Трамва 1991 года вскрыла рану 1917-го. Заживить ее способен только диалог


Русский мальчик, 16.05.2016 13:05   –   russkiy-malchik.livejournal.com


Все же чрезвычайно болезненная реакция на появление Поклонской с иконой Николая II не только результат разжигания провокаторов. Эти споры показывают, что история 1917-го года, по-прежнему, не зажившая рана. Не у большинства, конечно, а у политическо активного меньшинства, но все же… И причина тому мне видится в катастрофичном разрушении страны в 1991 году, которое, обратите внимание, ложно воспринимается именно как реванш белых над красными. Что является полной подменой действительности.

В 1991 году произошла криминальная революция усилиями части верхушки, полная сдача страны компрадорами Западу под видом гласности и свободы. Да, они прикрывались идеями либерализма и даже монархизма, но по сути их цель была только в одном - награбить и разрушить. Они даже не целились в коммунизм (которого к 80-м годам так и не случилось), они целили и попали в Россию. А идеи рынка были только удобными инструментами. Это нисколько не оправдывает, кстати, либерализм, но лишь указывает, что в 90-е никакого либерализма и цивилизованного рынка, где все решается через определенные, пусть и лживые сущносто процедуры, в ельцинской России не было, но лишь грабеж огромной империи олигархическим криминалом.

Жуткая травма 1991-го года вскрыла рану 1917-го, освежив гражданский конфликт между красными и белыми, поставив ложную развилку между либерализмом и социализмом. Считать, что в 1990-е к власти пришли белые монархисты из-за того, что какой-то нувориш решил поиграть в дворянство и монархию, все равно что называть Ельцина коммунистом. Да, и белые 1917-го были не ангелы и имели огромные идеологические проблемы (из-за чего и проиграли): они предали настоящее самодержавие, желая установить ограниченную либерализмом монархию. Но при всех своих недостатках белая гвардия не относилась к стране как к дойной корове, и ельцинский олигархат 90-х поставила бы сразу к стенке. Даже некоторые большевики, к примеру, Сталин, признавали патриотизм части белого движения.

Безусловно, сущностные моменты в экономике и политике важно обсуждать и решать - частной и гос. собственности, управления и владения ресурсами, национальных интересов, социальной справедливости и прочего. Но ложь заключается в том, что столь сложные вопросы пытаются вместить в прокрустово ложе догматики “изма” и заставить каждого присягнуть одному из этих учений. То есть Россию в очередной раз толкают в пламя гражданского раздора, который отнял у нее огромные человеческие ресурсы. Вместо того чтобы продумать и наконец-то сформулировать важные ответы без односторонней догматики, но соответствующей национальным идеалам. Речь о той самой национальной идее. Сделать это возможно только при диалоге разных патриотических точек зрения - между сторонниками национализма, монархизма, советского социализма, даже либерализма, но без крайних их апологетов.

Мне бы хотелось, чтобы в России когда-то была написана книга или снято кино, в котором белый и красный русские сели бы лицом к лицу и обстоятельно поговорили о самом важном. Как у Марлена Хуциева в “Заставе Ильича” в сцене разговора сына с погибшим отцом - кратко и о самом важном, без злости, с желанием понять. Только чтоб с обеих сторон не предатели и головорезы, которых хватало с обеих сторон, а искренний белогвардеец, бывший офицер царской армии, и большевик из народа (не профессиональный революционер) - попытались ответить на главный вопрос, какой должна быть Россия, в которой красные и белые не будут резать друг друга. Накануне столетия Великой русской революции это было бы очень кстати.

РМ

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии