«Если не идут к нам, то не учатся вообще»


Русская планета, 18 нояб. 2015   –   ivanovo.rusplt.ru


В Ивановской области около 10 лет функционирует многонациональная школа № 18, в которой на данный момент обучаются 130 иностранцев. Почти все они — выходцы из бывших советских республик, родители которых приехали в Иваново на заработки. Многие дети, поступая в эту школу, начинают учить русский язык с алфавита.

Школа № 18 расположена в густонаселенном районе города, где раньше располагался Камвольный комбинат, предоставляющий тысячи рабочих мест. Дети рабочих наполняли шесть близлежащих школ. В каждой из них учились в две смены. Когда Камвольный комбинат закрылся, возникла проблема нехватки учеников, и школы начали буквально бороться друг с другом за детей.

Как говорит директор школы Марина Шамина, педагогам приходилось ходить по квартирам, знакомиться с родителями и персонально приглашать пойти к ним учиться.

– Мы заметили, что на нашем микроучастке коренных жителей, русских, становится все меньше, а многодетных семей мигрантов, старающихся поселиться поближе к мечети — все больше, — рассказывает РП Марина Шамина.

Тогда школа добровольно взяла на себя обязанность обучать и детей мигрантов, которые зачастую вообще не говорят по-русски. Были разработаны специальные программы, учебные планы для того, чтобы, с одной стороны, дети социализировались в русской культурной среде, а с другой стороны, не забывали и свои национальные традиции. Дополнительно подготовлены два психолога и шесть учителей начальных классов и русского языка, чтобы они могли преподавать русский как иностранный. И программа заработала.

Сейчас школа заявляет о себе как о единственном в городе социокультурном центре, куда съезжаются учиться дети мигрантов со всего Иванова и даже из районов области. Русские родители, сначала опасавшиеся соседства с мигрантами, и того, что школа превратится в мусульманскую, теперь относятся к ситуации с пониманием. Многонациональность стала отличительной чертой школы.

– Всего у нас учатся представители 23 национальностей. На нашем контингенте отражаются все геополитические потрясения, — говорит Марина Германовна. — Во времена армяно-азербайджанского конфликта было много азербайджанцев. Между этими двумя национальностями сильно искрило: когда на празднике выступали одни, вторые отворачивались. Сейчас в обнимку ходят. Потом появились абхазцы и грузины. Сейчас много таджиков, узбеков, киргизов, афганцев. В прошлом году приезжали украинцы. Мигрируют вьетнамцы, турки, китайцы, есть один ливанец. К нам едут заниматься торговлей. К сожалению, приезжие не всегда имеют высшее образование и высокую культуру. С этим тоже надо работать. Чаще всего, они не хотят, чтобы их дети получали высшее образование.

– Почему?

– Потому что торговать на рынке можно и с начальным образованием и вообще без образования. А им нужно, чтобы ребенок как можно скорее начал зарабатывать деньги. Стараемся переубеждать родителей, говорить с детьми. Сейчас мы уже не можем принимать детей мигрантов, у нас переполнены все классы, а потребность в этом все еще сохраняется. Это очень серьезная проблема. Мы бьем в колокола: если дети мигрантов не попадают к нам в школу, то, как правило, они вообще не идут учиться, так как не знают языка. В результате через несколько лет мы можем получить пласт молодежи, не состоявшейся в жизни, а значит, потенциально опасной. Выход есть. Например, можно создать на базе нашей школы центр по изучению русского как иностранного, чтобы мигранты, обучившись языку, могли поступать на равных правах в другие школы. Но для этого нужно дополнительное финансирование.

То, что школа не совсем обычная, с первого взгляда и не поймешь. Здесь, как и в любой другой школе, на переменах шумят дети, учителя парами ведут учеников в столовую. Пока идем к кабинету, где учится один из классов начальной школы, директор подзывает к себе чернобровую девочку с красиво заплетенными косами, спрашивает у нее что-то про учебу и отпускает. Вторую девочку просит позвать старшеклассников в комнату дружбы, чтобы познакомиться со мной.

– Комната дружбы в школе, наверное, есть только у вас.

– Наверное. Это такой кабинет, где можно за круглым столом посидеть, пообщаться, решить проблемы всем вместе. Кроме того, здесь у нас есть и своеобразный музей, где представлены традиционные предметы быта и костюмы самых разных национальностей.

Фото: Евгений Горностаев / «Русская планета»

В комнате собираются старшеклассники, шумно рассаживаются вокруг стола. Общаться любят, на вопросы отвечают охотно и с улыбкой.

– Я недавно перешла в нашу школу, до этого училась в лицее № 6 и была там единственной мусульманкой, — говорит девушка Тамила. — Семья переехала, и мне пришлось сменить школу. Но я не жалею. Сейчас возглавляю совет старшеклассников школы. Приняли меня очень хорошо.

– Для нас нет разницы, какая у человека национальность, мы ко всем относимся хорошо, главное, чтобы человек был хорошим. И дружим, и в гости ходим, — добавляет русская девочка Лера.

– Я буду получать высшее образование в Госуниверситете, стану учителем английского языка, — рассказывает девушка Этурган. — Хочу вернуться преподавать сюда, в нашу школу.

Выяснилось, что большинство мальчиков хотят стать военными или спасателями, а девочек — врачами.

– Для них профессия врача, особенно для женщины, очень почетна, поэтому все и стремятся либо в Медакадемию, либо в медколледж, — поясняет Марина Германовна, когда мы выходим из комнаты дружбы в шумный коридор.

– Есть ли в школе девочки, которые ходят в хиджабах и платках?

– Да, в нашей школе их трое. Когда они пришли на уроки с покрытой головой, мы сразу связались с родителями, те сказали, что это личный выбор девушек. С детьми мы не спорим, заставлять снимать платки мы не будем, несмотря на то, что наша школа светская. Официально закон не запрещает ношение платков, значит, пусть носят. Зачем провоцировать конфликт на пустом месте?

Малыши почтительно встают, когда мы входим в класс. Учительница Гузель Абдурахманова по национальности татарка, училась в Казани, в Иваново приехала вслед за мужем-военным. Говорит, что сама пошла в школу, не зная русского, и поэтому хорошо понимает, как чувствуют себя неговорящие дети.

– Да, учить их, конечно, сложно, — рассказывает Гузель Гумировна. — Даю задание, например, открыть учебник, и сама хожу по классу и открываю всем книги, потому что дети не понимают, что я от них хочу. Выучили и язык жестов. Несколько девочек учили русские буквы сами, ходили на дополнительные занятия. Но это было в первом классе, теперь все уже хорошо говорят и все понимают. В языковой среде язык впитывается быстро.

Учительница вызывает к доске двух афганок Назию и Фатиму, которые до первого класса не знали русского. Встав у доски и взявшись за руки, они тонкими голосами начинают петь: «Белые птицы над белою Русью…». Класс сразу же подхватывает песню.

– Если к вам приходит ребенок подросткового возраста и не знает языка, сразу сажаете его за парту с русскоговорящими или сначала обучаете языку? — спрашиваю я у директора.

– Закон не предусматривает никаких подготовительных курсов. Проблему приходится решать индивидуально. Одно из решений — начать обучение на класс ниже. Так ребенок адаптируется и погружается в более или менее знакомую среду, «подтягивает» язык. Для ребят более старшего возраста предлагаем бесплатные факультативы по русскому языку. Еще один выход — индивидуальные программы для каждого ученика. Иногда к неговорящему ученику прикрепляем старшего товарища, который может объяснить ему что-то на родном языке. В любом случае, каждый наш выпускник получает аттестат. Да, у нас не высокие показатели по сравнению с другими школами. Но в других школах нет детей, которые не говорят по-русски. Это почему-то не учитывается. Зато наши дети выигрывают конкурсы, замечательно поют и танцуют. Наша главная задача — социализация нерусских детей, и это важнее всех показателей. Ведь тема многонациональности очень сложная. Неважно, сколько иностранцев учится в школе, если не принят хоть один, это уже проблема, которая может «выстрелить» в любой момент, стать началом затяжного конфликта. У нас приняты все. 

Далее в рубрике «Благодаря им остался жив»Пенсионер из Комсомольска, который больше 50 лет разводит голубей, рассказал о положительном влиянии хобби на здоровье «Благодаря им остался жив» Читайте в рубрике «Титульная страница» Правила русского чаепитияВ белгородском музее раскрывают формулу заваривания чая и рассказывают об исконно русском напитке, который наши предки пили еще в XII веке Правила русского чаепития

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии