Зомби-инфантилиат и невидимые стены Нового Арля


Путин Слил Все Пропало, 15 мая 2018   –   putin-slil.livejournal.com



Что происходит с обществом, когда оно переживает ресурсный коллапс?

Для ответа на этот волнующий все хомячковые умы вопрос нужно взглянуть на Тёмные века Европы - это VI-Х вв. И прекрасной иллюстрацией того, что тогда произошло, является город Арль. Общая деградация дошла до того, что всё уцелевшее население города приспособило под замок-убежище бывший местный цирк, заложило проёмы арок, на трибунах выстроили дома, арену превратили в торговую площадь, подвалы, где ранее содержались гладиаторы и дикие звери стали складами и амбарами. Только в 1825 году местные власти снесли всю эту средневековую импровизацию и вернули цирку Арля первозданный облик. Оставили только церковь, которую соорудили в водонапорной башне, откуда поступала вода для имитации морских сражений.

Такое смелое градостроительное решение в средневековье не было чем-то из ряда вон выходящим. В Константинополе на момент крещения Руси жило по данным налогового учёта 70 тыс. человек, и это был самый густонаселённый город Европы. Пусть будет 200 тысяч за счёт уклонистов, но в римскую эпоху в Константинополе жило до 2 млн. человек. Столько же, сколько и в Риме, на развалинах которого в средневековье разместилось аж три городка, включая папскую резиденцию в Замке Святого Ангела, который в античные времена был пристанищем всего лишь для одного человека - усыпальницей императора Адриана. В античном Арле население было не меньше 20 тыс. человек. На его трибунах легко размещается 5 тысяч.

Столь стремительное уменьшение городского населения имело только одну главную причину - столь же стремительное уменьшение кормильцев горожан - сельского населения. И климатический шок III-VI вв. был только базовой предпосылкой, которая преломилась в реальность истории довольно причудливо. Из-за поначалу незначительного сокращения налогов само римское государство было уже не в состоянии проецировать силу на огромные незащищённые лихими людьми пространства. Вакуум власти породил настолько чудовищный рост бандитизма, что огромные территории стремительно обезлюживались, что многократно усиливало порочную спираль - меньше людей - меньше налогов - меньше легионов - меньше власти - больше бандитов - меньше людей…

То, что историки-марксисты любят преподносить как восстания угнетённых масс в реальности были восстаниями зомби-инфантилиата Тёмных веков: тогдашняя улица уничтожала в суицидальном экстазе как свинья под дубом саму основу своего существования - государство, и потом было уже неважно - плохое ли оно или хорошее, эксплуататорское или справедливое - вопрос снялся с повестки дня сам собой - за счёт забытого Холокоста Тёмных веков. Не стало ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых. По крайней мере, в изначальных количествах.

Для лучшего понимания всей степени обезлюживания некогда цветущей римской Галлии, численность населения которой оценивают от 7-8 до 17-19 млн. человек, показательно привести наблюдение Фернана Броделя в его классической книжке “Что такое Франция”. Придётся привести обширную цитату: “Мы знаем, чем была Франция в старину,- пространством безмерным и оттого непокорным, неуютным для путешествий, ускользающим от надзора. Об этом свидетельствуют и великие события, и - быть может, даже в большей степени - мелкие случаи, повседневные происшествия, банальные житейские подробности. Я мог бы рассказать вам, например, о том, как в 1523 году коннетабль де Бурбон бежал куда глаза глядят от королевских жандармов; самое поразительное, что беглецу удалось раствориться в пространстве и даже незамеченным перебраться через Рону - препятствие не из пустяковых и притом находящееся под бдительным присмотром. Другой эпизод менее драматичен, но, на мой взгляд, еще более выразителен: я имею в виду похождения герцога д’Эпернона в 1619 году. Заговорщик и интриган со времен своей бурной юности,- когда он входил в число фаворитов Генриха III,- герцог, постаревший (он родился в 1554 году), но не остепенившийся, исправляет должность мецского губернатора. Король запрещает ему покидать город. Но герцогу не впервой выказывать неповиновение. 22 января 1619 года, на утренней заре, он трогается в путь вместе с пятьюдесятью дворянами и сорока вооруженными гвардейцами; “затем следовали мундкохи и слуги, все верхами, и наконец полтора десятка мулов, навьюченных поклажей”. Куда же направлялась кавалькада? В замок Блуа, дабы возвратить свободу заточенной там королеве-матери Марии Медичи. Но нас интересует не столько политическая сторона этой поразительной экспедиции, сколько ее географический аспект: герцогу и его свите предстояло пересечь всю Францию с востока на запад, причем, несмотря на зимнее время, разбитые дороги, необходимость делать привалы, несмотря на трудные переправы через реки, медлительность мулов и обилие на пути больших городов вроде Дижона, в которых герцога тотчас бы заметили и донесли бы о его перемещениях Люину и Людовику XIII и которые, следовательно, ему надобно было обходить стороной,- несмотря на все это, кавалькада преодолевала в день не меньше сорока километров и двигалась на удивление быстро. Самое замечательное состоит в том, что вся эта не такая уж маленькая компания сумела остаться незамеченной, на целый месяц затеряться в огромном королевстве, словно иголка в стоге сена. Луару они перешли по броду между Роанном и Десизом, Алье - по мосту в Виши, и в ночь с 21 по 22 февраля королева-мать уже спускалась к ним из окна своей темницы”.

То бишь на дворе уже начало XVII века, а плодороднейшая страна с курортным климатом заселена настолько редко, что в ней можно затеряться как иголке в стогу сена целой банде опасных государственных преступников! Что уж говорить о России! Бывали в русской истории моменты, когда князья целыми дружинами плутали по лесным дебрям и не могли на разборку явиться.

Казалось бы, как так? - Ведь численность населения Франции конца XVI - начала XVII вв. оценивается уже во вполне античных показателях - 15-17 млн. человек. Но всё дело в размещении. Королевская власть и власть вообще была настолько слаба, что население теснилось около любых мало-мальски защищённых мест, куда можно спрятаться, и огромные пространства вполне плодородных и удобных земель с античных времён оставались неосвоенными, т.к. даже большая деревня совершенно беззащитна перед не самой большой бандой. При этом всё население было до зубов вооружено. Между цехами и гильдиями, деревнями и городками шли свои непрерывные столетние войны - за ручей, за межу, за метраж лавок. Проекция власти на территорию в эпоху Рима была на два порядка больше. Только к середине XIX века французское государство окрепло настолько, что смогло обеспечить мало-мальски безопасное житьё в отдалённых углах, и это сразу же сказалось на обеспечении продовольствием - таких тощих лет как в 1840-х, кои стали одной из причин революции 1849 года, уже не было. Повылавили всяких людоедских людоедов, и жизнь стала потихоньку налаживаться.

Но очень интересен и такой вопрос: Кто были те отчаянные горожане Арля, которые не сбежали, куда глаза глядят, а вцепились в то, что было и превратили цирк в город?

Когда общество начинает испытывать ресурсный шок, то начинается стихийное кучкование - в одиночку не выжить! И вот в этот момент особо ценными для выживания становятся два качества - лояльность и компетентность.

Право поселиться в новых стенах Арля надо было заслужить.

Во-первых, это должен был быть человек надёжный, с которым не страшно идти в разведку, тот, который “не предаст нас при первой же опасности”, а во-вторых, он должен был быть ценным членом общины - что уметь и что-то иметь. Белоручка не стоил ничего.

Заметьте, что новый Арль сам в свою очередь состоит из множества маленьких “арлей” - каждый дом - крепость. Там живут свои монтекки и капулетти с крепкой нервной системой. И напомню, что чеченская мать говорит сыну-сорванцу - “Я тебя на порог дома не пущу!”. И не пустит, не сомневайтесь ни на миг. Я женат на испанке. И для меня не было шоком, когда в моё отсутствие она нашего сына-первоклассника однажды за нехилый косяк не пустила домой, и он всю ночь прохныкал в подвале многоэтажки. Железная женщина.

Когда другой сын влюбился в девушку лёгкого поведения, то после терпеливых увещеваний был послан ею в нокаут, связан и нещадно выпорот. Удивительно, но помогло. По его признанию, если б его выпорол я, осознания бы не случилось. Тоже ведь упрямые - немецко-испанский ёрш!

Когда разные полуобразованные дебилы трындят о моргеналах, которые атакуют, они не в состоянии понять всю степень сложности и кропотливости налаживания противоположного маргинальности состоянию - связности общества. Не всякая связь между людьми социальна. Социальной может быть только та связь, которая напрямую обеспечивает сотрудничество в производстве прибавочного продукта и воспроизводстве глубинных смыслов, освящающих само существование общества. Во всех первобытных обществах вкушание пищи было частью религиозного ритуала, а не простой жрачкой. Социальной может быть только связь более-менее справедливая, когда и верхи, и низы чувствуют, осознают и публично признают свою взаимозависимость, выполняют свои обязанности и придерживаются неписаного правила - “живи сам и давай жить другим”. Если же товарищ феодал плохо справляется со своими обязанностями по защите оброчных мужичков, то мужички в недалёкой исторической перспективе убегут к тому, кто за тот же оброк старается получше.

Именно в пору ресурсного шока и выявляется истина: какие связи оказались социальными, а какие - нет. Во время дефолта в Аргентине на рубеже тысячелетия работяги нескольких десятков предприятий прогнали своих хозяев, решивших попилить всё на металлолом, установили рабочий контроль, отбиваясь даже от полиции, и спасли производство. Я не знаю в истории распада СССР и рыночных реформ аналогичных случаев. Но знаю очень много случаев, когда на металлолом свой завод пилили все - и начальство, и работяги, и при этом кляли друг друга.

Важнейшим качеством именно социальной связи является способность её участников к СУЩЕСТВЕННОМУ самоограничению. Во время Столетней войны очень многие французские феодалы вели образ жизни мало отличающийся от крестьянского. Бароны д’Арки, кои удочерили принцессу крови Жанну, жили вместе со своими мужиками на речном острове, спасаясь от мародёров, и их приёмная дочь всё детство пробегала в одёжке из мешковины. Отсюда романтик Жюль Мишле и вывел миф, что она была крестьянкой. Если одна из сторон не желает ужиматься, когда всем плохо, то эта связь не есть социальная, и такая группа испытаний не переживёт.

Сейчас я воочию наблюдаю, как незримо возводятся стены новых Арлей - по всей стране. Лихие 90-е пережили те новые буржуи, которые поняли, что “на вещи надо смотреть ширше, а к людям относиться чутче”, что самый главный капитал предприятия - это люди, коллектив, настоящий, а не коммунячно-пропагандонский, где владелец предприятия хоть и хитрый жук, но отец родной, хоть и не святой, но и не чёрт, где самый распоследний работяжка понимает, что украсть даже мелочь - предательство даже не по отношению к хозяину, а по отношению к своим. Только такие предприятия-общины оказались самыми крепкими, способными пережить и уменьшение зарплаты, и всякие иные перетрубации.

Но вот попасть в такой трудовой коллектив - дело нелёгкое. Читай выше и сначала: нужно явно проявлять как высокую лояльность, так и высокую компетентность. А сейчас что? - Кругом в избытке инфантильных рвачей и коекакеров. Просто стадами бродят по современных городам и весям в поисках халявы.

Что случится, когда грядёт неизбежное? Обвал не за горами. А вот что. Даже, если государство российское, готовящееся к большому пипцу, сможет сохранить проекцию власти на территорию и не допустит появления диких полян внутри страны, рост преступности всё равно будет экспоненциальный, ибо такова неизбывная природа зомби-инфантилиата. И вот тогда все социальные связи, все общины на любой основе - от предприятий-общин до воинских частей - вынуждены будут пройти проверку на прочность, и очень может так статься, что невидимые пока стены нового Арля обретут плоть.

В начале 2000-х в нашем городке всю милицию заменили на командированных, и они приспособили под общежитие чердак самого управления, а потом, как привезли и семьи, превратили в общаги всякие подсобные строения на территории, и даже мини-детсад организовали. И только совсем недавно сдали первый ментовской дом - как раз между управлением и СИЗО. (Эффект неплохой - теперь город не под ворами, а под ментами. Простым людям от этого большое облегчение.)

Ещё один “арль” потихоньку обустраивается в пригороде - тепличный комбинат. Ездить далеко на работу, вот хозяин и помогает работникам потихоньку выкупать дома в почти умершей деревне, а ихний ЧОП эту деревеньку охраняет, чтоб чужие не шатались. И даже подобие блок-поста водрузили, что не совсем по закону. Уже и часовню построили.

А во глубине лесов вовсю обустраиваются чеченские, ингушские и дагестанские “арли”, где мужчины заняты на лесозаготовках и лесопилках, а женщины - огородничеством в промышленных объёмах. (Особенно классно у них получается чеснок выращивать).

А какова будет судьба огромного числа зомби-инфантилов, которые проголосовали за дядю Вову, справедливо узрев только в нём источник всех благ в России?

Что будет с ними, косячащими налево и направо, и так, и сяк, у которых в голове чудовищная пурга из мемасиков поцриотизма, коммунизьма, либерализьма и просто пофигизма?

Участь их печальна. Они обречены на вымирание. Нужно приложить огромные усилия на то, чтобы спасти человека, который хочет самоубиться, который хочет пустить свою жизнь коту подхвост, ибо понимает либерализм не как тогда - в XVIII-XIX вв. - как свободу ВЫКРУЧИВАТЬСЯ, а как свободу ВЫЁЖИВАТЬСЯ, а коммунизм не как, хоть и утопическое, но здоровое желание справедливого коллективного созидательного и творческого труда, а как жажду халявы по потребностям, а под патриотизмом такие понимают не любовь к Родине через терпеливый труд вот прямо тут и сейчас, а пышание с пивасиком на диване с воплями “Расея вперёд!”. Помнится как-то в Турции один такой вломился строго по анекдоту в пять утра с воплями “Помни про 45-й”, за что пришлось ему и его товарищам объяснить, чтобы они не забывали про 41-й.

Единственная их надежда - на Русскую Православную Церковь Московского Патриархата, ибо ея священнослужители принимают и вправляют мозги тысячам убогих, кои накосячив немеряно идут за наставлением и спасением. Но спасти от маразма можно только того, кто твёрдо сам решил спастись, СМИРИЛ ГОРДЫНЮ и готов не трындеть про свои права, но и впервые послушать про обязанности.

Вот и вы задумайтесь: есть ли у меня свой Арль? А если нет, то как его найти и как туда попасть?

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

На фото: многоцелевые истребители МиГ-31К с гиперзвуковыми ракетами «Кинжал»  США не отстают от России и Китая в ра […]
13 мая 1783 года 11 кораблей Азовской дивизии вошли в Ахтиарскую бухту Крыма. Так началось строительство Черноморского флота, ставше […]
Сегодня в 20:09  8.7 (9)   Вначале — актуальная аналитика. The Washington Post констатирует, что эра американской гегемонии заверш […]
Попытки нового геополитического передела разбились о русскую цивилизацию, поставившую под сомнение европейскую мораль.