«Я иду защищать»: интервью с матерью русского добровольца Александра Чепишко


Пятиминутка здравого смысла, 21.06.2019 15:00   –   ruslanostashko.livejournal.com


В ходе боёв за Луганский аэропорт в августе 2014 года среди других защитников Донбасса был убит русский доброволец Александр Чепишко. Как и обещали, мы взяли интервью у матери этого рядового россиянина, отдавшего жизнь за других людей.

В День России, 12-го июня, я опубликовал материал о дневнике защитника Донбасса Александра Чепишко, найденном его матерью Людмилой Павловной.

Александр прошёл обе чеченские войны, получил орден Мужества, вернувшись домой с контузией.

И стоит ли удивляться, что такой человек не смог остаться в стороне, когда укрокаратели напали на Донбасс? Вот как описывает мотивацию своего сына Людмила Павловна Чепишко.

«И жалко детей, но правильно они говорили: Мам, но, если не мы, а кто? Ну, вот давай, мы не пойдем, другие не пойдут, эти не пойдут, и что дальше, но кто-то же должен защищать-то. Кто-то же должен. Они и не думали, что вот умру — не умру. Нет! Я иду защищать. Всё!

Раз они шли на это, они знали, они погибали за идею, за людей, за помощь людям».

Людмила Павловна говорит во множественном числе по той причине, что добровольцем в Донбасс отправился и её второй сын – Дмитрий. Он тоже участвовал в том яростном бою 31-го августа 2014-го, где погиб Александр, но выжил после тяжёлого ранения.

И он же, кстати, был вместе со старшим братом в Чечне.

«А в Чечне, как ему спасибо говорили. О-о-о! А у них был ещё такой случай: Димка и четверо… трое ребят в Чечне. И вот говорит Саша, мы, говорит, пробирались туда, к ним, эт самое, никак не могли, окружили их и никак не могли. Думали, ну, всё: их сейчас взорвут и эт самое. Слышим: молится каждый на своём, там, говорит был у нас и татарин, и русский, и мордвин и кого, говорит, только не было. И каждый на своем языке молился. Ну, а потом, говорит, один приехал и сказал: твой брат — двести, сказал. Ах! Саша говорит: я развернулся на БТРе, и эт самое, подъезжаю: гляжу — лежит вниз лицом. Я, говорит, только взглянул на ботинки, — не димкины. И назад как развернули, и вот тогда, говорит, с такой злостью мы их раздолбили, всех, отняли их из этого плена. Их выбрали. Я, говорит, никогда не думал, что я так мог все их всех вот так вот. Они вышли, говорит, эт самое, ой, боже, я только глянул на ботинки, ботинки не те. Даже, говорит, не стал переворачивать и назад. Я говорю, вот что значит брат. Он рванулся, бросил всё и убедился. Вот не то, что сразу… Он убедился! Он не стал этого делать, а когда убедился, что это не он, вот тогда он вернулся, тогда он уже с ними рассчитался за всё».

О том, за что Александру Чепишко дали орден Мужества, писали и в газетах.

«В моём подчинении была малая разведгруппа, нам была поставлена задача – произвести разведку боем возможного направления для прорыва наших основных сил. В ночных сумерках мы выдвинулись вперёд. Своим внезапным появлением на огневых позициях боевиков внесли суматоху и панику у противника. Шквальным огнём обеспечили прорыв основных сил на данном направлении, уничтожив при этом около шести укреплённых огневых точек противника».

У Чепишко была контузия, но он продолжал командовать и выполнил задачу.

И вот этот прошедший две войны русский человек, представитель военной династии – его отец тоже посвятил жизнь армии – просто не смог оставаться в стороне от событий в Донбассе. Именно так и объясняет поведение своего сына Людмила Павловна.

«Не надо оставаться в стороне или что-то. А, ладно, чай это не меня касается и ладно. Сейчас посмотришь вот эти рассуждения, мне кажется, вот такое вот. Ну, не меня касается, зачем я буду это делать? А вот это вот не должен человек делать. Раз кого-то касалось, значит помоги ему, чтобы не было этого у него».

Обратите внимание: в военном билете Александра в графе «национальность» написано «украинец».

То есть он был гражданином России, но считал себя этническим украинцем, притом что родился в советской Средней Азии, где служил отец. Для него война в Донбассе была гражданской, потому что там одни украинцы убивали и продолжают убивать других. Мог ли обладатель российского паспорта, украинского происхождения и русской культуры остаться в стороне? Не мог. А от матери всё это скрывал.

«Ему цены не было, просто ему цены не было. Его настолько вот это самое. Прямо всё начальство как-то с ним считалось. В первую очередь, какое-то обсуждение или что-то. Сашу вызывали – все. Но он камень был. Вот все. Слова от него не вытянешь.

Никогда не скажут, что я что-то сделал. Вот слова не вытянешь. Всё. А все знали, что это ты сделал. А он – нет. Никогда не скажет, не похвалится, что он это сделал или что-то. Нет такой вот черты самовосхваления или что-то вот. Никогда не скажет. И Димка такой же. Я говорю: эх, ну, вот два. Вы чё? «Да чё? Да ничё. Всё нормально. Да ты чё мам, кто тебе сказал, слушай ты всех». Мама опять ничего не знает. «Мама, ладно тебе». То кажут: «Да ладно, мам, ты думаешь, правда, что ли, мы полезем в такое пекло». Отцу, конечно, они всё скажут. Отцу всё скажут. Как, погоди, кто-то из них всегда говорил: «Мам, чё тебе надо сказать? Вот папа, он всё поймет и все скажет: правильно ты сделал или нет. Все. А тебе чё сказать?»

Отец пережил старшего сына на 2 года – умер в 2016-м. А теперь вот самый младший Чепишко, сын Дмитрия, хочет пойти по стопам старших родственников – поступать в военное училище.

Людмила Павловна Чепишко еле сдерживает слёзы, когда рассказывает о похоронах своего сына, на которые приехали 180 человек. Приехали со всей России, а также с передовой в Донбассе, чтобы проститься с Александром. Вероятно, среди них были и те, кого он спас своим последним выстрелом, сделанным в ходе того жестокого боя 31-го августа 2014-го года.

Александр Чепишко покоится на кладбище в Сызрани. Луганск контролируют силы ЛНР, в них по-прежнему немало российских добровольцев самых разных национальностей. Они сражаются за идею, хотя укропская пропаганда и российские либералы постоянно льют на них грязь, называя наёмниками.

(до 1:30)

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии