Батя, который добил украинский суд


Русская весна, 4.07.2016 00:33   –   rusvesna.su


Вчерашние события в Печерском суде Киева и вокруг него наглядно продемонстрировали, что бывает когда на высшие посты в правоохранительных органах назначают политиков.

Тем более, без юридического образования. Речь идет о фееричном освобождении одного из основателей батальона «Айдар» — Валерия Лихолита с позывным «Батя».

За один день, в субботу, который считался в госучреждениях как предпраздничный и по всем канонам был коротким, было организовано апелляционное обжалование и принято «нужное»решение. При том, что за один день даже физически подшитый том судебного дела с ходатайством прокуратуры, диском аудиофиксации и журналами судебных заседаний, никогда в жизни не попал бы из Печерского суда в Апелляционный суд Киева.

По УПК дела между судьями распределяет автоматизированная система, а она на момент подачи апелляционной жалобы уже не работала, значит, либо было несанкционированное вмешательство в систему, либо, в обход закона, дело Лихолита распределили на судей в апелляции в ручном режиме. То есть произошло сначала насильственное препятствование выполнению решения суда при блокировании конвоя и позже самая настоящая ревизия судебного решения.

Все вчерашние комментарии генпрокурора Юрия Луценко в прокурорском сообществе были разобраны на цитаты и подвергнуты самой жесточайшей критике, потому как любой студент юрфака, заслышав такие речи, рассмеялся бы их говорившему в лицо.

Речь идет о заявлении Луценко, что «расследование было проведено неполно», «дело вернется на дорасследование», «мой представитель» и прочее.

Во-первых, военная прокуратура обратилась в суд для избрания меры пресечения Бате, а не с обвинительным актом. А это значит, что расследование в разгаре и процессуальный срок отсчитывается как раз с момента предъявления подозрения, что и было сделано накануне доставки Лихолита в суд. То есть у следователя есть еще два месяца с возможностью продления аж до 12 месяцев на досудебное расследование, и заявления Луценко о том, что расследование «проведено неполно», явно попахивают элементарным незнанием матчасти.

Во-вторых, согласно штатному расписанию ГПУ, там нет и в помине такой должности как «представитель генпрокурора», потому статус Петра Шкутяка как переговорщика вообще «уникален».

В-третьих, согласно действующего УПК 2012 года, нет никакого «дополнительного расследования». Эта стадия ликвидирована вместе со старым УПК еще 4 года назад.

В частных беседах прокуроры признаются, что просто шокированы «перлами», которые выдавал Луценко во время суда над Батей, да и в целом его вмешательством в процесс на стороне подозреваемого в тяжких преступлениях.

Кроме того, Луцено теперь нажил себе врага в лице Анатолия Матиоса, главного военного прокурора, который и инициировал арест Бати. О разнобое в позиции первого руководителя и его зама свидетельствуют прямо противоположные заявления пресс-секретаря Луценко — Ларисы Сарган о том, что позиция прокуратуры по аресту Лихолита была неправильной, и официальное заявление пресс-службы ГПУ за 02.07.2016, в котором были указаны все эпизоды преступной деятельности, которые вменяются Бате.

Бывший прокурор Донецкой области Олег Сюсяйло так отреагировал на заявление Луценко: «Вибачаюсь, але ким це писано? Таке враження, що на колгоспній мові йде спілкування. Що таке: „додаткове розслідування”, „мій представник”, „внесення змін до цієї справи” та інш. Чи існує визначення цих понятть в КПК України? Та чи не буде це першим випадком, який повинен буде декларуватися у Декларації доброчесності, у пункті невтручання у діяльність інших прокурорів?».

Прокуроры признаются, что главный вывод из вчерашних событий, который они сделали, — любое судебное решение может быть ревизировано здесь и сейчас. Очень нехороший пример, который обязательно возьмут на вооружение все добробатовцы и прочие «активисты». Луценко, подсев на скамейку с подозреваемым в суде, до чего не додумывался ни один генеральный прокурор и вообще прокурор, ясно дал понять что на суд не только можно, но и нужно влиять.

В суде Луценко сидел на одной скамье с подозреваемым Лихолитом

Вот как прокомментировал освобождение Бати еще один прокурор, имя которого из соображений его безопасности не будем называть:

«Сколько раз мне из-за решетки и слова офицеров, и слова воров давали, мамой клялись, а я и не знал, что это весомый аргумент при принятии решения относительно меры пресечения. Я знал только одно: если эта мразь выйдет из СИЗО кто-то пострадает, а это уже будет на моей совести, и неоднократно об этом напоминал судьям».

В судейских кругах также все попросту убиты наповал вчерашними событиями. Судья-спикер Киевского окружного административного суда Богдан Санин на своей странице в Facebook отреагировал на события в Печерском суде таким образом: «Уровень знаний депутата Соболева и понимания демократического государства: “Мы обратились в Государственную судебную администрацию с целью мобилизировать правосудие” (и этот человек занимается реформированием судебной системы!). «Теперь осталось найти судей, которые придут на работу, получат задание и вынесут решение». (Получат задания!)

«Дальнейшее затягивание данной ситуации взрывоопасно для самих судей» (прямая угроза в сторону судьей!). Только вдумайтесь, какое качество законов, которые он пишет? Хотя для некоторых он очень «ценный эксперт».

В прокуратуре с тревогой ждут и других новелл уголовного процесса от своего начальника без диплома и с опаской теперь будут подавать подобные ходатайства по подозреваемым-участникам «АТО». Тем более, из добробатов. Свои выводы сделали и с другой стороны баррикад.

В сообществе «Украинская революция» написали следующее:

Дмитрий Войко

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии