«Маша, я тебя родила»


Русская планета, 30 сент. 2015   –   ekaterinburg.rusplt.ru


В Свердловской области у бывшей воспитанницы детского дома Маши неожиданно оказалось сразу две мамы, которые намерены бороться за нее до конца. Пока девочку оставили в семье опекунов, где она проживает два года, но биологическая мама имеет все шансы окончательно восстановиться в родительских правах.

Супруги Анна Лето и Андрей Иванов из Каменска-Уральского взяли под опеку 4-летнюю Машу в 2013 году, когда, будучи волонтерами, посещали приют «Лада». Девочку отдала на попечение государства биологическая мать Анна Фролова, которая была ограничена в родительских правах по причине болезни. Маша стала социальной сиротой. Андрей оформил на себя опекунство по договору о приемной семье, и два года Маша прожила с новыми родителями.

– Био-мать была лишь ограничена в родительских правах, а не лишена их, поэтому у девочки был неполный статус для процедуры усыновления, — говорит РП юрист Игорь Молчанов, — удочерить ее было нельзя, можно лишь взять под опеку. Опекун и родитель имеют совершенно разные права, а равно и обязанности по отношению к ребенку. Ребенок, находящийся под опекой, все равно считается, говоря по-простому, государственным ребенком.

– Мы полюбили Машу сразу, она зовет нас «мама» и папа», — рассказывает РП Анна, — у девочки есть своя комната, игрушки, ее все очень любят. Мы знали, что можем быть только опекунами, но планировали удочерить девочку. Ни разу Маше ее родная мать не позвонила, не навестила, не поздравила с днем рождения. Тем не менее, ничего плохого о ней мы ребенку не говорили, не настраивали против нее. Но если вы спросите у Маши, что она помнит про свою маму, она ответит: «Помню, как она била бабу Надю».

Биологическая мать покинула Каменск-Уральский и уехала в неизвестном направлении, ни разу не поинтересовавшись судьбой ребенка, которого сама за руку привела в приют. Новая семья первой подала судебный иск о лишении родительских прав био-матери.

– На первое заседание она не явилась, на второе тоже. На третье пришел ее представитель и попросил приостановить разбирательство, так как Фролова проходила по уголовному делу и ей нужно дать время, «чтобы разобраться». Суд пошел ей навстречу, а потом она уехала из Каменска-Уральского, чтобы через год подать встречный иск о восстановлении в родительских правах, — продолжает Анна.

Анна Фролова, кровная мать Маши, уехала в Краснодарский край, где проживает ее отец.

Именно Крымский суд восстановил ее в родительских правах, отменив тем самым решение об опекунстве, оформленное Ивановым, и постановив вернуть ребенка биологической матери. При этом новые родители Маши не были уведомлены о заседании и, разумеется, там не присутствовали. Как говорит приемная мать Маши, это был гром среди ясного неба в самом буквальном смысле.

– 28 августа гражданин Иванов был уведомлен о том, что по решению суда он обязать передать ребенка биологической матери, — комментирует РП пресс-секретарь Управления федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Регина Рахматуллина. — Первый срок истек 15 сентября. После второго уведомления ребенка привели на встречу, на которой присутствовали, в том числе, опекуны, биологическая мать, приставы. Девочка категорически отказалась даже подходить к Фроловой и сказала, что будет жить в новой семье. Никто не стал ее забирать, об этом не было и речи. Мы сами посоветовали опекунам обратиться в Синарский суд Каменска-Уральского с требованием приостановить исполнительное производство.

По словам Регины Рахматуллиной, для приостановления производства есть основания. Анна Фролова состоит на учете в психоневрологическом диспансере, о чем она благополучно умолчала в Крымском суде, который при вынесении решения о восстановлении ее в правах учел только характеристику по ее новому месту жительства. К тому же опекуны не были уведомлены о том, что рассматривается дело по поводу Маши, а решение суда им было передано уже после того, как истекли сроки, необходимые для обжалования решения.

Фото из семейного архива.

Фото из семейного архива.

– Вся семья находится в шоковом состоянии, — говорит РП тетя Анны Лето Людмила Алексеева, — а семья у нас большая. У Маши есть четыре бабушки, два дедушки, тети, дяди, и все ее очень любят и балуют. Мы приняли ее с первой минуты. На свой первый день рождения в семье Маша захотела быть русалкой. Я купила ткань, раскроила, сшила хвост. Маша мне с утра названивала: «Люся, мы уже все встали, мы тебя ждем!» Принесла ей этот хвост, она его надела, посадили ее в джакузи, она там изображала русалку, столько было счастья! Мы все смотрели на нее, а я думала: «Ну, до чего же счастливый ребенок». И теперь всего этого ее хотят лишить (плачет)? Аня — мама — нам не разрешает сильно уж Машу баловать, но иногда удержаться невозможно. Она такая замечательная девочка, воспитанная, Аня много в нее вкладывает. Удивительно, что Маша — просто копия бабушки, мамы Ани, в детстве, мы сравнивали фотографии, она вся наша. Помню, мы собрались всей семьей, а Машенька радуется так искренне, как только дети могут: «Ой, сколько же у меня теперь бабушек, дедушек!» Как отдать ребенка, который врос в семью? Как отдирать от себя? Мне постоянно пишут в соцсетях незнакомые люди, дают советы, рассказывают о био-матери. Вот, цитирую: «Вам надо обратиться в перинатальный центр, к тем врачам, кто у нее роды принимал и медсестрам. Они точно ее всё еще помнят! И расскажут, как она была «рада» рождению Маши! Вдруг они смогут помочь вам в суде!» Равнодушных нет.

По рассказам родных ребенка, Маша на встрече прежнюю маму однозначно не признала, спрятавшись от нее за Андрея, человека, которого она два года называет «папой». Их слова подтверждает видео, выложенное на популярном хостинге.

Фото из семейного архива.

Фото из семейного архива.

– Она (Био-мать. — РП) немного странно себя вела, — рассказывает Анна, — все время повторяла: «Маша, я твоя мать, я тебя родила», — кричала, требовала, угрожала. Фразу «Я тебя родила» она твердит ребенку постоянно. Нам ничего не нужно, Маша завалена игрушками и одеждой, но хоть конфетку-то можно было ребенку принести при первой встрече? После этого «знакомства» я несла ребенка домой на руках, потому что она сильно испугалась криков. Дочь просто вцепилась в меня, еле успокоили.

Сейчас Маша посещает психолога. Принято решение, чтобы ребенка приводили в приют, где с ней будет работать специалист, который попытается понять, готова ли Маша проживать с био-мамой.

– Мы отправили в органы опеки Каменска-Уральского требование, чтобы организовали работу психолога и педагога с ребенком. Иванов должен предоставить ребенку минимум три встречи с кровной матерью в присутствии психолога и педагога, без опекунов. Психолог должен будет дать заключение, готов ли ребенок к новой семье. Если да, то мы будем исполнять решение суда о передаче девочки. Если ребенок не будет готов, то судебные приставы Каменска-Уральского будут подавать заявление в Крымский суд об изменении способа и порядка исполнения решения. Заключение психолога, решение Крымского суда и прочие процедуры могут занять более месяца. За это время семья может обжаловать решения о восстановлении родительских прав Фроловой и отмене опекунства,  — говорит Регина Раматуллина.

Опекунам на этих встречах бывать запретили, работа будет проходить в связке «Маша-мать-психолог». Если последний даст заключение, что ребенок «готов», то Машу заберут из семьи и Анна Фролова увезет дочь в Краснодарский край к дедушке.

– Я готова подтвердить все свои слова имеющимися у нас документами, — говорит Анна Лето. — Этот самый дедушка лично написал отказ от Маши. По закону, когда ребенок попадает в приют,  у его близких родственников спрашивают, смогут ли они взять ответственность за ребенка на себя. Дедушка отказался, не захотел. Тем более странным выглядит такое неожиданное и резкое желание забрать Машу. Но догадки у нас имеются. Кровная бабушка Маши была влиятельным человеком, она погибла. Я знаю, что у девочки имеется наследство. Официально заявляю: мы напишем любые бумаги, подпишем все, что угодно и откажемся, не будем иметь никаких претензий. У нас все есть. Нам нужна только Маша!

В Управлении федеральной службы судебных приставов по Свердловской области РП подтвердили, что Машу могут временно передать в приют, но это не единственный возможный выход из ситуации.

– Происходящее — вечный кошмар и страшный сон любого опекуна, — говорит РП мать троих приемных детей Мария Астахова. — Родители, которые берут из детдома дочь или сына, должны быть готовы к тому, что мать, лично сдавшая ребенка в приют, может восстановиться в правах практически в любой момент. И ты к этому готов. То есть ты так думаешь, что готов. А потом, когда вы прорастаете друг в друга, ты не можешь спать по ночам, гадая, что придет в голову био-матери. Может, она забеременела вторым ребенком и восстанавливается, чтобы материнский капитал получить. Да что угодно может быть. Выход один: лишать родительских прав, если есть хоть малейшая возможность. Нанимать адвокатов грамотных и лишать.

Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков подтвердил РП, что правозащитники будут действовать «исключительно в интересах ребенка».

– Опекунам нужен хороший адвокат, в деле много юридически нестыковок, — комментирует РП чиновник, знакомый с ситуацией и просивший не указывать его имени. — Пока, скажем так, лидирует кровная мать девочки, с ней работает сильный юрист, который всегда сумеет найти лазейку в законе. У нее на данный момент больше шансов выиграть дело. Эмоциями тут не поможешь. Я вижу, что даже официальные органы, которые обязаны соблюдать нейтралитет, сочувствуют опекунам, но закон есть закон.

Читайте в рубрике «Титульная страница» «На месте этой трассы мы в лапту играли»Как «рязанскую Италию» сровняли с землей и превратили в «рязанскую Рублевку» «На месте этой трассы мы в лапту играли»

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии