Выжатая «Ягода Карелии»


Русская планета, 3 сент. 2015   –   petrozavodsk.rusplt.ru


Одна из самых успешных продовольственных компаний региона, первое в России предприятие полного цикла переработки лесных и садовых ягод — «Ягода Карелии» — находится на грани банкротства. Миллиард, потраченный на возведение здания и приобретение современнейшего европейского оборудования, не принес ожидаемых дивидендов. Из 100 сотрудников производственной структуры почти половина уволилась. Остальные надеются на выплату заработанных денег и компенсаций за простой. Корреспондент «Русской планеты» попытался понять, почему пробуксовывает крупнейшее в России ягодное предприятие, которое построили четыре года назад, пытаясь создать отечественное производство нового поколения.

Уникальные природные возможности Карелии способны не только накормить российских потребителей. Экспортировать дары (ягоды и грибы) в соседние государства — было одной из главных целей местных предпринимателей. Ведь черника, брусника, клюква — самые дорогие ягоды в мире. В сезон сбора были задействованы жители окрестных сел и деревень. Каждый желающий мог сдать столько, сколько насобирал, и получить денежную компенсацию за свой труд. Все дары природы тщательно отбирались, проходили специальные технологии очистки, заморозки, переработки и хранения, никакой химии и самая экологичная тара. Новое здание, современное оборудование, казалось, должны были увеличить объемы производства и замахнуться на мировое лидерство, ведь в этом бизнесе конкурентов практически нет. Но мечты разбились о непреодолимые скалы финансовых проблем.

Уголовное дело за неуважение к труду

В январе 2015 года от работников предприятия стали поступать заявления в прокуратуру Петрозаводска о том, что задерживают зарплату. Были направлены иски по взысканию задолженности, внесены представления, предостережения руководству с требованием устранить нарушения.

– До сих пор руководством предприятия никаких действий не предпринято, — комментирует РП помощник прокурора Петрозаводска Кира Гюннинен. — Работодатель обязанность выплатить зарплату не выполнил. 90 человек пострадали. Затронуты конституционные права граждан, у нас нет принудительного труда, у каждого есть право на получение своей зарплаты. Директора неоднократно вызывали, тот давал объяснения, что готов исправить ситуацию, что договаривается с инвесторами. Но за полгода ничего не изменилось.

Долги растут. Уже 8 миллионов накопилось только по зарплате. Предприятие было административно наказано, но и штраф в 32 тысячи рублей не оплатили. Кира Гюннинен признается, что уже устала слушать обещания руководства предприятия и подала документы в Следственный комитет на возбуждение уголовного дела в отношении руководства компании.

Заводу нужна помощь

Словно пустая банка из-под варенья красуется новенькое здание завода на выезде из Петрозаводска. Рабочий день. Два часа дня. За забором тишина. Проходная.

– Да это все правда, — делится охранник. — Мне еще платят, чтобы я сторожил. Оборудование все-таки дорогое. А на других уже денег нет. Из 100 человек осталось 56. Остальные поувольнялись. Оставшиеся — простаивают.

На территории никого. Внутри здания бросаются в глаза богатые лестницы из камня. Поднимаюсь в отдел к последним сотрудникам — юристам и экономистам. Беру контакты учредителей. Встречаюсь на следующий день.

Один из основателей компании Эдуард Круль выглядит расстроенным, но от прессы не отмахивается и готов на острый разговор. Он подчеркивает, что о невыплате зарплаты за семь месяцев заявлять не совсем корректно.

– Когда сейчас говорят, что последняя зарплата была выплачена февралем, это не совсем так, точнее совсем не так. С 3 марта большинство работников воспользовались своим правом на приостановку трудовой деятельности. Люди написали на приостановление, то есть они не ходят на работу, но должны получать за это компенсацию. Именно о ее задержке идет речь. Это значит, что за сотрудником сохраняется рабочее место, за ним работодатель без выполнения трудовой функции обязан выплачивать среднюю зарплату.

Эдуард Круль добавляет, что это касается в основном производственного персонала. По ряду сотрудников, которые не приостанавливали свою трудовую деятельность, задолженность существует.

Эдуард Круль. Фото: Дмитрий Лощинин / «Русская планета»

Эдуард Круль. Фото: Дмитрий Лощинин / «Русская планета»

– Там есть понимание, что этот проект может существовать, пока в нем есть команда. Ни разу работодатель не воспользовался своим правом ввести сокращенный рабочий день, еще предпринять какие-то свои шаги. Сформировать коллектив по-новой, где сложное оборудование, это, наверное, еще тяжелее, чем привлечь инвестора.

Когда будут деньги?

– Заводу нужна помощь. Неработающему предприятию пока взять неоткуда деньги для того, чтобы заплатить. Пока не удается дофинансировать ни путем получения заемных средств, ни путем привлечения инвестора в капитал компании. Но сегодня это единственный путь и мы над ним работаем уже не первый месяц.

Варенье за долги

Если вспомнить историю предприятия, то первые проблемы начались еще в 2010 году — до его открытия. Банк не хотел давать кредит. Потом в 2011-ом завод все-таки открыли, но с долгами. Из-за них завод лишался налоговых льгот. В 2013 году долги превысили семь миллионов рублей. Приставы арестовали 30 тысяч банок варенья из морошки, черники, брусники. Год назад компания задолжала юридическим лицам 35 миллионов рублей, приставы арестовали 60 тысяч банок варенья. Прошлой осенью предприятие окончательной засыпалось. Подскочили курсы валют. Зарплату выдавать стало не с чего. Этой весной отреагировали на такие беды компании и высокие надзорные начальники. Заместитель прокурора России Александр Гуцан предупредил об уголовной ответственности за ущемление прав и интересов работников. А в конце этой весны Пенсионный фонд обнародовал данные о должниках по уплате страховых взносов. «Ягода Карелии» заняла первое место. Долги превысили пять миллионов рублей. Сейчас долг по налогам около 15 миллионов.

Почему возникли долги?

– Проект изначально недофинансирован, это признано и официальными аудиторами, причем он недофинансирован по инвестиционной части, т.е. завод ввелся в эксплуатацию с долгами перед строителями и перед некоторыми поставщиками оборудования. И соответственно, те незначительные оборотные средства, которые были, уходили на погашение инвестиционных долгов.

В строительство завода вложили миллиард рублей. Половину дал инвестор, остальные 500 миллионов банк. Где источник тех проблем, с которыми столкнулся такой масштабный проект?

– Корень проблем не уникален по нашему предприятию, это общая проблема, которая существует в российской экономике — недоступность финансовых ресурсов для реального сектора экономики. Я не говорю сейчас о монстрах «Газпром», «Роснефть», для малой производственной сферы в бизнесе деньги не доступны. Это знают все, но, тем не менее, не сказать, что что-то в этом отношении кардинально меняется.

Более ста попыток получить финансирование предпринял Эдуард Круль. Но все они в итоге оказались равны нулю.

– Нельзя говорить, что кто-то не додал, что какой-то банк не выполнил своих обязательств, вопрос в доступности, либо в недоступности. Предприятие строилось по методу проектного финансирования, который входит в комплекс антикризисных мер. А мы-то начинали, когда это было нашим личным делом, ясно, что предприятие изначально становиться закредитованным. Инвестиционный кредит, это большая сумма. Это больше 500 миллионов рублей. Проект обошелся в миллиард рублей. Оставшиеся 500 млн привлекали учредители. Учредители дальше финансировать закончили. У банков есть свои требования, получается замкнутый круг. Высокая кредитная нагрузка, предприятие не может выйти на показатели бизнес-плана. Считается, что предприятие не может получить кредит. Это высокий риск. Я не могу сказать, что какой-то банк обещал и не выполнил обещание. Но обещаний, на самом деле, было много.

Какой кредит может спасти компанию?

– Я думаю, что сейчас никакой кредит не может спасти предприятие, сейчас для предприятия единственный выход — это привлечение инвестора в капитал компании. Сейчас очень дорогие кредитные ресурсы. И предприятие реально не может обслужить этот кредит. Поэтому необходим инвестор, над этим мы, в том числе руководство предприятия и республики, активно работаем.

В строительство завода вложили миллиард рублей. Фото: Дмитрий Лощинин / «Русская планета»

В строительство завода вложили миллиард рублей. Фото: Дмитрий Лощинин / «Русская планета»

Учредитель не может сказать, кто это будет, но уже восемь месяцев ведутся переговоры с «АФК-Система». Подробностей Эдуард Круль не раскрывает, но признается, что переговоры идут крайне тяжело, ведь даже у крупных компаний хватает своих трудностей.

Как правительство Карелии помогает?

– Оно компенсировало проценты по кредиту. Много действий различных совершало, и руководство республики знает о проблемах на предприятии и инициирует встречи с инвесторами, привлечение инвестора в такое предприятие — крайне сложная задача.

Освободить от налогов

Сейчас этот завод ежегодно обязан платить налог на имущество 18 миллионов — только за то, что он есть. Карельский депутат Алексей Гаврилов уверен, что необходимо тех, кто занимается производством и вкладывает свои деньги в такие проекты, освобождать от налогов хотя бы на несколько лет, пока они не раскрутятся и не выйдут на сверхприбыль.

– Мы должны поддерживать отечественного производителя, как бы это банально не звучало, это брендовый проект. Он нужен имиджу республики, ведь ягоды — это именно наше богатство. Я предлагаю использовать опыт Исландии, где, например, инвесторы на полгода вообще освобождаются от уплаты налога, чтоб дать возможность встать на ноги. Встал, значит, может платить налоги и все довольны. У нас не встал — сдавай отчеты! Даже понятие «нулевой отчет» существует, когда еще нет прибыли. А его сдают, стоят в очередях, переводят время и бумагу.

Банкротство и ответственность

Есть информация, что налоговые органы уже направили заявление в арбитражный суд, чтобы признать это предприятие банкротом. Шансов восстановиться у предприятия все меньше и меньше. В следственном комитете Карелии решается вопрос о том, чтобы возбудить уголовное дело по части второй статьи 145.1 УК России о невыплате зарплаты свыше двух месяцев. Статья предполагает корыстную или иную личную заинтересованность руководителя организации. Наказание варьируется от штрафа в сто тысяч до лишения свободы на срок до трех лет.

– Дело прокуратуры, как поступать с проверками, — комментирует это учредитель Круль. — Мы никогда не бегали, не скрывались, если они считают, что это поможет делу, то это их право так поступать.

Эдуард Круль признается, что не видит никаких действий со стороны руководства предприятия, которые привели к тому, чтобы сотрудникам что-то там сознательно не выплачивать. И ему очень обидно, что так вышло с предприятием. Весной этого года глава Карелии Александр Худилайнен говорил о попытках реанимировать это предприятие и необходимости дать ему еще один шанс. Если этот шанс не используют, предприятие будут пытаться продать. Его оценивают в полтора-два миллиарда рублей. 

Далее в рубрике Финляндия позавидуетПлан по развитию туризма в Карелии: от горнолыжных курортов до яхт-клубов Финляндия позавидует Читайте в рубрике «Общество» «Мы чувствовали гордость за нашу страну»В Смоленске памятник князю Владимиру освятил Патриарх Кирилл «Мы чувствовали гордость за нашу страну»

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии