Октябристы в ноябре


Русская планета, 23 нояб. 2016   –   rusplt.ru


Илья Репин «Демонстрация 17 октября 1905 года»

Илья Репин «Демонстрация 17 октября 1905 года»

Манифест 17 октября 1905 года, подписанный Николаем II, был направлен на успокоение общественных нестроений. В противовес подрывным усилиям революционеров гражданские права, достижение которых служило поводом для разжигания смуты, даровались народу высшей государственной властью. В число их входили: неприкосновенность личности, свободы совести, слова, собраний и союзов; расширение избирательных прав и наделение Думы законодательной властью – без ее одобрения не мог быть утвержден ни один закон. В Манифесте прямо указывалось, что цель нововведений – прекращение беспорядков, угрожающих целостности и единству державы.

До тех пор политические партии носили по преимуществу характер нелегальных союзов. Деятельность их осуществлялась методами, предполагавшими пренебрежение законом во имя достижения поставленных целей. Теперь политически активной прослойке предоставлялась возможность легального действия в рамках парламентской системы.

Одновременно с этим возникла необходимость участия в деятельности думы представителей разумного большинства страны, стоящего на консервативных и монархических позициях – коль скоро Россия получила парламент, в нем неизбежным образом должны были быть представлены интересы тех, кто не желал «великих потрясений». Конституционно-монархическая партия, организованная силами крупных промышленников и деятелей земского движения, получила название «Союз 17 октября».

Октябристы были безусловными противниками революционных идей. «Союз ненавидит революцию как величайшее зло и величайшую помеху в установлении в России порядка» – гласили официальные документы партии.

И в то же время общественные круги, которые представляла партия, как и значительная часть тогдашнего российского общества, были поражены идеями либерализма. Отвергая революционные методы, октябристы в тоже время и «застой в развитии политических форм», выступая за коренное реформирование государственной жизни страны. То, что предпринималось императором как вынужденная мера, виделось им лишь первым шагом на пути к созданию либеральной конституционной монархии.

Характерно, что сам термин «самодержавная монархия» признавался октябристами не без оговорок, лишь в качестве «исторического достояния», но никак не основы политического бытия России. Октябристы были убежденными сторонниками монархии, но при этом убежденными противниками реального самодержавия. Занимая твердую прогосударственную позицию по ряду важнейших вопросов, «Союз 17 октября» был в то же время увлечен идеей «самоценности» реформ.

Такие противоречия не замедлили принести результаты. Лидерами партии были достаточно яркие политики, в их числе – Александр Гучков и Михаил Родзянко. Но при этом Союз организовывался как «объединение всех партий центра, независимо от их второстепенных отличий и оттенков», а потому был весьма аморфным образованием.

Говорить о партийной дисциплине, о действии Союза как организованной общественной и политической силы достаточно трудно. Поддерживая действия правительства по наведению порядка в стране, октябристы ожидали от него в то же время решительных либеральных реформ. Поэтому уже в конце 1905 – начале 1906 года они стали позволять себе критику правительства. В первой думе партия получила всего лишь полтора десятка мест.

Поддержав курс Столыпина, с одной стороны, жестко противодействовавшего революционерам, а с другой – пытавшегося найти пути реального решения насущных для страны вопросов, октябристы несколько улучшили свое положение, во II Думе их партия имела уже 43 мандата. Коренным же образом ситуация изменилась при выборах в III думу, когда Союз, получив 154 места, получил вместе с ними и возможность серьезного влияния на происходящие в ней события.

Успехи «Союза 17 октября» той поры были в значительной степени обусловлены сотрудничеством октябристов со Столыпиным. Но сотрудничество это было в сути своей тактическим – реформы Столыпина были далеки от либерального понимания реформ. Начиная с 1910 года, думская фракция «Союза 17 октября» усилила критику «незакономерных» действий правительства и местных властей. В марте 1911 года в знак протеста против «антиконституционных действий» Столыпина Гучков демонстративно покинул пост председателя III думы.

Одновременно начались попытки налаживания контактов с прогрессистами и кадетами – другими либеральными партиями. Итог был достаточно закономерен: раскол в партийной фракции, распад и деградация местных организаций, снижение числа голосов на очередных думских выборах, причем забаллотированным оказался сам лидер «Союза 17 октября». Амбиции партийных лидеров шли вразрез с реальными нуждами страны.

«Историческая драма, которую мы переживаем, – заявлял Гучков, - заключается в том, что мы вынуждены отстаивать монархию против монарха, церковь против церковной иерархии, армию против ее вождей, авторитет правительственной власти против носителей этой власти».

К 1915 году «Союз 17 октября» фактически прекратил свое существование. Вожди же его, изменив принципам легитимности, приняли активное участие в низвержении законной власти, приведшем Россию к катастрофе. Попытка сочетания верности монархии с либеральными убеждениями потерпела крах – октябристы так и не смогли осознать того, что по природе своей историческая Россия была именно самодержавной страной, способной к консолидированному действию лишь тогда, когда путь ее направляет политическая воля самодержавного Государя, учитывающего мнение православного народа, а не лидеров парламентских фракций.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 13 нояб. 2017

Это фейк