Крепче стали. Часть V


Русская планета, 14 нояб. 2015   –   rusplt.ru


ОГПУ — МГБ: 1924–1953

«Пророчество Власика»

В течение 25 лет Николаю Власику и его подчиненным удавалось обеспечивать безопасность Сталина в любых условиях, и в том числе они уберегли охраняемого от нескольких покушений. А вот принципиальный Сталин уберечь своего начальника охраны от бесславного окончания карьеры и ареста не захотел.

В мае 1952-го неожиданно началась глубокая проверка финансово-хозяйственной деятельности управления охраны. Власика сняли с должности, исключили из партии и перевели в уральский город Асбест руководить лагерем для заключенных, а в декабре того же года арестовали за «потакательство врачам-вредителям», присвоение казенных денег и ценностей, злоупотребление служебным положением.

Как утверждают многие источники, при аресте он сказал: «Не будет меня — не будет Сталина». Эти слова Николая Власика, если, конечно, он их и вправду говорил, можно воспринимать как пророчество: всего через несколько месяцев после его ареста, 5 марта 1953 года на «ближней даче» умер Сталин.

Историки пока так и не смогли прийти к окончательному ответу на вопрос, что стало причиной смерти. Версий существует множество, но они не выдерживают критики из-за очевидной предвзятости, погони за сенсацией и отсутствия у авторов понимания того, как была устроена охрана вождя.

О том, что произошло тогда на «ближней даче», точно знают только сотрудники охраны Сталина, а именно смена прикрепленного Михаила Старостина. Частично со слов своих коллег и друзей об этом рассказал Алексей Рыбин в документальном фильме студии «Панорама» («Ленфильм») «Я служил в охране Сталина». Картина была снята в 1989 году на перестроечной волне, затем продана за рубеж, поэтому посмотреть ее удалось немногим. Из слов Рыбина следует, что Иосиф Виссарионович умер по причине неоказания ему своевременной медицинской помощи.

При том, что Сталину было 73 года и он страдал целым рядом недугов, на «ближней даче» «кремлевские» врачи не дежурили. Дать указания о допуске медиков на дежурство при Иосифе Виссарионовиче мог бы только Берия, но обратиться к нему с такой инициативой никто из действующих руководителей охраны в силу образовавшегося после ареста Власика руководящего хаоса и понятных соображений собственной безопасности не решался. За «паникерство» могли и расстрелять.

После ареста Власика ЦК ВКП(б) возложил ответственность по охране руководства страны на министра МГБ СССР С.Д. Игнатьева, который сразу же после своего назначения начальником УО МГБ СССР (23 мая 1952 года Главное управление охраны МГБ СССР было понижено до Управления охраны) неожиданно и надолго заболел… Временно исполняющим обязанности Игнатьева был назначен его заместитель генерал-лейтенант В.С. Рясной. Игнатьев вернулся к исполнению своих обязанностей 27 января 1953 года.

Лаврентий Берия (на переднем плане)

Лаврентий Берия (на переднем плане). Фото: Архив журнала «Огонек»

Согласно постановлению ЦК ВКП(б), начальником отдела УО МГБ СССР был назначен А. Мартынов. Видимо, Игнатьев не смог (или же Берия не желал) подыскать достойного кандидата на должность старшего телохранителя Сталина. Старшими офицерами охраны, прикрепленными к Сталину, оставались Михаил Старостин и Иван Хрусталев, которые с 30 июля 1952 года подчинялись непосредственно заместителю начальника УО полковнику Н.П. Новику. По сути, обезглавленная группа охраны Сталина была предоставлена сама себе, а высшее руководство госбезопасности от вопросов охраны вождя самоустранилось.

Революционный прагматизм

Судьбу Власика, по мнению его дочери Надежды, решило одно обстоятельство: он «просто мешал Берии добраться до Сталина, потому что отец не дал бы ему умереть. Он не стал бы ждать сутки за дверями, как те охранники в ночь на 5 марта 1953 года, когда Сталин «проснется». Утверждение весьма спорное: едва ли у Берии была надобность смещать Власика для того, чтобы убить Сталина. Дело в том, что смерть престарелого вождя тогда уже была вопросом времени, причем ближайшего. В Кремле она не обсуждалась по понятным всем причинам, и в ее скором приходе никто не сомневался. Каждый готовился к ней, как мог. И вот этот день настал… Ну а присутствие рядом с заболевшим Сталиным Власика, который, надо полагать, и вправду «не стал бы ждать сутки за дверями», могло бы лишь отсрочить кончину.

По мнению Дмитрия Фонарева, Берия просто убрал неудобного ему Власика, потому что тот был его подчиненным, но не стал «его человеком». Чтобы разобраться в тогдашних событиях, нужно понимать роль и место Лаврентия Павловича в руководстве страной. В июле 1945 года при замене спецзваний госбезопасности на воинские Берии присваивается звание маршала СССР (Николаю Власику — генерал-лейтенанта). С марта 1946 года Берия как заместитель председателя Совета министров входит в «большую семерку» членов Политбюро, которая во главе со Сталиным решала практически все в государстве, в том числе и вопросы безопасности.

В октябре 1952 года решением XIX съезда уже КПСС Лаврентий Берия был включен в Бюро Президиума ЦК КПСС, которое трансформировало «большую семерку» в «руководящую пятерку» по предложению Сталина. То есть после безусловного успеха ядерного проекта, который он курировал, Берия взлетел на самые высоты государственной власти и только он мог расставить силы безопасности так, как считал нужным.

В системной иерархии госбезопасности СССР 1952 года должности Берии и Власика просто несопоставимы, не говоря даже об ответственности. Для Власика Берия был прямым и самым главным начальником, чье решение не мог оспорить никто.

Как отмечает Дмитрий Фонарев, Берия поэтапно снижал сферу влияния генерал-лейтенанта Власика и его службы, «отодвигал» его от власти. Как уже говорилось, в мае 1952 года ГУО было реорганизовано в УО — просто управление охраны, уже не главное. Таким образом, статус его был понижен. А управления охраны №1 и №2 были преобразованы в отделы УО — еще одно понижение во властной иерархии госбезопасности.

Ну а дальше Берии оставалось только найти, как это называют оперативные работники, «фактуру», или, попросту говоря, компромат на самого Власика. Это оказалось несложно. 17 января 1953 года Военная коллегия Верховного суда СССР под председательством полковника юстиции В.В. Борисоглебского и членов суда — полковников юстиции Д.А. Рыбкина и Н.Е. Коваленко — рассмотрела уголовное дело по обвинению бывшего начальника Главного управления охраны МГБ СССР генерал-лейтенанта Власика Николая Сидоровича и признала его виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 193-17, п. «б» УК РСФСР (злоупотребление служебным положением при особо отягчающих обстоятельствах). По сути, за финансово-организационные просчеты Власика лишили всего. Этим приговором он был уничтожен как влиятельный человек государственного уровня, просто не «вписавшийся» в орбиту интересов всемогущего Берии.

Но почему же Сталин не попытался спасти своего верного охранника? В декабре 1952 года, помимо Власика, был арестован еще один ближайший и давний помощник Сталина — Александр Николаевич Поскребышев, секретарь Президиума и Бюро Президиума ЦК КПСС. Исчезновения этих двух верных соратников Сталин не заметить никак не мог, но их судьбу решал Берия. Судя по всему, к подобным «эксцессам» вождь народов относился с революционной прагматичностью. Для него никогда не существовало «неприкасаемых».

Во всей истории его периода сложно найти статусную персону, которую Сталин реально защитил бы от «произвола» карательной системы. И это неудивительно, ведь еще в 1923 году Иосиф Виссарионович говорил: «Если бы моя жена, член партии, поступила неправильно и ее наказали бы, я не счел бы себя вправе вмешиваться в это дело». Своего сына Василия, который в 1943-м был ранен, но не в бою, а во время браконьерской ловли рыбы с помощью взрывчатки, он тоже выгораживать не стал… Ну а начальник охраны был для него таким же обыкновенным советским госслужащим, как и все остальные…

В марте 1954 года был создан КГБ СССР, который возглавил Иван Александрович Серов. Для государственной личной охраны наступил период реорганизации и становления новых методов и форм работы.

Ну а история генерала Власика — пример истинной профессиональной преданности прикрепленного своему охраняемому, которую Николай Сидорович сохранит даже после ареста и всех перенесенных страданий. В своих воспоминаниях он напишет, что, несмотря на жестокую обиду, нанесенную ему Сталиным, он ни минуты не имел на него зла в своей душе. Умер Власик в 1967 году, так и не будучи реабилитированным при жизни. Но традиции, заложенные им в охранное дело, оставались сильными еще долгие годы. Офицеры, прошедшие школу ГУО, в дальнейшем станут учителями для тех, кто придет охранять последующих лидеров страны.

Материал подготовлен под совместной редакцией Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России и Ассоциации ветеранов и сотрудников служб безопасности

Далее в рубрике Крепче стали. Часть IVКак ковалась охрана «вождя народов» Крепче стали. Часть IV Читайте в рубрике «Русская школа охраны» Приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад!»История и роль приказа № 227 в ходе Великой Отечественной войны Приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад!»

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии