Худрук Коська и бюджетный родничок


Путин Слил Все Пропало, 24 нояб. 2016   –   putin-slil.livejournal.com


Райкину и не снилось. Сколько государственных денег осваивают российские театры

      На недавнем съезде Союза театральных деятелей России мы услышали “плач Ярославны” в исполнении художественного руководителя театра “Сатирикон” Константина Райкина. Дескать, денег на новые постановки нет, вся выручка уходит на аренду и очаг культуры вот-вот погаснет. Услышав такое, многие удивились. Неужели Константину Аркадьевичу не хватает 235 миллионов бюджетных денег, которые выделил ему Минкульт? Действительно, много это или мало? Оказалось, что по объёму финансирования “Сатирикон” даже не входит в десятку столичных театров. А лидирует по “матпомощи” государства Большой театр.

      Театр я люблю. Особенно балет. Закроешь глаза и сидишь, слушаешь музыку. А в опере и зажмуриваться не надо. И вот собрался я в Большой театр. На балет “Иван Грозный” ─ нынче этот тренд, известное дело, самый модный. Поинтересовался билетами. Нашлись хоть в партер, хоть в амфитеатр. Но цены… Внизу ─ от 6 тысяч, на верхотуре ─ от 1,8 тысячи. Но сверху ничегошеньки у балерин не разглядишь. Даже у царя вряд ли, разве что посох. Придётся сэкономить ─ отправиться в оперу. Как там у классиков ─ “Night at the Opera”? Опять двадцать пять! То бишь 9 тысяч ─ 20 тысяч на “Лебединое озеро”.

      Ну ладно, сам не гам, тогда дочку свожу приобщиться к высокому искусству на детский спектакль “Байки о лисе, утёнке и Балде”. Размечтался: минимальная цена билета ─ 3 тысячи. Причём даже не на исторической сцене, а в Бетховенском зале.

      Почему так дорого-то? Ведь Большой из бюджета и получает по-большому (см. инфографику). Ответ дал генеральный директор театра, профессор Владимир Урин. Оказывается, вверенное ему хозяйство несёт колоссальные расходы. И вообще репертуарный театр не может быть прибыльным. В штате 3 тысячи человек. Балетная и оперная труппы, оркестр, рабочие сцены, гардеробщицы, буфетчицы, ремонтники, уборщицы, охранники, бухгалтеры… Бывает, на сцене одновременно пляшут и поют под 200 человек. И все на зарплате, средний размер которой в Большом 73 тысячи. А ещё в 2015 году на дополнительные выплаты персоналу был выделен 1 миллиард рублей. При таком большом штате на человека пришлось не так много, считает Урин. Прикидываем и мы: в среднем 333,3 тысячи. Вроде неплохо.

Марина Зудина работой довольна. Фото Владимира Веленгурина (“Комсомольская правда”)

      Кроме зарплаты, приходится тратиться на “коммуналку” ─ у Большого на балансе множество зданий, ремонт, реквизит, декорации, костюмы, гостиница иногородним артистам и гонорары приглашённым звёздам, налоги. Причём в последнее время театру урезали госфинансирование: в 2015 году “сняли” почти 500 миллионов, в нынешнем ─ 200 с лишним.

      - До кризиса мы могли позволить себе практически всё, ─ признаётся Урин. ─ Пока держим удар в основном за счёт дополнительных доходов.

      Откуда они берутся? Во-первых, это пожертвования. Так, генеральный спонсор, банк Credit Suisse, перечислил в этом году 700 тысяч евро, члены попечительского совета ─ по 350 тысяч евро. Во-вторых, гастроли. В этом году состоялся один вояж, на 2017-й запланировано шесть выездов за рубеж. В-третьих, издательская деятельность. В-четвёртых, сдача в аренду излишков недвижимости. В-пятых, президентские гранты. В-шестых, реклама. В-седьмых, целевые взносы.

      Ну а продажа билетов, по словам гендиректора, покрывает всего 25-30 процентов расходов. В музыкальных театрах с их дорогостоящими постановками это норма.

      Поэтому остаётся одно: либо продолжать наполнять кошелёк Большого театра в основном из бюджета, либо поднимать цены на билеты в четыре раза. Можно, конечно, сократить штат и зарплаты, но пока на это в “национальном достоянии” не пошли.

Хорошо быть кисою

      В драматических театрах постановки не столь затратны, поэтому зритель из своего кошелька компенсирует до не 30, а до 55 процентов расходов. Скажем, “Сатирикон” Константина Райкина в минувшем году продал билетов на 132 миллиона рублей и почти вдвое больше получил из казны. Самый дорогой спектакль ─ скандальный “Все оттенки голубого”, посетить который можно минимум за 1 тысячу. Себя худрук ценит значительно скромнее: на моноспектакль “Своим голосом” билет обойдётся от 300 рублей.

      - Сегодня без поддержки не может выжить ни один государственный театр России, ─ уверен директор самого успешного в стране по финансовым показателям Театра им. Вахтангова Кирилл Крок.

Семчев в спектакле “Школа гиен”. Фото Евгении Гусевой (“Комсомольская правда”)

      Наверное, при таком положении дел подавляющему большинству театральных артистов и режиссёров живётся несладко? Действительно, после окончания вуза начинающий лицедей, как правило, получает по низшей тарифной ставке ─ 9-11 тысяч рублей. Лет через двадцать, истоптав каблуки в массовках, сорвав голос в бесконечных: “Кушать подано!” ─ и получив наконец несколько ведущих ролей, он может дорасти до 40 тысяч. Есть, правда, различные надбавки, съёмки в сериалах, большом кино и рекламе. А ещё антреприза, которая стала подлинной кормилицией популярных артистов.

      Но, как говорится, есть артист, а есть Артист. Например, Юлии Пересильд, по данным портала www.uznayvse.ru, за постановку спектакля “Песни военных лет” в Театре Наций заплатили 712500 рублей и за осенние репетиции 651095 рублей. Роль котенка её семилетней дочери Аннушки в “Сказках Пушкина” оценили в 24525 рублей. В тех же “Сказках…” и “Гаргантюа и Пантагрюэле” в сентябре Дарья Мороз нарепетировала на 559895 рублей. А ведь их театр крепко присосался к вымени бюджета ─ получил на 2016 год почти полмиллиарда.

Пересильд в спектакле “Женихи”. Фото Ивана Вислова (“Комсомольская правда”)

Театр Наций ─ не исключение. Так, Александр Семчев за участие в трёх спектаклях МХТ получил 583500 рублей. Но по сравнению с женой художественного руководителя <em>МХТ и “Табакерки”</em> Олега Табакова ─ Мариной Зудиной он просто нищий. За репетиции в пяти спектаклях на зарплатную карту народной артистки России перевели 2185500 рублей.</p><p>      Во времена Лужкова самые успешные столичные театры получили право применять <em>коэффициент при оплате труда</em> и пользуются этим, увеличивая зарплату в два-три раза. Скажем, в <em>Театре имени Вахтангова</em> в штате всего 308 человек. Средняя зарплата ─ 101340 рублей. Театр получает президентский грант ─ 31600000 рублей в год. И идут эти деньги только на зарплату актёрам. У них доход за октябрь ─ от 30 тысяч до 200 тысяч, в среднем ─ 120 тысяч. Гардеробщики и билетёры получают по 40 тысяч, в монтировочном цехе ─ 70 тысяч.

      Так что талантливым и востребованным грех жаловаться. Просто работать надо эффективнее, и тогда публика будет ломиться не только в Большой, МХТ или Театр им. Вахтангова, но и в “Сатирикон”.

Юрий Николаев Экспресс-газета 22 Ноября 2016

и ещё одна незначительная околотеатральная новость:

Кто устраивает сцену

Первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко встретился с художественными руководителями крупнейших театров Москвы и Санкт-Петербурга. Общение состоялось в среду, 15 ноября 2016, в администрации президента. На встрече присутствовали порядка десяти человек. Деятели культуры поднимали тему цензуры в искусстве

      По словам одного из участников, среди приглашённых были:

- художественный руководитель МХТ им. Чехова Олег Табаков,

- руководитель театра “Сатирикон” Константин Райкин,

- руководитель театра “Ленком” Марк Захаров,

- худрук Малого театра Юрий Соломин,

- худрук Государственного Театра наций Евгений Миронов,

- худрук Большого драматического театра им. Товстоногова Андрей Могучий,

- худрук Малого драматического театра Лев Додин,

- гендиректор Большого театра Владимир Урин,

- худрук Театра мюзикла (экс-министр культуры) Михаил Швыдкой.

      На встрече присутствовал также министр Владимир Мединский.

      Встреча с худруками прошла “в формате предыдущих встреч Кириенко — с политологами, социологами и другими лидерами общественного мнения”: “Задача этих встреч — обсудить актуальные вопросы повестки дня и спрогнозировать вызовы, которые стоят в следующем году”.

○ Райкин сообщил, что он поднимал вопрос цензуры в искусстве в связи с его выступлением на съезде Союза театральных деятелей России 24 октября. От более подробных комментариев Райкин отказался.

○ Марк Захаров: “Обсуждали вопрос, который ранее поднял Константин Райкин. Пришли к тому, что должен быть какой-то сигнал. Может, от самого Кириенко, или от кого-то из администрации президента, или с самого верха. Сигнал о том, что это преследуемые законом вещи — брать на себя обязанности дополнительных цензоров, пользуясь при этом хулиганскими методами, забрызгивать мочой, подкладывая голову под вход в театр. Надеюсь на положительную реакцию. Кириенко хорошо с нами поговорил, высказались все. Приглашение на встречу поступило мне в начале недели. Инициатором мероприятия была администрация президента”.

○ Олег Табаков: “Ну а как же без меня? Обсуждали работу, жизнь”.

      На съезде Союза театральных деятелей России худрук “Сатирикона” произнёс большую речь против цензуры и “борьбы за нравственность” со стороны общественных организаций. Он назвал попытки общественных организаций оказывать давление на искусство и театр “совершенно беззаконными, экстремистскими, наглыми”. Он также возмутился, что “словами о нравственности, Родине, народе и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели”.

      Слова Райкина, в свою очередь, возмутили лидера мотоклуба “Ночные волки” Александра Залдастанова (Хирурга). Он заявил, что “под видом свободы эти райкины хотят превратить страну в сточную канаву, по которой текли бы нечистоты”.

      Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, в свою очередь, сказал, что цензуру не стоит путать с государственным заказом на те или иные произведения.

Деловая газета РБК. 15 ноября 2016

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии