Петлюровским курсом. Протекторат Украина


Русская весна, 29.04.2018 06:00   –   rusvesna.su


Одна из главных характеристик киевского режима — его абсолютная и всеохватывающая шизофреничность, в том числе в тщательно конструируемой умельцами Вятровича «национальной памяти». 

Особенно ярко она проявляется, когда директивно делают национальными идолами людей, которые стали символами не только поражения, но и сдачи независимости Украины

Продолжая нон-стоп псевдопатриотическую истерику, давно приобретшую характер религиозного культа, его евромайданные жрецы не нашли ничего лучше, чем показывать примером «служения нации» Петлюру.

Того самого «головного отамана», который при жизни в среде самих украинских националистов считался олицетворением краха УНР и, более того, прямой государственной измены.

Поэтому стоит напомнить некоторые факты относительно отношения главы Директории и его министров к государственному суверенитету и самой независимости Украины…

Еще до того, как 5 февраля 1919 года большевики почти без сопротивления вступили в Киев, теснимый красными войсками, Петлюра обратился за помощью к французскому военному командованию в Одессе.

Характерно, что правительство в Париже не пожелало непосредственно вступать переговоры с явственно разлагающейся Директорией и перепоручило это командованию оккупационного корпуса.

Самой могущественной тогда державе континента, только что поставившей на колени Германскую империю, было не с руки поддерживать отношения на высоком уровне с кучкой авантюристов, степень непопулярности которых на Украине не была секретом в Европе…

Читайте также: «Хуже смерти»: в США оценили судьбу перехваченных в Сирии «Томагавков»

Французские представители в начале февраля на встрече в Одессе с делегацией УНР, отвечая на вопль Директории о помощи против большевиков, ничего заранее не обещая, заявили, что дальнейшие переговоры (только переговоры!) продолжатся исключительно при условии немедленного и безоговорочного принятия украинской властью ряда условий:

— «Реорганизация» правительства и удаление из него всех нежелательных для Франции «левых элементов».

— Формирование 300-тысячной армии для использования ее против большевиков под французским оперативным командованием.

— Полный переход всей финансовой сферы УНР под руководство Франции.

— Вынесение вопроса государственной независимости УНР на Парижскую мирную конференцию держав-победительниц с обязательством признать любое принятое ею решение.

— Официальное обращение Директории к Франции с просьбой о взятии Украины под французский протекторат.

Вполне очевидно, что согласие на выдвинутые требования лишало УНР статуса независимого государства. Однако Директория, немедленно забыв о независимости и суверенитете Украины, которые ранее клялась защищать «до последней капли крови», пошла на прямую государственную измену и без малейших оговорок приняла французский ультиматум.

Но французам этого уже было мало. Они, не соблюдая даже видимости протокольных приличий, просто продиктовали Петлюре как туземному вождю в североафриканских колониях, кто конкретно должен войти в состав нового Совета народных министров.

По требованию, озвученному 6 февраля на переговорах на станции Бирзула представителем французского военного командования полковником Фрейденбергом, председателем правительства был назначен Сергей Остапенко, а министром иностранных дел — Кость Мациевич. Только после выполнения этого требования переговоры (точнее, принятие указаний французов) продолжились.

Вскоре в винницкую резиденцию Петлюры французским военным командованием была направлена военная миссия во главе с капитаном Ланжероном. Капитан (французы специально не послали офицера в более высоком звании) привез дополнительные грабительские требования для оказания военной и финансовой помощи, делавшие колониальный статус Украины еще более тяжелым:

— Передача Франции концессии на все украинские железные дороги сроком на 50 лет.

— Подписание Директорией обязательства выплатить «свою» часть долгов царского и Временного правительства.

— Уплата процентов по предоставленным Францией займам должна гарантироваться той частью дохода с железных дорог, которые будут причитаться УНР.

— Вся финансовая, торговая, промышленная и военная политика Украины в течение пяти лет со дня подписания договора должна вестись под непосредственным контролем представителей французского правительства.

Правда, требование о формальном протекторате французы сняли. Но отнюдь не благодаря протестам Директории — ни сам Петлюра, ни его министры никаких возражений не высказывали.

Им достаточно было гарантии сохранения Францией занимаемых постов, а чем будет Украина: независимым государством или протекторатом — ни малейшего значения для петлюровских «дэржавныкив» не имело. Как и сейчас не имеет ни малейшего значения для нынешних, сделавших Украину протекторатом США…

Читайте также: Куда катится ДНР 

Французы просто решили не связывать себя излишними обязательствами в условиях все более разгоравшейся Гражданской войны на Юге России и прагматично предпочли получить для использования протекторат де-факто вместо обязывающего де-юре.

Бесцеремонность французского военного командования по отношению к своим клиентам дошла до того, что текст ответной ноты Директории полностью написал сам Ланжерон и предложенный официальный отказ от независимости Украины был покорно принят «украинским националистом» Петлюрой.

Согласно этому акту государственной измены: «Директория признает сделанные ею ошибки, просит французское командование о помощи в борьбе против большевиков.

Директория отдает себя под покровительство Франции и просит представителей Франции взять на себя руководство управлением Украины в военной, дипломатической, политической, финансовой, экономической и судебных областях в течение всего времени, пока будет продолжаться борьба с большевиками, и, наконец, Директория надеется, что Франция и другие державы Согласия проявят великодушие, когда после окончания борьбы с большевиками возникнут вопросы о территориях и нациях».

Глава Директории на заседании правительства не скрывал безразличия к вопросу международной правосубъектности УНР и готовность принять любые условия Антанты:

«Положение наше тяжелое… Поэтому я сквозь пальцы смотрю на возможные условия нашего взаимопонимания с Антантой. Пусть себе Остапенко с Мациевичем подписывают какой хотят договор. Мы его используем…»

Таким образом, можно констатировать, что в феврале 1919 года УНР официально, по решению собственных руководителей, прекратила свое существование как независимое суверенное государство.

В конце февраля французское военное командование подписало с петлюровцами такое чаемое Директорией военное соглашение, по которому обязывалось передать вооружение для формирования новых частей, предоставить военные займы и рассмотреть возможность непосредственной помощи французскими войсками.

Париж опять решил, что с УНР межгосударственное соглашение заключать нецелесообразно — достаточно подписания на уровне представителя французских оккупационных войск в Одессе. Причем даже не самого командующего генерала д’Ансельма, а его начальника штаба полковника Фрейденберга.

Читайте также: ВКС России спешат на помощь: Наступление «Аль-Каиды» захлебнулось в крови, уничтожены танки и боевики (ВИДЕО)

Однако соглашение не было только военным, французы включили в него и все обусловленные ранее условия, лишавшие УНР остатков суверенитета. О подписанном документе тогда в одесской прессе сообщалось следующее:

«Соглашение носит лишь военный характер и, как заявил нам видный украинский представитель, сводится к установлению верховного руководства французского командования… Верховное руководство французского командования может коснуться также железных дорог, финансов и прочих отраслей государственного управления, поскольку они тесно связаны с военным положением».

Чрезвычайно показательно, что армейское информационное бюро Директории публично признало, что вопрос самого дальнейшего существования УНР будет решаться не украинским народом, а державами-победителями:

«Нам официально сообщили, что соглашение с Антантой уже подписано. Условия только военного характера в деле технической и, возможно, физической помощи в борьбе против большевиков. Относительно нашей государственности и суверенности проф. Мациевич заявил, что этот вопрос будет решен на мирной конференции».

Также и на заседании Совета народных министров Кость Мациевич спокойно и откровенно заявил, что договор с французами ставит крест на независимости Украины: «Будем называть вещи свои именами… Этим договором мы отдаем себя под незамаскированный протекторат Франции. Но не должны этого пугаться».

Вполне логично, что сами французы, несмотря на соглашение, так юридически и не признали УНР независимым государством. Они были готовы использовать Петлюру против большевиков и закрепостить Украину колониальными обязательствами, но не предвосхищали свою окончательную позицию относительно будущего территорий бывшей Российской империи.

Последнее было подчеркнуто французским военным командованием в заявлении для прессы: «Договор является сугубо военным. Вопросы о единстве России и о признании Украинского государства в этом договоре почти совсем не затронуты… Решение французского командования использовать все силы, в том числе и украинцев, для борьбы с большевизмом нерушимо и все противодействия этой политике будут сметены».

Предусмотрительность французов оказалась полностью оправданной. Выделенный Директории Парижем многомиллионный заем на закупку вооружений традиционно оказался разворованным (ничего у «националистов» не меняется столетиями!), а вместо обещанной 300-тысячной армии жалкие остатки войск УНР добивались Красной армией.

В данной ситуации прагматичные французы решили, что поддержка украинского протектората бессмысленна, ни о каких дальнейших займах, тем более непосредственной военной помощи, не может быть и речи.

В борьбе против большевиков Франция сделала ставку на деникинскую Добровольческую армию, шедшую под знаменем Великой, Единой и Неделимой России и занявшую к концу 1919 года почти всю территорию Украины.

Добежавшая из Винницы до Каменец-Подольска (до которого деникинцы не дошли в ноябре несколько километров) на польской границе Директория немедленно нашла новых хозяев протектората — уже не в далеком Париже, а в близкой Варшаве. Но это тема для отдельного рассказа…

Читайте также: «Тупо позор!»: «Атошников», возвращающихся домой, унижают, «шмоная едва не до трусов» (ФОТО)

Дмитрий Тесленко

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


A41c402e6e4cdead5118265adf0dd402?s=35

Instead, set the strain test based on a market rate, either by looking with the Canadian ten-year bond yields or getting the Bank of Canada set a rate that is independent of the average of financial institutions posted rates. mortgage calculator In the four decades since, the trucking magnate has battled governments big and small on both sides in the border to preserve his monopoly within the only major connector between your U.v 13.12.2019 13:41

Instead, set the strain test based on a market rate, either by looking with the Canadian ten-year bond yields or […]