Стратегические последствия прорыва войсками Асада блокады авиабазы «Кувейрис» в оценке эксперта американского Фонда Карнеги


Русская весна, 18 нояб. 2015   –   rusvesna.su


Шведский эксперт Арон Лунд, редактор раздела «Сирийский кризис» на сайте Фонда Карнеги опубликовал статью, в которой по горячим следам анализирует стратегические последствия прорыва блокады авиабазы «Кувейрис» войсками Башара Асада.

По словам эксперта, Москва заявляет о том, что борется против «Исламского государства» (ИГ — террористическая организация, запрещенная на территории РФ), однако в действительности бомбит преимущественно другие группы повстанцев-суннитов. Операция ВКС России, очевидно, скорее направлена на поддержку Асада, а не на борьбу с джихадистами.

По данным эксперта, лишь пятая часть российских авиаударов приходится на цели «Исламского государства» в основном в южной части Алеппо, где сирийская армия ведет боевые действия в районе г. Сафира (Sfeira), который играют ключевую роль для связи между Алеппо и центральной Сирией. Оттуда наступление развивается в двух противоположных направлениях: на запад на г. аль-Хадер (al-Hader) и на восток к блокированной авиабазе «Кувейрис».

Военный успех под Кувейрисом значительно укрепил позиции Асада внутри страны. Кроме того он дал России и сирийскому правительству весомый аргумент, для того чтобы убедить западные государства признать режим Асада в качестве легитимного партнера и незаменимого союзника в борьбе с суннитским радикализмом и «Исламским государством».

Наконец, самое важное, захватив базу, Асад поставил под угрозу коммуникации между столицей ИГ Раккой и осноными силами исламистов в Алеппо. Администрация ИГ в восточных районах «большого» Алеппо расположена в двух сельских центрах Эль-Баб (al-Bab) и Манбидж (Manbij).

Эта территория до сих пор служит для ИГ единственной оставшейся точкой доступа к турецкой границе, через которую в Сирию попадают иностранные боевики и контрабандные товары. Передовые отряды ИГ угрожают прорвать обороту повстанцев по линии Мари-Аазаз (Marea-Azaz) на севере Алеппо, либо перерезать вышеупомянутую линию снабжения, которая идет через Сафиру к Хаме, контролируемую Асадом.

Наконец, в этом же регионе расположен маленький город Дабик (Dabiq), который упомянут в хадисах как место событий Мусульманского Малахима (аналог христианского апокалипсиса или Армагеддона).

Активизируя давление из базы «Кувейрис», войска Асада способны захватить коммуникации у города Дейр-Хафир (Deir Hafer) и получить прямой выход на административный центр ИГ в Эль-Бабе, создав реальную угрозу действующей логистической сети исламистов. Подводя итог, Арон Лунд замечает, что в настоящее время ситуация вокруг авиабазы Кувейрис остается неоднозначной, для полноценного восстановления сообщения с гарнизоном необходимо стабилизировать образовавшийся проход и обезопасить его от фланговых ударов ИГ.

Однако в том случае, если войска Асада продолжат продвигаться дальше, укрепляя свои позиции на востоке Алеппо, создастся интересная ситуация. С политической точки зрения взятие авиабазы «Кувейрис» принесет Асаду и России пусть небольшую, но значимую победу в борьбе с ИГ. С военной точки зрения это осложнит операции джихадистов на восточных окраинах Алеппо, что в свою очередь может помочь поддерживаемой США сирийской оппозиции на севере Алеппо, в окрестностях Мари (Marea).

Эксперт полагает, что если в долгосрочной перспективе такая негласная взаимозависимость будет развиваться, то будет способствовать активизации взаимодействия между США и Россией, а также между сирийскими властями и оппозицией на севере Сирии. И это, конечно, именно то, к чему Россия стремится.

Материал подготовлен экспертом исследовательского центра «Табула» Константином Чубарем специально для «Русской Весны».

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии