20 апр. 2017

Могильщики Украины


Русская весна, 7 янв. 2017   –   rusvesna.su  


Катастрофы упрощают людей и социумы. Они их примитивизируют.

Разрушение экономики, государства и общества отбрасывает индивидов к архаическим формам мышления, культуры, социальной организации и поведения.

Как когда-то написал классик, «бытие определяет сознание». Именно поэтому невозможно понять людей, оказавшихся в зоне катастрофы, с точки зрения тех, кто смотрит на катастрофу со стороны.

Точно так же, как невозможно понять сумасшедшего с позиций психической нормы.

В обоих случая имеет место абсолютная несовместимость психологических форматов.

Якорь Первобытность, дикость и варварство это не только прошлое, но и настоящее. Низшие ступени развития человека и общества никуда не исчезают, а существуют параллельно высшим. В любом человеческом обществе одновременно присутствуют сложные и примитивные формы человеческого сознания. Причём сложные формы всегда уступают в своих масштабах примитивным.

На этапах развития социального организма доминируют сложные формы человеческого сознания и деятельности, подавляя примитивные, а в моменты деградации доминируют примитивные формы, разрушающие сложные.

В периоды катастроф, которые ведут к деградации и примитивизации, сообщества индивидов скатываются в неопервобытную архаику, позволяющую физически выживать в примитивных состояниях катастроф.

Первобытность это не только прошлое.

То, что мы сейчас наблюдаем на Украине это — масштабная, цивилизационная катастрофа на отдельно взятой территории.

Гибель государства, финансово-экономической системы, культуры, науки и пр. редуцировали массовое сознание к его изначальным, архаическим формам. То, что там происходит это — предельное упрощение мышления, поведения, культуры и деятельности (в том числе хозяйственной). Проще говоря — одичание.

Именно поэтому нынешнее украинское общество непрерывно апеллирует к прошлому, стремясь объективировать в практической жизни мифологические представления о предыдущем, а значит, с точки зрения «свидомых», «правильном», образе жизни и традициях, подчиняя всё неким сакральным, канонизированным представлениям о мире, человеке и отношениях между людьми.

По своей сути т.н. «национальное украинское возрождение» — это попытка возвращения к архаике, точнее целенаправленная попытка максимально упростить современное общество, свести его в принудительном порядке к идеологическим представлениям о «единственно правильном» прошлом («золотому веку»). Даже если этого прошлого никогда не существовало.

Разрушение на Украине сложных форм мышления и научного представления о мире, сопровождается экспансией алогичного, образно-чувственного восприятия реальности, присущего первобытным культурам.

В данных условиях, заявление какого-нибудь СУГС-патриота о том, что «я думаю», связано не с индивидуальной логикой и фактами, а с образами, чувствами и верой массового характера, которые сейчас стимулируются всеми способами на Украине.

Это т.н. психологический синкретизм — поглощённость сознания отдельного индивида массовыми эмоциональными состояниями и образными видениям сообщества, к которому он принадлежит.

Коллективного мышления не существует, есть лишь коллективное эмоционирование, которое блокирует индивидуальное понятийное мышление, основанное на личном выявлении причинно-следственных связей, и растворяет сознание индивида в художественно-образном, религиозно-мифологическом восприятии мира.

Т. е. индивид смотрит на реальность не непосредственно, а через фильтры телевизионных картинок, общественного мнения, социально-политической мифологии, смысловых стереотипов и коллективных ритуалов.

Сознание индивидов, чьё общество отброшено к неопервобытным формам, по своей сути лишено индивидуальности и регулируется простыми коллективными регуляторами — тотемами и табу.

Тотем — то, чему поклоняются. Табу — то, что запрещается. Как бы это не звучало странно, но на данный момент массовое сознание украинского общества загнано в жёсткие рамки тотема и табу.

Сложным тотемом украинства является политическая доктрина «украинского национализма», с её пантеоном мучеников, героев и святых, а табу — всё то, что противоречит данному тотему.

Т. к. примитивные социумы по своей сути тоталитарны, то тотем и табу украинства подчинили себе все сферы жизни украинских граждан, а всякий, кто не желает им подчиняться, уничтожается, изолируется или изгоняется.

Понятийное мышление, оперирующее причинно-следственными связями, несовместимо с вышеописанной архаикой, т. к. неизбежно разрушает её.

Поэтому понятийное мышление в украинском обществе последовательно подавляется и вытесняется как чуждое, предательское, вражеское, замещаясь фетишами, магическими формами мышления и вытекающими из них систематическими коллективными ритуальными действиями.

В примитивном сообществе фетишизм и ритуальные действия — способ воздействия магического мышления на реальность.

Отсюда все эти коллективные скакания на майданах, массовые шествия, непрерывно звучащий гимн, развитый символизм (от ленточек, оберегов, флагов и тату до причёсок и одежды), склонность к торжественным погребальным церемониям и лозунги, превращённые в обыденные приветствия. Кто не любит Бандеру, не говорит на «мове» и не кричит СУГС-либо «чужынэць», либо «ворог». Третьего не дано.

Фетишизм и ритуальные действия создают магическое пространство тотема, формирующее в свою очередь сообщество «своих», в данном случае — «украинцев».

Отсюда вера во всемогущество коллективных мероприятий и телевидения. С точки зрения магического мышления, массовое единодействие, единочувствование и единомыслие способны генерировать магические чудеса.

Жизнь человека в примитивном обществе задаётся набором фетишей и ритуалов, которые представляют собой неосмыслеваемые «тексты» его примитивной культуры. Использование фетишей, а также знание ритуалов и участие в них — главные факторы его идентичности, признак владения культурой и свидетельство его социальной значимости. Это — форма непонятийного коллективного мышления, требующего от индивида слепого следования установленным образцам.

Интеллектуальная самодостаточность, основанная на индивидуальном понятийном мышлении, в данном случае полностью исключается. Любая попытка самостоятельно мыслить и понимать, автоматически противопоставляет индивида тотему и делает нарушителем табу.

В первобытном сообществе самостоятельное, индивидуальное мышление равнозначно преступлению и строго карается, т. к. ставит под сомнение абсолютность тотема и целесообразность табу.

Тотемы, табу, фетиши и ритуалы связываются воедино и систематизируются мифологией. В центре мифа — тотем, на который направлена вся мифологическая структура. Все остальные элементы мифа обосновывают и защищают тотем. Миф слабо связан с реальностью, не имеет никакого отношения к фактам и реальным знаниям, но при этом объясняет все.

Миф — абсолютный, универсальный объяснитель. В этом смысле мифология украинства ничем не отличается от иных первобытных мифологий.

У неё есть ответы на все вопросы. По этой причине у «свидомого украийинця» нет никакой необходимости в индивидуальном мышлении. Ведь все ответы на все вопросы уже существуют в рамках националистической парадигмы. Поэтому, как когда-то пел скандальный Игги Поп, «the fish doesn’t think, because the fish knows everything» — «рыба не думает, потому, что она и так всё знает».

Непрерывная, широкомасштабная трансляция мифологии украинства, с одновременным запрещением любых альтернатив, обеспечивает единство взглядов всех членов украинского сообщества на окружающий мир. Вера в «свои» (украинские) мифы скрепляет взгляды «украинцев» на реальную действительность, отделяет их от «чужаков» и противопоставляет «врагам».

Именно поэтому вести диалог с правоверным «украинцем» с позиций понятийного мышления, апеллируя к фактам и логике — бессмысленно.

У понятийного и мифологического мышления абсолютная несовместимость форматов. У них просто нет точек пересечения. Их пространства сугубо параллельны.

Главный человеческий материал современных неопервобытных социумов — обыватель обыкновенный (philister vulgaris), примитивный индивид, ориентированный в своём существовании сугубо на удовлетворение личных психофизиологических потребностей и размножение. Данная категория homo sapiens абсолютно бесплодна, а в больших дозах смертельно опасна для любого социума. Катастрофы вызывают бурный рост этого человеческого подвида.

Именно philister vulgaris разрушил Советский Союз и теперь дожирает остатки «нэзалэжной» Украины, редуцировав её под себя до самых примитивных политических, социальных, экономических и культурных форм. Именно поэтому нынешний примитивный, неопервобытный формат Украины это лишь очередная фаза украинской катастрофы — полупереваренный philister vulgaris субстрат.

Изменить природу филистерской массы невозможно. Как невозможно изменить природу агрессивной колонии бактерий или раковой опухоли.

Philister vulgaris сожрёт нынешний политический режим на Украине точно так же, как сожрал предыдущие. И то, что придёт ему на смену — тоже сожрёт. Филистерская масса будет их поглощать, пока не доест до конца саму Украину. На самом деле украинство запустило не национальную революцию, в чём нас нелепо пытается убедить украинская пропаганда, а процесс неистового жора украинской колонии philister vulgaris. И чем меньше остаётся от Украины, тем интенсивнее становится этот жор.

Украинство может создавать любые тотемы, придумывать любые мифологии, запрещать всё что угодно, объявлять истиной любой бред, и украинская филистерская масса поддержит какое угодно начинание, пройдёт с факелами в любом марше под любыми флагами, будет хором орать любые лозунги… Но только до тех пор, пока это позволяет ей сытно жрать, толсто ср…ть и интенсивно размножаться.

Если же тотемы и табу украинства не смогут philister vulgaris обеспечить вышеуказанные процессы, он их снесёт точно так же, как с остервенением снёс памятники Ленину.

Для филистерской массы истукан вождя украинских нацистов имеет такую же ценность, как и истукан вождя мирового пролетариата. Для неё они равнозначны и равноценны. Спросите индивидов, шагающих в наши дни в праздничных колоннах по случаю дня рождения Стефана Бандеры, в каком году родился их кумир, и 90% из них вам не сможет ответить на этот простой вопрос.

Потому что им глубоко наплевать и на Бандеру и на всё, что с ним связано. Рhilister vulgaris просто наивно считает, что стройные бандеровские колонны приведут его к ничем неограниченному «ротожопию», как когда-то туда вели праздничные октябрьские колонны.

Для philister vulgaris какой-нибудь тотемный истукан может быть прекрасен только в одном случае, если он является символом безграничного «ротожопия». А Бандера им как раз не является. Он — абсолютная противоположность любому благополучию и элементарному порядку. Поэтому придёт время, и бандеровцы за это поплатятся. Я не исключаю, что их активистов взбешённые филистерские массы будут вешать прямо на бетонных истуканах бандер.

С philister vulgaris бессмысленно о чём-то спорить и в чём-то убеждать. Он слишком примитивен и очень слабо соприкасается с реальной действительностью, которая находится над плоской, ежедневной обывательской жизнью.

Филистер всецело живёт в рамках господствующей мифологии, поклоняясь официальному тотему. И его мировоззрение меняется, не вследствие индивидуального мыслительного процесса, путём анализа причинно-следственных связей, а, либо в результате банальной фрустрации, когда официальный тотем не даёт ему того, что должен дать в соответствии с обещаниями обосновывающей его мифологии, либо в связи со сменой официального тотема и мифологии.

К примеру, Хрущёв обещал коммунизм в 1980-ом. Соврал. Эпоха «от каждого по способностям, каждому по потребностям» не наступила. Наоборот, к началу 80-х страну охватил глубокий кризис потребления с его гигантскими дефицитами всего и вся.

И уже в 1985-ом начался системный кризис всей советской системы. Сперва в массовом сознании рассыпалась коммунистическая мифология. Потом с политическим грохотом рухнул коммунистический тотем. И, в конце концов, за шесть лет фрустрированный philister vulgaris, окончательно помешавшийся на «потреблядстве», уничтожил советский режим изнутри.

Украина движется в этом же направлении. С той только разницей, что её ликвидация не будет тихой и мирной, как ликвидация СССР в 1991-ом.

Я не исключаю, что нам ещё предстоит увидеть кровавые и беспощадные битвы фрустрированных philister vulgaris за украинские объедки.

Поэтому не надо спорить с украинскими филистерами. Не надо их спасать. Они достойны того, что с ними происходит. Их нельзя «вылечить» потому что они сами — недуг, от которого лечит лишь реальная действительность.

Андрей Ваджра

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа


Что Вы думаете?

Самое обсуждаемое



Свежие комментарии





Поддержать Русский пульс

Мы будем рады не деньгам, а Вашей активности на сайте. Мы любим общаться и обсуждать новости. Кстати, было бы здорово, если бы Вы стали одним из наших блогеров. Хотите? Напишите мне на почту!