Хроники одного беспредела


Русская планета, 1.06.2016 17:15   –   rusplt.ru


Российский инвестиционный фонд UCP (United Capital Partners) в судебном порядке затребовал от компании «Транснефть», миноритарным акционером которой он является, документы о проведенных ею операциях на финансовых рынках в 2014 году, когда рубль ослабел по отношению к основным валютам более чем в два раза. Ранее UCP трижды просил менеджмент корпорации раскрыть информацию о сделках с деривативами, в результате которых потери «Транснефти» только в 2014 году превысили 75 млрд руб. Еще раньше, в марте 2016 года, UCP подал в московский арбитраж иск на 97 млн руб., обвиняя компанию в недоплате дивидендов по привилегированным акциям в 2013 году. Фонд также пытается выяснить, что именно менеджмент нефтяной компании делает с ликвидными активами компании и почему они не направляются на дивиденды, но лежат мертвым грузом на балансе.

Сказочные сделки

UCP — второй после Российской Федерации акционер нефтетранспортного монополиста. Государству принадлежит 78,1% капитала компании (через 100% обыкновенных акций), фонду — 15,5% (71% привилегированных акций). Интересы инвестора понятны: ему нужны рост стоимости акций и/или хорошие дивиденды. Пока и о том, и о другом можно только мечтать.

Чистый убыток «Транснефти» по МСФО в 2014 году составил около 10% выручки, убытки от курсовых разниц за 21 месяц составили 71,2 млрд руб. Всего же, как писал представитель UCP Роман Зайцев в письме президенту «Транснефти» Николаю Токареву, совокупный убыток от этих финансовых операций почти достиг 150 млрд руб. В фонде очень хотят узнать, почему «Транснефть», расходы которой на 90% номинированы в рублях, в 2014 году «купила страховку» от обесценения доллара (на бизнес-языке это называется хеджированием рисков). Компания игралась с опционами (правом на совершение сделки в будущем) купли и продажи на весьма немалые суммы — 4,2 млрд долларов в 2013 году и 2,7 млрд долларов в 2014 году. В результате компании пришлось продавать доллары по оговоренной в опционе цене, то есть сильно ниже рынка. В UCP считают, что из-за подобной игры «Транснефть» потеряла сумму, значительно превышающую дивиденды, выплаченные акционерам за последние 20 лет.

Еще раз: даже в 2014 году, когда отношения с миром уже обострились, когда все ждали реакции на крымский референдум, российская государственная компания вкладывала государственные деньги в защиту от резкого падения американской валюты. Как говорят на родине этой самой валюты, WTF?

Оставим в стороне UCP, речь идет и о недополучении многих миллиардов рублей российским бюджетом. Более того, игры подобного масштаба без санкции высшего менеджмента невозможны, а потому актуален вопрос: зачем вообще было это хеджирование и кто на нем заработал?

Столь вопиющий случай «игры в деривативы» заставил этой весной Ассоциацию профессиональных инвесторов России направить запросы о целесообразности и обоснованности сделок «Транснефти» на рынке опционов и зампреду правительства Игорю Шувалову, и в Счетную палату. Пока никаких официальных комментариев по «делу “Транснефти”» мы так и не увидели, но будем надеяться, что реакция все же последует. Обращение UCP в суд почти неизбежно вытащит грязное белье «Транснефти» на поверхность. Хотя нельзя недооценивать значимость того факта, что президент компании Николай Токарев когда-то жил в одном подъезде с нынешним президентом России. Таких стараются не трогать.

За гранью добра и зла

Что касается дивидендов, то за 2013 год «Транснефть» заплатила 1221,38 руб. за каждую обыкновенную акцию и 724,21 руб. за каждую привилегированную. При этом, как утверждает UCP, согласно законодательству (это прописано в уставе компании) в том случае, если дивидендные выплаты по привилегированным акциям ниже выплат по обыкновенным, то первые выплаты должны быть увеличены «до сопоставимых». В результате фонд в судебном порядке требует с «Транснефти» доплатить свыше 97 млн руб., из которых более 84 млн — упущенная выгода, остальное — проценты за пользование денежными средствами.

В России мажоритарные владельцы традиционно относятся к миноритарным инвесторам как к чему-то докучливому, надоедливому и неважному. Миноритариям почти всегда недоплачивают (не только в рамках дивидендных выплат, есть и другие способы выводить нежелательных сособственников из компании, например, делая потенциально очень успешный бизнес убыточным), их не информируют вовремя о происходящем в компании, их не допускают не то что до принятия решений, но порой даже до высказывания собственного мнения. Единственное, что может миноритарный акционер, — это выступить один раз в год на годовом собрании акционеров (если повезет), заполнить несложную анкету, которую никто не будет читать, или проголосовать за понравившихся кандидатов в совет директоров. Впрочем, это голосование также ни на что принципиально не влияет. Самое главное, что миноритарии зачастую отрезаны от денежных потоков, генерируемых компаниями, — они почти всегда проходят мимо владельцев небольших пакетов акций.

Что же до «Транснефти», то здесь не просто ущемляют права акционеров и в хвост и в гриву. Как однажды рассказал источник «Русской Планеты», плотно работающий с компанией, «масштабы вывода средств из “Транснефти” нужными людьми просто поражают, они находятся за гранью добра и зла». И здесь речь идет уже не только о миноритарных акционерах, но и о государстве, которое позволяет собственной компании тратить средства направо и налево, не инвестируя при этом в развитие производства.

Так, государство обязало «Транснефть» направить 50% чистой прибыли, полученной компанией в 2015 году, на выплату дивидендов. Однако правительство на днях направило директиву в Минэкономразвития, порекомендовав «Транснефти» направить на дивиденды 100% чистой прибыли по РСБУ.

Российские стандарты РСБУ заточены для нужд контроля и слабо отражают содержание экономических операций. В данном случае исчисленная по ним прибыль составит менее 10% от показанной по общепринятому стандарту МСФО. То есть вместо 71,7 млрд (50% по МСФО) нефтетранспортный монополист заплатит 12,8 млрд (100% по РСБУ). Комментарии излишни.

***

Конечно, можно посчитать, что фонд UCP подобными действиями пытается оказать давление на руководство «Транснефти», выбить для себя дополнительные дивиденды, просто заработать на «разборках». Однако с точки зрения рынка эти действия правильны, более того, необходимость в них давно назрела: ни в одной развитой стране мира права миноритарных акционеров не ущемляются столь последовательно и нагло, как в России. Так что, действуя строго в рамках закона, фонд уже оказывает всем нам большую услугу, заставляя российский бизнес вспомнить о существовании правил. Особенно это актуально в нынешних условиях, когда Россия отрезана от многих внешних источников финансирования.

В самом деле, как Россия собирается приватизировать пакеты госкомпаний, если эти компании так откровенно плюют на своих миноритариев? Ни один серьезный стратегический инвестор в такой бизнес не войдет, а значит, акции «Роснефти» и других выставляемых на продажу предприятий достанутся по дешевке «своим людям». Кто-то очень соскучился по залоговым аукционам.

Далее в рубрике Диктатура законаВо Владивостоке был задержан мэр города Игорь Пушкарев Диктатура закона

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас