«Курдский Проект» Иосифа Сталина


Русская сила, 25.11.2015 18:42   –   rusila.su


Американский генерал Майкл Хайден, во времена президента США Джорджа Буша-юниора возглавлявший АНБ и ЦРУ, приоткрыл некоторые тайны задуманного тогда вашингтонскими аналитиками проекта Большого Ближнего Востока.

В интервью французской газете Le Figaro он предрек распад Сирии и Ирака.«И это влияет на наши решения, в том числе касательно передачи курдам оружия, — заявил генерал — Как мне кажется, курды — наши лучшие союзники в регионе. И они останутся ими при любых обстоятельствах, потому что заинтересованы в альянсе с Западом. Если мы будем связывать себе руки надеждами на восстановление Ирака и Сирии, мы лишь обострим проблему… Если вы взглянете в прошлое, то увидите, что при Османской империи Ирак был поделен на три вилайета, курдский, суннитский и шиитский: Мосул, Багдад и Басра. Ирака в его современном понимании не существовало. С этими реалиями нельзя не считаться».

ebd9a881da2b0a0037f4158f9f899a1e_full.jpgДействительно, мало кто предполагал, что на Ближнем Востоке выступит наружу историческая матрица, и, как пишет российский востоковед Дмитрий Добров, все фактически будет крутиться вокруг проекта «Курдистан», а «Исламское государство» будет фактически действовать в интересах Турции, разъединяя курдские анклавы в Ираке и Сирии, тогда как западные союзники втянули ее в антихалифатовскую коалицию. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно заявлял, что его страна не потерпит создания курдской автономии на территории Сирии, тогда, как Анкара со ставкой на региональное правительство иракского Курдистана, подрывает усилия Багдада сохранить центральное управление. Но проблема в том, что в борьбе против ИГ иракские, сирийские и турецкие курды объединились, и с этим считаться приходится как западным союзникам, так и Турции. Более того, объективно они оказываются даже союзниками ИГ, которое выступает за отмену соглашения Сайкса-Пико и ликвидацию нынешних «искусственных» границ на Ближнем Востоке. Загадка только в том, пока мало кто способен ответить на вопрос: это шаг вперед или назад, в историческое прошлое и что может последовать за этим.

В архивах Коминтерна сохранился любопытный исторический документ, относящийся к 1923 году. Это отчет о беседе с английским военным атташе в Тегеране полковником Сандерсом.

«Наша задача — расчленить Россию, чтобы было легче ею управлять. На юге нужно создать самостоятельную Закавказскую республику, состоящую из республик Грузии, Армении, Азербайджана и Дагестана. Важно между Грузий и Персией создать свою «Польшу» в виде самостоятельного Курдистана. Он послужит реальным пугалом то против Персии, то против Турции, да и против Закавказья. В него должны войти турецкий и персидский Курдистан с Тавризским районом».

В 1920-х годах появился «красный Курдистан» на границе Азербайджана и Армении, но спустя несколько лет его ликвидировали.

Несмотря на то, что Турция формально не принадлежала к числу сателлитов фашистской Германии, СССР на протяжении всей Великой Отечественной войны рассматривал южного соседа как потенциального противника.

Показательно, что германо-турецкий договор о дружбе и сотрудничестве был подписан 18 июня 1941 года – за 4 дня до нападения на СССР. Некоторые историки, в том числе турецкие, утверждают, что обе стороны устно тогда же договорились о вступлении Турции в войну против СССР при максимальном приближении войск Германии и ее союзников к Закавказью и Каспию.

После нападения Гитлера на СССР 21 июня 1941 года Сталин не доверял формально провозглашенному Анкарой «нейтралитету». На границе с советским Закавказьем Турция держала в постоянном режиме около 30-ти военных дивизий, что вынуждало советское командование перевести в Закавказье кавалерийский корпус, усиленный стрелковой дивизией и танковой бригадой.

Как отмечается в мемуарах бывшего начальника советского генштаба С.М. Штеменко, осенью 1941-го и в середине 1942 года никто не мог поручиться, что Турция не выступит на стороне Германии: на границе с советским Закавказьем сосредоточились 26-28 турецких дивизий, оснащенных в основном германским оружием. На случай, если турецкое вторжение пойдет через Иран на Баку, на ирано-турецкой границе стоял советский кавалерийский корпус, усиленный стрелковой дивизией и танковой бригадой. Пропуск Турцией через Дарданеллы-Босфор германских и итальянских военно-морских сил в июне 1941 года в Черное море, а в 1944-м – в обратном направлении, также до предела обострили взаимоотношения СССР и Турции.

Угроза со стороны Турции стала еще более реальной летом 1942 года, когда германская армия стремительно приближалась к Каспийскому морю, угрожая отрезать Кавказ и Закавказье от остальной части СССР. Возможность успешной обороны Кавказа обеспечивалась тогда оккупацией северного Ирана. Через Иран для защиты Кавказа перебрасывались войска из Средней Азии. Через Иран также шла военная помощь из США и Великобритании. После окончания войны Советская армия не покинула северные иранские провинции, населенные в основном азербайджанцами и курдами. Сталин решил приступить к выполнению первой фазы давно задуманной им геополитической комбинации: в пограничных районах Ирана появилось два новых государства — автономная демократическая республика Азербайджан и республика Курдистан. Правительства в этих республиках формировались из членов иранской компартии и Курдской рабочей партии.

В первом случае вырисовывалась перспектива объединения «двух Азербайджанов» в единое государство. Во втором — создание Курдистана с включением в него части территории Ирана, Ирака и Сирии. Как пишет в своих мемуарах Павел Судоплатов, «с помощью курдов мы могли надолго вывести из строя нефтепромыслы в Ираке (Мосул), имевшие тогда исключительно важное значение в снабжении нефтепродуктами всей англо-американской военной группировки на Ближнем Востоке и в Средиземноморье». И не только это. По мнению Судоплатова, разработанный план заключался в том, чтобы сформировать из курдов специальную бригаду — полторы тысячи человек — для диверсионных операций на Ближнем Востоке. Ее можно было использовать и для намечавшегося свержения правительства Нури Сайда в Багдаде, что серьезно подорвало бы влияние англичан во всем ближневосточном регионе, вывело бы из строя нефтепроводы на территории Ирака, Ирана и Сирии в случае вспышки военных действий или прямой угрозы ядерного нападения на СССР. Причем тогдашний лидер иракских курдов Барзани согласился подписать соглашение о сотрудничестве с советским правительством, в обмен на гарантии содействия в создании Курдской республики. Кстати, идею Сталина по созданию «Большого Азербайджана» активно поддерживал руководитель компартии Азербайджанской ССР Мирджафар Багиров. Однако Сталин, как писал Судоплатов, вскоре отказался от «азербайджанского проекта», опасаясь создавать на южных границах СССР единый «тюркский пояс».

В апреле 1945-го СССР денонсировал советско-турецкий договор 1931 года о ненападении и нейтралитете и перестал юридически признавать существовавшую на тот момент советско-турецкую границу. Затем Сталин официально заявил на Потсдамской конференции, что Турция должна вернуть Армении и Грузии их территории, захваченные в период военно-политической слабости Советской России. Речь шла, как минимум, о восстановлении российско-турецкой границы на август 1914 года. Кроме того, СССР потребовал международного контроля за маршрутом Босфор – Мраморное море – Дарданеллы и поддержал претензии Греции на центрально- и южноэгейские острова (бывшая итальянская колония Додеканес), на которые претендовала и Турция, потерявшая их из-за поражения в итало-турецкой войне 1911–1912 гг. В конце 1946 года Москва и Анкара приближались к военному конфликту. СССР стянул до 30 дивизий к турецкой границе, советские военно-морские базы в 1945–1946 гг. появились в Румынии и Болгарии.

Одновременно СССР задержал вывод своих войск из Северного Ирана, а советской прессе с апреля 1946-го, когда отмечалась 31-я годовщина турецкого геноцида армян, началась кампания в поддержку «справедливых требований армянского народа», подразумевавшая предстоящее признание Советским Союзом геноцида армян в Турции.

Мехабская курдская республика в Иране появилась в 1945 году, но ее быстро удушили, а ее президента Кази Мохаммада — повесили. В декабре 1946 года правительство Ирана при поддержке со стороны США и Великобритании ввело свою армию в северные районы и ликвидировало здесь сепаратистские режимы азербайджанцев и курдов. Однако по большому счету для Сталина «иранский плацдарм» не представлял заметной ценности. Его больше беспокоила «Доктрина Трумэна», которая предоставляла военные гарантии Турции в случае войны с СССР. В конце 1947 года Баку было поручено отработать сценарий создания курдского автономного округа на севере Нахичеванской АССР Азербайджана — в Норашенском районе, граничащем с Арменией и Турцией. По мнению тогдашнего азербайджанского руководства это способствовало бы налаживанию более тесных контактов с курдами Турции и Ирана. Затем автономию планировалось расширить за счет курдских районов Игдыр и Нор-Баязит в турецкой части Западной Армении, которую намечалось вернуть Армянской ССР. Затем Сталин стал разыгрывать «карту» южных арабских территорий вкупе с идеей поддержки создания государства Израиль. По его замыслу, именно союз Израиля с Курдистаном мог изменить соотношение сил в регионе всего Ближнего Востока. Но Израиль отказался следовать в фарватере советской геополитики. В результате стал «проваливаться» и курдский проект. В 1948 году военные отряды Мустафы Барзани были передислоцированы из Ирака через Турцию сначала в Азербайджан, а затем в Узбекистан. Вместо обещанного государства на Ближнем Востоке СССР решил создать на своей территории Курдский национально-автономный округ. Но глава Азербайджана Мирджафар Багиров понимал, что Сталин пытается расселить в Азербайджане курдов, дабы ослабить потенциальные возможности азербайджанцев в осуществлении набиравшей силу идеи «Великого Азербайджана». Поэтому Багиров, который поддерживал в 1946 году политику переселения курдов в Азербайджан, в 1947 — 1948 годах стал активно высылать их в Среднюю Азию. Но даже тогда Сталин считал это временным явлением, будучи уверен в «будущей востребованности курдского проекта».

Затем, после перехода весной 1947 года ирано-азербайджанской границы отрядами курдских повстанцев и беженцев во главе с Мустафой Барзани, у СССР появился новый рычаг давления на Турцию. Сталин поручил разработку новой политики в курдском вопросе руководителям Азербайджана, где в 1922–1931 гг. был курдский автономный округ (сейчас это Лачинский район, находящийся с мая 1992 года под контролем армянских формирований Нагорного Карабаха), и Узбекистана – Джафару Багирову и Усману Юсупову. В августе 1947-го Сталин назначил Юсупова ответственным за подготовку курдских военных отрядов в Узбекистане для последующих их действий в Турции и Иране. Силы Мустафы Барзани были в 1948 году передислоцированы в Узбекистан, где находилось большинство депортированных в конце 1930-х из Закавказья в Среднюю Азию курдов. В свою очередь, Джафару Багирову было поручено разработать предложения по воссозданию курдского национально-автономного округа. В тот же период были установлены постоянные контакты с курдскими партизанами в Турции и даже с зарубежной антибольшевистской партией армянских националистов «Дашнакцютюн», имевшей свои подпольные структуры на Северо-Востоке Турции.

В конце 1947 года Джафар Багиров предложил создать курдский автономный округ не на прежнем месте, а на севере Нахичеванской АССР Азербайджана – в Норашенском районе, граничащем с Арменией и Турцией. По его мнению, такое расположение округа помогло бы установить более тесные связи с курдами Турции и Ирана. Затем автономию планировалось расширить за счет курдских районов Игдыр и Нор-Баязит в турецкой части Западной Армении, которую намечалось вернуть Армянской ССР. Переселение курдов в Азербайджан началось в 1946 году и продолжилось в 1947–1948 гг. Отметим, что в современном Азербайджане, по оценкам российского агентства Regnum и Интернет-портала www.realazer.net, проживает как минимум 150 тысяч курдов. Курдская община представлена и в азербайджанском истеблишменте, занимая важные государственные посты. Этническими курдами являются, в частности: гендиректор государственной нефтяной компании Азербайджана Ровнаг Абдуллаев, мэр Баку Гаджибала Абуталыбов, начальник личной охраны президента страны Ильхама Алиева Бейляр Эйюбов, председатель государственной телерадиокомпании Ариф Алышанов, руководитель крупнейшей в Азербайджане многопрофильной корпорации «Азерсун» Абдулбары Гезал.

Однако в том же 1947 году в ситуацию вмешались США, которые разместили на турецкой территории свои военные и разведывательные базы. Значительная часть таких объектов находилась в непосредственной близости от советской границы. Еще раньше Гарри Трумэн отказался выполнять обещания, данные Сталину Рузвельтом, о размещении советских баз на ливийской и турецкой территории. В этот же период конфликт СССР с титовской Югославией ослабил позиции Сталина на южном направлении, что также не могло не отразиться на «курдском проекте». Вывод советских войск из Ирана в январе 1948 года еще более усугубил ситуацию.

Между тем, осенью 1951-го ВМФ США и Великобритании получили право использовать, случае угрозы безопасности Турции и обороноспособности НАТО, турецкие порты на Черном море. Однако Анкара продолжала требовать от США дополнительных гарантий безопасности, которые и были даны ей весной 1952 года, когда Турция вступила в НАТО.

После смерти Сталина «курдский проект» был надолго законсервирован, но не забыт Советским Союзом. Уже в мае 1953 года Москва объявила о признании советско-турецкой границы, а впоследствии Никита Хрущев лично извинился перед послом Турции в СССР за «сталинские несправедливости».

«Барзани был достаточно умен, чтобы понять: будущее курдов зависит от того, насколько эффективно им удастся сыграть на противоречиях между сверхдержавами, имеющими свои интересы на Ближнем Востоке», — напишет Павел Судоплатов. Конечно, история не приемлет сослагательного наклонения. Но правда и в том, что события имеют свойства своеобразно повторяться на ином историческом витке. Но на сей раз курдская мистерия раскручивается Западом, а не Россией, не в Закавказье, а на Ближнем Востоке, когда, с одной стороны, проблема сохранения или не сохранения Ирака, борьба с «Исламским государством» переложена на иракских и сирийских курдов, с другой стороны, через турецких курдов раскачивается ситуация в Турции. Наконец, налицо попытки через курдский фактор развернуть Тегеран в «нужном» направлении, и через него прорваться на закавказский плацдарм. Не случайно Турция стала готовиться к самому неблагоприятному варианту развития событий, которые, судя по всему, уже приготовлены ее «главным стратегическим партнером» в лице США, хотя ранее казалось, что «курдская карта» разыгрывается, прежде всего против Ирана и Сирии. Поэтому на данном этапе «курдский проект», как и проект «Исламского государства», далек от своего «логического» завершения. Их реализации в неизвестных пока еще границах будут предшествовать еще многие важные события, связанные с исчезновением старых и появлением новых государств. Так что сталинский сценарий еще может быть востребован.

Когда будет востребован «сталинский проект» по курдам?

Специально для “РУССКОЙ СИЛЫ” подготовил Макс Елев

Related Posts

comments powered by HyperComments

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии