социализме, при Хрущеве никакого дефицита не было, не было безработицы, было образование.

Д. Делинский:

— Да вы что? Жму вашу руку и преклоняюсь перед вами в связи с тем, что вы не видели тотального дефицита.

Н. Стариков:

— При Хрущеве, сказал коллега. Я при Хрущеве не жил. При Брежневе дефицит видел. Думаю, что он начался не при Брежневе. Но те печальные тенденции, которые начались при Хрущеве, при Брежневе развились. А при Сталине дефицит был? Нет.

Д. Делинский:

— Был – голод. Дефицит еды и дефицит права на жизнь.

Н. Стариков:

— Это была война.

Д. Делинский:

— 1932 год?

Н. Стариков:

— Война, объявленная нам так называемым международным сообществом, которое в сложный период нашего развития постаралось сделать все, чтобы задушить советскую власть. Давайте перейдем к ситуации в сегодняшнее Сирии.

Д. Делинский:

— В конце прошлой недели турки атаковали территории Сирии, ту её часть на севере, которая находится под контролем курдского ополчения. С обеих сторон поступают победные реляции о захваченных городах, о сотнях убитых боевиков и военных. Президент США Дональд Трамп выразил мнение, что курды на северо-востоке Сирии теперь нам уже не союзники. Возможно, они сами освобождают заключенных боевиков террористической организации «Исламское государство», чтобы втянуть Вашингтон в конфликт.

Н. Стариков:

— Тут надо взглянуть чуть шире. И объяснить радиослушателям.

Д. Делинский:

— А Россия здесь как? Мы продолжаем воевать? Это новый виток войны? Или мы закончили и уже выходим оттуда?

Н. Стариков:

— Это как раз будет вывод из всего. Мы с вами последовательные сторонники и борцы за мир. Поэтому нам с вами жаль, что война на Ближнем Востоке, в Сирии продолжается, и гибнут люди. Мы должны порассуждать цинично, как политики, с точки зрения интересов России. Итак, что там сегодня происходит? Была попытка разрушения сирийского государства со стороны США, которые вместе с другими государствами этого региона решили разворотить Сирию, Ирак, другие страны, и использовали для этого в качестве инструмента созданную искусственно организацию, запрещенную в России, под названием «Исламское государство». Как всегда, на осколках появилось много других террористических организаций. И Турция создала милицию, отряды боевиков протурецких. Появились и курдские вооруженные формирования, которые в той или иной ситуации всегда были, возникали и усиливались. Кто такие курды? Это народ, который расселен на территории четырех государств: Ирак, Иран, Сирия и Турция.

Д. Делинский:

— И они воспользовались возможностью для того, чтобы создать хотя бы какую-то автономию, чтобы получить свою государственность. Они захватили кусок Сирии.

Н. Стариков:

— Курдов больше 10 миллионов, их вековая мечта – создание своего отдельного национального государства.

Д. Делинский:

— До сих пор они пользовались поддержкой США.

Н. Стариков:

— Вы очень быстро. Несколько раз в истории курдов использовали. Например, после первой мировой войны, после второй мировой войны. И как морковкой перед ними вот этой государственностью махали. После первой мировой войны их передали Турции, то есть предали. После второй мировой войны курдскую карту попытался разыграть товарищ Сталин, когда играл в Иране. Сталин, в отличие от англосаксов, курдов вывез на территорию Советского Союза, где они поселились в Узбекистане. К сожалению, история так рассудила, карты так легли, что курдов Советский Союз больше не использовал. Хотя в Советском Союзе готовились диверсионные подразделения из курдов для того, чтобы взрывать нефтепроводы в Ираке, на территории Ближнего Востока, где англосаксы соперничали с Советским Союзом.

В итоге сегодня курды опять пытаются создать государство. Их опять обманывают американцы. Американцы создали инструмент для продолжения войны, когда, казалось бы, гражданская война в Сирии должна подойти к концу. Хотите восстановить целостность Сирии, значит, сирийские войска должны атаковать курдов. Курдам российская сторона неоднократно говорила, что американцы их обманут. Вот это сегодня и происходит. Турция не готова ни в коем случае мириться с созданием не то что какой-то автономии или курдского государства, а просто с наличием крупных военных формирований у курдов. Поэтому Турция предсказуемо обязательно будет с курдами воевать.

В этой ситуации интерес России каков? Нам нужно, чтобы как можно скорее закончилась гражданская война в Сирии. Для этого нужно, чтобы курды поняли, что единственный шанс у них получить какую-то автономию и сохраниться, это в составе сирийского государства. Поэтому когда сегодня турки атакуют курдов, как это ни странно прозвучит, они выполняют роль рекламных агентов сирийского государства. Смотрите, что произошло. Как только Турция начала ввод войск, там пошли жертвы, боестолкновения, как немедленно курды вступили в контакт с центральным правительством в Сирии, и сирийская армия провела марш-бросок, заняв ту территорию, которую раньше нужно было занимать с боями, потому что курды бы сопротивлялись. А теперь курды сами просят ввода войск, чтобы турецкая армия дальше не пошли. А турки не пойдут туда, где стоит сирийская армия. Потому что над сирийской армией висит российская авиация. И, как говорится, тень Кремля за всем этим, в хорошем смысле, маячит. Поэтому турецкое вторжение на территорию Сирии, как это ни странно, на мой взгляд, приблизило окончание гражданской войны в Сирии. Но в целом мы, конечно же, за мир.

Ахмет:

— Кроме курдов, много арабов ещё живут на той территории. Чтобы создать свою автономную республику курдам, это нереально. Это реально только в одном случае, если они будут депортировать все остальные нации. Это не только на севере Сирии, а еще в Ираке, в Армении и в Турции. Курды не являются одним народом, который живет в этих странах.

Н. Стариков:

— Так и есть. Ситуация гораздо сложнее, чем рассказал наш радиослушатель. Когда курды на территории части Сирии создали вооруженные формирования, получили деньги, оружие, инструкторов и поддержку США, то на территории, где проживают арабы, а там все перемешаны, арабы начали партизанскую борьбу против курдов. Все очень сложно. Но сегодня, если сирийская армия заходит в эти районы, то гражданская война между арабами и курдами немедленно прекратится. Потому что там уже появляется общий враг в виде турецкой армии, а сирийская армия вроде как защитник и освободитель.

Д. Делинский:

— Главный вопрос во всей этой истории, я абсолютно не разбираюсь в геополитике: может ли это все привести к вооруженному противостоянию России и США?

Н. Стариков:

— Нет. Соединенные Штаты вовсе не собираются воевать своими руками. Они всегда любят воевать чужими руками. Вот пытались воевать руками курдов.

Нам пишет радиослушатель: «Какой же Сталин великий, он тогда уже понимал, что надо взрывать нефтепровод. А до них только сейчас дошло». Сталин это понимал. Это понимал товарищ Судоплатов, который курировал эти курдские подразделения. Но ведь Сталин не стал взрывать нефтепроводы. Ни курдские, ни какие другие подразделения в интересах Советского Союза не были задействованы на Ближнем Востоке. Несмотря на ту напряженность, которая там была, изменения позиций Советского Союза в отношении Израиля. Курды так и остались жить в Узбекистане. Сегодняшний руководитель курдского квазигосударства на территории Ирака – это сын того, кто командовал всеми курдами во времена Сталина. Даже наследственность сохраняется. Это Восток.

Д. Делинский:

— Уж коли мы затронули тему не взорванных нефтепроводов на Ближнем Востоке, кому выгодно, кто стоит за атакой на нефтеперерабатывающий завод в Эмиратах?

Н. Стариков:

— Либо США, либо Израиль. Уж точно не Иран и точно не хуситы, которые от этого ничего не получили. Нам же долго говорили, что Иран. А что Иран получил? Кроме потенциального повода для войны со стороны США, куда Трампа пытались втянуть? Цена на нефть у нас сильно выросла? Нет. Вот и ответ на вопрос.

Д. Делинский:

— То есть России это невыгодно?

Н. Стариков:

— Это вообще не наш метод.

Д. Делинский:

— Мы помним, Сталин так и не отправил курдов взрывать нефтепроводы на Ближнем Востоке. Возвращаемся в день сегодняшний, в курдский конфликт. Мы понимаем, что это лоскутное одеяло, дико взрывоопасное, где сейчас снова идет война. Курды – народ, разбросанный по всему миру.

Н. Стариков:

— По четырем странам. Есть курды и в Европе, например.

Д. Делинский:

— Смотрим на 70 лет назад и вспоминаем историю Израиля. Точно так же народ, разбросанный по всему миру, в конце концов ему придумали место, где у них будет родина. С курдами можно так поступить?

Н. Стариков:

— Какие-то параллели можно провести. Но евреи чуть больше ждали своего государства. Очень долго ждали. Но Израиль не был бы создан, если бы не был послевоенный консенсус великих держав. И давайте скажем, что главным идеологом, организатором, вдохновителем создания Израиля был товарищ Сталин. И англичане, и американцы согласились с этой позицией. Англичане очень не хотели. После второй мировой войны и даже немножечко во время её и до англичане ловили еврейских поселенцев, которые плыли в Палестину, и сажали их в концлагеря на Кипре, где некоторые из них умерли. И вот эти английские концлагеря для евреев на Кипре строили немецкие военнопленные.

Д. Делинский:

— Круг замкнулся. С учетом того, что концлагеря в принципе придумали англичане.

Н. Стариков:

— Просто у нас концлагеря и евреи связаны исключительно с немцами. Конечно, злодеяния немцев несравнимы. Но давайте не забывать, что на Кипре были построены англичанами лагеря, куда они тех, кто пытался приплыть на землю обетованную, отправляли, там держали и морили.

Д. Делинский:

— Возвращаясь к фигуре Сталина в истории создания Израиля, Израиль Сталину нужен был как форпост, точка влияния на Ближнем Востоке?

Н. Стариков:

— Да, в стратегическом месте Сталин решил построить государство, которое, как он думал, будет просоветским. Из-за позиции Советского Союза во время второй мировой войны, во время Великой Отечественной войны, когда миллионы евреев были спасены от смерти Красной Армией.

Д. Делинский:

— А потом у нас случились безродные космополиты, и все стало совсем плохо.

Н. Стариков:

— Это была уже реакция Сталина на то, что Израиль все-таки занял проанглосаксонскую позицию.

Д. Делинский:

— Что мешает курдам? Кроме того, что они ждут своей государственности всего лишь…

Н. Стариков:

— Доверчивость им мешает. Если им говорят, что американцы вас обманут, то поверьте тем, кто знает историю, эти ребята обманут всех. Посмотрите, как они сейчас красиво съезжают. Они говорят, что якобы игиловцев курды выпускают. Там стоят тюрьмы, в которых курды посадили задержанных боевиков ИГИЛ. Происходят налеты турецкой авиации, идут боевые действия. Разбомбили тюрьму. Кто-то погиб, кто-то убежал. И американцы что говорят, чтобы объяснить свое бездействие? Они говорят: наверное, курды сами отпускают этих боевиков ИГИЛ. Да курды их ненавидят. Я уверен, что курды бы их всех там перевешали. Это амекриканцы не дают это сделать курдам. Потому что эти игиловцы американцам ещё нужны. Под шумой можно вывести любое количество боевиков ИГИЛ в Афганистан, как это неоднократно делали американцы. А спихнуть всю ответственность на курдов.

Д. Делинский:

— Реджеп Эрдоган, президент Турции, заявил, что останавливаться не намерен, пока полностью не будет устранена угроза для турецкого населения со стороны курдских боевиков. То есть война будет продолжаться до…? До вмешательства Путина? Путин в очередной раз выступит миротворцем, идет к другу Реджепу Эрдогану, и они пожмут руки?

Н. Стариков:

— Во-первых, больше к Эрдогану некому прийти. Вы можете назвать ещё какого-то мирового политика, который бы пользовался таким авторитетом у Эрдогана? Нет. Поэтому, конечно, Путину придется в очередной раз очередное перемирие там как-то фиксировать. Но Турция будет двигаться до тех пор, пока она не войдет в соприкосновение с сирийской армией. А на территориях, занятых сирийской армией, нужно будет гарантировать туркам, что с этой территории не будет никакой угрозы для турецкого населения и турецкой территории. Это значит, что в перспективе нужно будет договориться с курдами о том, чтобы либо их отряды были разоружены, либо как-то вошли в состав сирийской армии.

Проблема сегодня заключается в том, что у курдов это незаконные вооруженные формирования. Они не признаны ни одним государством. Вот когда их формирования станут законными, тогда их и сирийская армия, и российская авиация будут защищать очень даже легко.

Д. Делинский:

— Американцы потребовали от Совета Безопасности ООН принять резолюцию, осуждающую турецкое вмешательство во внутренние дела Сирии. Однако Россия в очередной раз спасла Анкару, торпедировав принятие этой резолюции. Мы проголосовали против.

Н. Стариков:

— Почему – мы сегодня и попытались объяснить. А американцы просто хлопают крыльями, но ничего делать для защиты своих союзников, которых они обязывались защищать, не делают. У России никаких обязательств перед курдами, в отличие от США, на сегодня не существует.

Д. Делинский:

— Мы пришли к выводу, что Путин будет миротворцем в этой истории вооруженного конфликта между Россией и США, Турцией с другой стороны, Ираном с третьей стороны.

Н. Стариков:

— Там ещё можно найти несколько сторон. Израиль и так далее.

Д. Делинский:

— В общем, все успокоится?

Н. Стариков:

— Не успокоится, но войны большой не будет.

Д. Делинский:

— Всем хорошего вечера.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии