Экономическая война на благо России


Русский мальчик, 15 авг. 2018   –   russkiy-malchik.livejournal.com



Экономическая война против России идет давно, она и не заканчивалась никогда, вопрос только в степени ее интенсивности. С 2014 года она приняла открытый характер со стороны Pax Americana и с каждым годом все усиливается, но именно в эти годы мы стали набирать силу, качественно увеличили международный вес и фактически запустили переход к многополярному миру. Объявленная Штатами в 2018 году торговая война всему миру предоставляет замечательный шанс. Этим шансом важно воспользоваться, чтобы не кусать потом локти.

Вашингтон убивает т. н. открытый глобальный рынок и его главный инструмент, созданный для «вскрытия» национальных экономик, – ВТО: когда Россия последней вступала туда, некоторые предрекали катастрофу нашей экономике, но спустя шесть лет произошло ровно обратное. ВТО практически перестала существовать, сами американцы разрушили его, так как Китай и другие страны не-Запада научились им пользоваться.

Грозя санкциями вплоть до отключения от доллара, США выталкивают из его сферы влияния все больше стран, и те переходят на расчеты в других валютах – Иран, Китай, страны БРИКС, страны Юго-Восточной Азии, теперь Турция. Да, отказаться полностью от доллара, на котором десятилетиями зациклена мировая торговля, чрезвычайно трудно, но эта тенденция уже неизменна: либо государство признает свою финансовую зависимость от ФРС, либо будет вынуждено искать варианты дедолларизации. Требуя от частных компаний сменить собственника под надуманными предлогами, США выступают как всемирный бандит-рейдер и отпугивают владельцев капиталов других стран, которые вынуждены переводить активы под национальную юрисдикцию. Вводя экстерриториальное правосудие, захватывая и наказывая граждан, штрафуя компании других стран, США полностью развенчивают миф о себе как об «империи добра» и «светоче демократии» – и это оказывает колоссальный деморализующий эффект, который усиливает антиглобалистские настроения на самом Западе.

Подобные судорожные действия напоминают удары агонизирующего гегемона, который вслепую бьет наотмашь и, спеша сделать побольнее противнику, наносит вред самому себе.

Опасны ли его удары для России и других стран? Несомненно. Как на любой войне, на экономической есть большая опасность потерпеть поражение, а в ходе «боевых действий» неизбежны издержки и потери, финансовый урон и социальная напряженность. Но при всех опасностях экономическая война не беда, а благо – она заставляет очнуться от морока «потребительского рая», который, как вирус, нейтрализует все волевое в человеке и обществе. Достаточно дать миллионам «офисного планктона» минимальный капиталистический пакет благополучия, и они спокойно закроют глаза на исчезновение целых отраслей экономики, зато будут убиваться горем от закрытия какой-нибудь соцсети. Нет ничего безобразнее и безвольнее, чем постмодернистский урбан-буржуа, готовый ради утреннего кофе в картонном стаканчике продать независимость своего народа.

Однако открыто объявленный Западом крестовый поход против России в виде экономических санкций ставит все на свои места и отрезвляет миллионы людей, уже, казалось бы, превратившихся в зомби-потребителей. Это мотиватор, способный запустить мобилизацию России и принудить элиты к полной национализации под угрозой потери своего статуса. Все мантры про свободный глобальный рынок становятся пылью, западные офшоры – ловушками, и крупные капиталисты вынуждены делать жесткий выбор между национальными интересами и потерей своих активов в плавильном котле демократии. Угроза извне – фактор, который позволяет государству действовать жестче и активнее, дает право требовать от каждого гражданина, будь он рядовой сотрудник или владелец заводов, отстаивать национальные интересы. Это заставит быстрее соображать и принимать решения, а главное – действовать самостоятельно, без оглядки на другие страны.

Чем больше санкций вводят США, тем меньше соблазна ждать от Запада компромисса или перезагрузки, тем меньше иллюзий о Трампе. Русским, почувствовавшим вкус больших побед в Осетии-2008, Крыму-2014, Сирии-2015, осточертела тактика заморозки, когда после шага вперед – два на месте или даже назад. Нам хочется больших свершений на внутриполитической и экономической аренах. Тем более что успехи и достижения есть и здесь, но они не тех масштабов, к которым привык наш национальный характер.

Большие вызовы и угрозы порождают великие свершения, как это не раз было в российской истории. Но для этого следует признать эти вызовы и назвать вещи своими именами: нам, русскому народу, объявлена экономическая и геополитическая война, требующая мобилизации и консолидации. США угрожают самому существованию российской цивилизации: упустив возможность уничтожить нас военным путем, они используют все невоенные инструменты, чтобы ослабить сопротивление и подготовить в том числе и военный удар (см. новый военный бюджет Пентагона).

За признанием факта экономической агрессии должны следовать решительные и системные действия по полной и окончательной отвязке от Запада. Нет, речь не о железном занавесе – как раз им и пытаются огородить Россию западные «партнеры», повторив прием холодной войны. Российская экономика и политика должна придерживаться максимальной открытости для большинства стран мира при жестком противостоянии Pax Americana. Да, не следует уподобляться США и действовать по принципу «назло маме отморожу уши», надо отвечать избирательно и не нанося вред самим себе. Однако не менее вредна и нерешительность, непоследовательность, оглядки на возможное перемирие и желание договориться с Трампом.

И самое важное – необходим переход к качественно новой экономической политике. Эта политика должна быть ориентирована на национальные интересы, опираться на внутренние ресурсы и восстанавливать социальную справедливость. Собственно, объявленный Владимиром Путиным рывок только и возможен в категориях мобилизационной экономики, где все подчинено развитию страны и где общественное выше частного. Нашумевшее предложение помощника президента России Белоусова об изъятии сверхдоходов у металлургических, химических и нефтехимических корпораций в пользу государства – один из примеров такой политики. Деньги, полученные ими в результате девальвации рубля, то есть на пустом месте, предлагается направить на развитие страны. Схема и условия могут быть разными. Компаниям можно предложить направить эти деньги на модернизацию предприятий и повышение производительности труда. Важен сам принцип: в условиях экономической войны государство прибегает к излишкам крупных капиталистов, вкладывая их в развитие страны. Убежден, такой шаг поддержало бы большинство населения, но почему-то партии не предлагают провести референдум по этому вопросу.

В недавних решениях российской власти есть и другие примеры мобилизационной экономики. Так, еще осенью прошлого года Владимир Путин предупредил крупные и стратегические предприятия, в том числе и частные, что они должны быть способны оперативно нарастить производство военной продукции. Нынешним летом приняты законы об антисанкционных мерах и о наказании за исполнение санкций, которые призваны оградить российскую экономику от посягательств на суверенитет. В первоначальной редакции антисанкционные меры содержали максимально жесткие формулировки, которые затем решили убрать, но при необходимости власть может к ним вернуться. Речь, в частности, идет о запрете на ввоз из США и стран Запада табачной, алкогольной, сельскохозяйственной, фармакологической продукции, запрете деятельности консалтинговых и аудиторских компаний, приостановке сотрудничества с США в атомной, авиастроительной и ракетно-двигательной отраслях. И самое радикальное – исчерпание исключительного права на товарные знаки западных компаний, работающих в России (фактически их национализация). Так что в случае очередной волны санкций США против «Аэрофлота» и деятельности банков Москве есть чем ответить, развеяв миф о том, что в нашем арсенале нет ответных мер, которые могут нанести вред США. Была бы политическая воля.

Российское государство также реализует стратегические долгосрочные меры по построению независимой от Запада хозяйственной системы. С помощью сделки ОПЕК+ перехвачен механизм определения цены на нефть, создан аналог западной системы межбанковских переводов SWIFT, национальный сервис по передаче финансовых отчетов (СПФС) доступен уже большинству российских банков; значительно, на десятки процентов, растет товарооборот с Китаем, выводя сотрудничество с Азией на новый уровень; активно развивается добыча сжиженного газа, первые поставки уже пошли в США, Европу, Китай, Индию; завоевано лидерство на мировом рынке зерна и в атомной отрасли; расширяется зона сотрудничества Евразийского союза за счет Китая, Ирана, Вьетнама, в будущем – Индии, Турции и Египта; разработаны уникальные военные технологии на основе новых физических принципов, которые затем могут перейти в гражданский сектор; идет активное освоение Арктики как последнего кладезя ресурсов планеты. Согласно майскому указу разрабатываются программы новых национальных проектов развития, призванные вывести Россию на лидерские позиции в мире по транспорту, медицине, благоустройству городов, в науке и образовании. Так что часто звучащее мнение, что у России и Кремля нет плана действий по развитию страны в условиях санкций, ошибочно. Просто в федеральных СМИ надо чаще показывать масштабную работу российского государства и народа вместо шоу гламурных подонков и переливания из пустого в порожнее по Украине.

Конечно, элементам мобилизационной экономики не хватает системности и масштабности. Не объявлена сама мобилизация как реакция на угрозу Вашингтона. В какой-то степени понять это можно, поскольку это форс-мажорный сценарий, который должен быть введен вовремя и только в крайнем случае, так как мобилизация не может длиться долго без критичного истощения сил народа, в то время как у России есть запас прочности в режиме вялотекущего противостояния с США. Однако сейчас очевидно, что Pax Americana переходит к более жесткому режиму, и надежды на «большую сделку» с Белым домом безосновательны даже с учетом удивительно дружелюбной встречи в Хельсинки.

В США есть консенсус между Трампом и антритрампистами, что хорошая Россия – это покоренная Россия, готовая на американские условия. В России необходимо заключить такой же консенсус, что большая сделка с США может быть только на Сочинской конференции с представителями разных штатов. И никакие другие компромиссы невозможны без угрозы потери суверенитета. Россия в своей истории выигрывала всевозможные войны, почему бы не выиграть мировую экономическую? Те же, кто считает это опасным и вредным для личных интересов, пусть отойдут в сторонку – большая История не прощает мелкотравчатого подхода дрожащих за свой карман приспособленцев.

Эдуард Биров

газета “ВЗГЛЯД

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Складывается впечатление, что если горячие головы в Вашингтоне не опомнятся, то уже в перспективном будущем США обложат санкциям […]
Новые санкции в отношении России — это объявление ей войны до победного конца.У России-2018 и СССР-1940 много общего.
На фоне подготовки операций в Латакии и Идлибе и происходящей концентрации войск САА на севере Сирии, настала пора обсудить вопро […]
Анкара находится на последней стадии подготовки военной операции в новых регионах Сирийской Арабской Республики.