Оперетта украинского правосудия


Русская весна, 23 авг. 2016   –   rusvesna.su



О том, как телефонный разговор может подпасть под 9 статей Уголовного кодекса, пишет Артём Бузила, «Свободная пресса».

Украинское правосудие порой, кажется, стремится переплюнуть само себя. Иногда просто диву даёшься, на какие ухищрения оно умудряется, лишь бы осудить ни в чём не повинного человека.

Дело 2 мая, когда судят не сжигавших заживо людей в Доме Профсоюзов, а «антимайдановцев». Журналист Руслан Коцаба, которого обвинили в шпионаже в пользу России лишь за то, что он выступал против войны в Донбассе и мобилизации.

Его киевский коллега Дмитрий Василец работал на оппозиционном «17 канале» — его киевские правоохранители обвинили в терроризме и ретрансляции «сепаратистских» телеканалов.

Это лишь наиболее нашумевшие примеры, о которых знает каждый читатель. Но есть и другие, менее известные. Например, недавно в одесском СИЗО голодовку объявил 52-летний прапорщик в отставке Игорь Махиненко из так называемой группы «одесских казаков». По словам адвоката, у мужчины отказываются признавать факт наличия сахарного диабета и держат в обычном тюремном корпусе, создавая ему непосредственную угрозу жизни.

В чём же обвиняется этот ветеран войны в Афганистане, участник миротворческой миссии Украины в Сьерра-Леоне и Ираке?

В терроризме? Сепаратизме? Попытке государственного переворота? Нет, во всём вместе — Махиненко шьют аж 9 статей Уголовного кодекса. Помимо указанных обвинений, это ещё хранение оружия, попытка захвата государственных зданий, покушение на жизнь народного депутата Алексея Гончаренко.

Те, кто любит рассказывать о прелестях сталинского правосудия и «французских шпионах», «троцкистских элементах», «белогвардейском подполье» — милости просим на Украину.

Если прислушаться к обвинениям, Махиненко вместе с группой соратников численностью около 10 человек (бывшие военные, члены казацких организаций) планировал взорвать мосты в Одесской области, с оружием захватить местные райсоветы, отделить южные регионы и провозгласить в Бессарабии осколок Новороссии.

Всё это должно было произойти, на секундочку, весной 2015-ого года, когда любые протестные настроения в регионе сошли на нет, вся оппозиционная деятельность давно была зачищена СБУ, а надежды на прямую военную помощь с России или ЛДНР не было и подавно.

Оружие, которое нашли у подозреваемых — гранаты, патроны, максимум пистолеты. Никаких ракетниц, пулемётов, снайперских винтовок. Никаких планов, чертежей, тактических наработок.

Доказательствами противоправной деятельности являются телефонные переговоры, в которых казаки проявляют недовольство новой властью, ругаются на Порошенко, грозятся убить таких противоречивых личностей вроде Гончаренко, желают, что Русская весна не удалась. Ну, всем вроде как понятно: собрались мужики, бывшие вояки, потрещали, вспомнили былое. Но украинское «правосудие» трактует разговоры по телефону или за кружкой пива на целых 9 статей Уголовного кодекса.

C Игорем Махиненко я познакомился на втором месяце пребывания в тюрьме. Железобетонный мужик, настоящий военный, при этом интеллигентный, никогда не расстающийся с книжкой. За «содеянное» ему грозит до 15 лет лишения свободы.

А сколько таких примеров, о которых не знаем, не рассказываем или рассказываем недостаточно? Сотни, если не тысячи.

Артем Бузила, «Свободная пресса»

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Гамби́т (от итал. gambetto — подножка) — общее название дебютов, в которых одна из сторон в интересах быстрейшего развития, захва […]
Если вспомнить все отечественные революции, станет ясно, что во время их прохождения люди делились на два типа: более подверженны […]
«Русская Весна» публикует полную сводку о военной ситуации в ДНР за минувшие сутки по итогам сегодняшнего брифинга заместителя ко […]
В гуще политических событий, произошедших за последние несколько месяцев, СМИ практически позабыли о деле убитого киевского адвок […]