Уши от лосося


Русская планета, 13 нояб. 2015   –   rusplt.ru


Рыбопереработчик «Балтийский берег» собирается стать банкротом. Та же судьба уготована его «дочке», компании  «Русский лосось». На фоне довольно неплохих, по нынешним меркам, показателей по вылову лосося в этом году новость выглядит как минимум странной. Что же происходит в рыбном хозяйстве, если рыба вроде бы есть, а хозяйства, судя по всему, нет?

На безрыбье

Рыбное хозяйство, как ни странно, сильно зависит от политической ситуации, складывающейся в стране и в мире. Это сложнейший производственно-хозяйственный комплекс с развитой многоотраслевой кооперацией и международными связями, поэтому если «рыба есть», это отнюдь не означает, что и с хозяйством все в порядке.  

В советское время наш океанский рыболовецкий флот, включавший плавучие заводы по переработке даров моря, был одним из лучших в мире. В 1980 году улов рыбы на душу населения в стране составлял 36 кг (в США 16 кг, в Великобритании 15 кг), а в 1989-м — рекордные 56 кг. Сопоставимый улов был только у Японии и Китая.

Но в результате политического переустройства и либеральных реформ за 15 лет (с 1989-го по 2003-й) общий вылов водных биоресурсов (рыбы, моллюсков, водорослей) снизился с 11,2 млн тонн (в 1989-м) до 3,3 млн тонн (2003-й). Общий выпуск продуктов рыбопереработки за тот же период упал примерно на 30%, а собственно пищевой продукции (ведь из рыбы делают не только еду) — на все 40%. Консервов и пресервов, например, стало меньше в 4 раза! Производительность труда в рыбном хозяйстве за это время сократилась на 49%.

В последующие годы ситуация не сильно улучшилась. Уровень 2000-х мы превзошли, но до сих пор не достигли показателей середины 1990-х. Да и вряд ли это случится в ближайшей перспективе, хотя бы по той причине, что рыболовецкие суда советской постройки полностью изношены, а за весь период новой России правительство так и не удосужилось организовать промысловое судостроение.

Далеко не уплывем

Из доклада президенту РФ на только что прошедшем Госсовете следует, что средний нормативный срок эксплуатации судов у нас приближается к 30 годам, доля новых судов составила 12%, из них российской постройки — лишь 10%. И в этом нет ничего удивительного. Поставленные в рыночные условия, российские верфи выбирают стабильный госзаказ (оборонный, «атомный» и т.п.), а строить траулеры отказываются.  Потому что даже если верфи придется простаивать без работы несколько лет, дожидаясь «того самого» заказа на несколько миллиардов, для нее это намного выгоднее, чем связываться с относительно мелкими рыбацкими проектами.

Вылов и переработка лососевых рыб

Вылов и переработка лососевых рыб. Фото: Александр Петров/ТАСС

Слабые попытки изменить ситуацию ни к чему и не привели. На прошедшем Госсовете глава Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков попросил руководство страны увеличить квоты на вылов рыбы для компаний, «осуществляющих строительство высокотехнологичных, оборудованных современными фабриками судов на российских верфях или же строительство рыбоперерабатывающих заводов». По расчетам Росрыболовства, в результате такой поддержки в течение 5–10 лет может быть построено около 35 крупно- и среднетоннажных и примерно 50 малотоннажных судов. Но надежды на это немного. Сам президент констатировал на Госсовете, что и после аналогичного заседания 2007 года «было много разговоров, что этот подход станет стимулом для активного участия рыбопромышленников в строительстве новых траулеров. Но эти надежды не оправдались».

Сказка о рыбаках и рыбке

Если рыбу не на чем ловить, если и другой вариант — выращивать ее. Искусственное разведение действительно могло быть стать если не альтернативой, то существенным подспорьем промышленному лову. Но и с этим у нас беда. По данным FAOSTAT, в РФ в 2012 году выращено в водоемах всего лишь 140 тысяч тонн рыбы и прочих водных организмов, в 2014-м — 160. Для сравнения: по данным Национального бюро статистики Китая (National Bureau of Statistics of China), в КНР в 2014 году в водоемах выращено 47,6 млн тонн (!) культивируемых биоресурсов. Как говорится, почувствуйте разницу.

В 2014 году в РФ — после 12 лет разработки — был принят закон об аквакультуре, то есть о деятельности, связанной с разведением и/или содержанием рыбы. И вот этой-то правовой базы и не хватало нашему рыбхозу, чтобы двинуться вперед семимильными шагами, считают в Росрыболовстве. К тому же в этом году на развитие аквакультуры было выделено 250 млн бюджетных рублей (федеральные субсидии 9 субъектам), а в будущем обещают дать уже свыше 600 млн. Елена Трошина, начальник управления аквакультуры при упомянутом ведомстве, в одном интервью заявила о плановом увеличении объема выращенной в России рыбы до 195 тысяч тонн уже в 2015 году, а к 2020-му эта цифра «дорастет» до 315 тысяч тонн. Не жизнь, а сказка. И все бы хорошо, вот только вести о банкротстве «Балтийского берега» как-то совсем не вписываются в сей сказочный сценарий.

У разбитого корыта

Официальными причинами банкротства «Балтийского берега» и «Русского лосося» (последний еще 3 года назад не без оснований планировал занять 40-процентную долю отечественного рынка) являются гибель значительной партии рыбы и огромные убытки от подорожавших валютных кредитов. Общие потери — 1,5 млрд рублей. Понятно, что гибель рыбы — забота самого производителя, а вот контроль валютного курса и урегулирование политических и экономических факторов, на него влияющих, — прямая обязанность правительства и Центробанка. Но, видимо, вынуть из бюджета еще 250 млн на очередную программу оказалось намного проще, чем делать свою работу.

На долю двух разорившихся компаний приходилось чуть более трети всего производства лосося в России. Значит, Северо-Запад и Центральный федеральный округ практически лишатся этого сорта рыбы в охлажденном виде и будут вынуждены потреблять тихоокеанскую и дальневосточную «заморозку». При этом перевозка повысит цену килограмма рыбы не менее чем на 7–18 рублей (это перевозочные тарифы), а верхний предел будет зависеть от того, сколько посредников захочет на этой перевозке нажиться.

Где гарантии, что остальные производители лососевых не последуют за злополучной «дочкой» «Балтийского берега»? Их нет. Валютные, как, впрочем, и рублевые кредиты подорожали для всех. А форель растет до товарного веса три года; это «длинные» деньги, которые сегодня не достать дешевле, чем под ставку в 25–30%. Да и мальки закупаются в основном в Норвегии, а значит, за евро. Если уж такой крупный игрок, как «Русский лосось», не смог вытянуть в этих условиях, не исключено, что остальные и вовсе обречены.

Мальки форели в рыбоводческом хозяйстве

Мальки форели в рыбоводческом хозяйстве. Фото: Олега Литвина /ТАСС

Как дальше поплывем?

Ни 250, ни даже 600 миллионов рублей федеральных денег, выделяемых на аквакультуру, проблему не решат. О чем тут говорить, если эта сумма не покрывает и половины потерь всего лишь одной (!) компании, производящей лососевых. Если все продолжится в том же духе, мы вообще останемся без выращиваемой рыбы, а на прилавках будет лежать замороженный лосось с другого конца страны по цене, которая отобьет тягу к морепродуктам у подавляющего большинства населения страны.

Чтобы переломить ситуацию, начинать надо, как говорится, с головы. Будем надеяться, «голова» нашего государства — правительство — все такие найдет в себе мудрость как-то иначе, а не просто очередной подачкой из бюджета поддержать отечественных производителей, снабжающих население качественными морепродуктами по адекватным ценам. И «аквастратегия» нам тоже, конечно, нужна. Только не с запозданием на 12 лет, а прямо сейчас.

Ведь даже изобретать ничего не надо: все уже придумано и отлично работает (или работало в СССР). Например, чемпионы по рыбоводству китайцы разводят пресноводную рыбу не только и даже не столько в специализированных прудах, сколько в небольших (площадью от сотни квадратных метров до гектара) водоемах комплексного назначения (ВКН), используемых обычно для полива сельскохозяйственных культур, водопоя скота или в качестве пожарных резервуаров. Урожай получается при этом 5–7 тонн рыбы с гектара. Стоимость рыбоводческого освоения таких водоемов, у нас практически не используемых для рыбхоза, в 10 (!) раз ниже, чем создание нового специализированного пруда равной площади. По такому пути начинает идти Белоруссия. А мы по-прежнему со стороны смотреть будем?

А с рыболовецким флотом что? Ждать еще семь лет, чтобы на очередном Госсовете развести руками и сказать, что «надежды не оправдались»? А почему бы, раз уж гора не идет к Магомету и ждущих госзаказа «красных директоров» не исправить, этим госзаказом их не осчастливить? На Дальнем Востоке вылавливается 4/5 всей добываемой в стране рыбы, и там современный рыболовецкий флот потребен в первую очередь. А на заводе «Звезда», помимо оборудования для ремонта атомных подводных крейсеров, есть и линии для производства малых рыболовецких сейнеров (проект 21090) и средних траулеров-морозильщиков (проект 70126). Ничего и переоборудовать не надо — разместите солидный госзаказ, выделив средства из резерва. А затем продайте суда в рыболовецкие хозяйства, предоставив беспроцентные займы или хотя бы долгосрочные кредиты с фиксированной процентной ставкой. Вот вам и корабли, и поддержка кораблестроения, и дешевые деньги в экономику, и в конечном итоге рыба…

Далее в рубрике Дорожный сбор: кто заработает на развале страны?Введение километрового тарифа для грузовиков станет экономическим шоком похлеще санкций Дорожный сбор: кто заработает на развале страны? Читайте в рубрике «Экономика» Правда и ложь Силуанова и УлюкаеваОтрицательные экономические показатели чиновники выдают за достижение Правда и ложь Силуанова и Улюкаева

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии