Кошмар Афганистана: боевики наступают, армия бежит, полицейские увольняются


Русская весна, 18 мая 2018   –   rusvesna.su



Кабул и Вашингтон не смогли выработать систему удержания отвоеванных у боевиков территорий.

Положение провластных сил значительно ухудшилось

Несмотря на позитивное завершение Ташкентского саммита по мирному урегулированию в Афганистане в марте, вооруженный конфликт в республике и не думает затихать. Под угрозой проведение очередных парламентских выборов, назначенных на октябрь, в которых вооруженная оппозиция отказалась участвовать.

Линия фронта

Традиционно военные действия активизируются в Афганистане по весне, в марте–апреле, когда с перевалов сходит снег и повышается мобильность боевиков. Зима 2017/18 протекала в стране активнее обычного из-за потери властями контроля над частью проселочных дорог, однако стратегическая ситуация в это время оставалась относительно стабильной. 

По данным департамента обороны США, после отступлений 2017-го властям и контингентам НАТО удалось сосредоточить свои силы, стабилизировать границы зон контроля. В период с октября по январь (последние опубликованные данные) зона контроля провластных сил стабилизировалась на отметке 56% районов страны (около 59,4% территории и 65% населения страны), зона контроля боевиков — 14% (около 20% территории, 12% населения). Остальная территория Афганистана является «зоной противоборства», где одновременно присутствуют и власть, и боевики.

Военные НАТО в Афганистане

Уровень насилия в стране достиг в прошлом году исторического максимума — 23,7 тыс вооруженных инцидентов, зарегистрированных на конец декабря, но в течение зимы впервые за долгое время было зафиксировано их небольшое (-6%) снижение.

Афганская армия, воспользовавшись холодами, даже провела контрнаступления в некоторых северных провинциях, включая Джаузджан и Бадахшан, с целью разгрома ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Талибана (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в регионе. Весной Пентагон даже излишне бодро провозгласил, что «Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ) отступает».

Действительность гораздо менее позитивна, вооруженная оппозиция наступает и захватывает всё новые районы. В течение последних недель зафиксировано минимум четыре успешных атаки против административных центров районного уровня.

В Бадгисе (север Афганистана) полностью захвачен район Тала-ва-Барфак, в результате около 100 полицейских и чиновники райадминистрации вынуждены были скрываться в горах, откуда их через несколько дней начала эвакуировать военная авиация. В Бадахшане (северо-восток) талибы захватили уезд Кохистан, убив более 20 полицейских и военных. В общей сложности из 29 районов провинции Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ) контролирует 3 и еще минимум в 11 присутствует. 

В Газни (восток) под фактический контроль боевиков переходит административный центр провинции. После серии террористических атак в апреле местная полиция деморализована и боится принимать какие-то меры против талибов, которые открыто появляются в городе и собирают налог с местных предпринимателей. В ночное время под их полным контролем находится также магистраль, соединяющая Газни с Кабулом. 

По некоторым данным, в Джелалабаде (Нангархар, восток) в городской черте практически открыто расположилась база ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с перевалочным складом для боеприпасов, ввозимых из Пакистана. Местные политики заявляют, что эта террористическая ячейка пользуется чьим-то высокопоставленным покровительством.

Официальная статистика зон контроля на текущий момент отсутствует. По данным независимого Long War Journal от 1 мая 2018 года, в «зоне противоборства» сейчас находится 200 административных районов Афганистана из 407, еще 159 (около 39%) контролируют власти, 39 (около 9,5%) находятся в руках боевиков. 

Эти данные указывают, что основной результат войны последних месяцев — разрастание зоны противоборства, где сосуществуют власть и боевики. Обычно в таких областях боевики контролируют преимущественно сельскую местность, в особенности районы выращивания опийного мака, часть второстепенных дорог и крупные трассы в ночное время.

Потери в Афганистане 

С прошлой весны положение провластных сил в Афганистане значительно ухудшалось. Общая статистика потерь афганской армии и полиции засекречена, однако кое-что можно вычислить по сведениям о численном составе. По опубликованной в США статистике, численность афганской армии сократилась с апреля 2017-го по январь 2018-го на 4 818 человек (-2,8%), полиции — на 23 210 человек (-17,7%). В докладе Пентагона причины этого изменения численности силовиков более чем на 28 тыс человек охарактеризованы как «неясные».

Американские военные охраняют афганских солдат и их убитого сослуживца 

По всей видимости, сокращения отражают потери в результате боевых действий и отставки военных и полицейских, стремящихся оставить опасную работу. Статистически это самое большое снижение численности силовиков в Афганистане за последние 4 года. Прошлый максимум пришелся на 2014 год, когда службу оставили около 9 тысяч человек, из которых 4380 человек — в связи с гибелью в бою. Если механически экстраполировать это соотношение на потери 2017 года, то речь о 13–15 тысячах убитых военных и полицейских. 

В реальности речь, скорее, идет о большем числе уволившихся из-за страха афганских полицейских. Последние годы Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стабильно пытается запугать силовиков, призывая к отставкам, в последний год ситуацию усугубили налеты на блокпосты и индивидуальный террор, выслеживание и убийство рядовых сотрудников полиции. Из-за этого отмечаются случаи увольнения, переводов на «техническую» работу или пассивность стражей порядка на грани саботажа.

Рене Магритт. Компаньоны страха. 1942

Действия боевиков

Тактика боевиков в Афганистане остается прежней. Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ) делает ставку на управление автономными отрядами (обычно численностью до армейского взвода), которые внезапно концентрируются для нанесения удара по базе или блокпосту противника. В апреле–мае появились случаи скоординированных атак до 10 отрядов против крупных населенных пунктов, обычно районных центров. Наиболее впечатляющей из таких операций стал весенний налет на Тала-ва-Барфак, повергший в панику местных силовиков.

Подобное возможно только при условии хорошего обеспечения связи. Обычно каждый отряд имеет в своем распоряжении минимум одну армейскую рацию. Это, в основном, старые советские образцы Р-159 или реже трофейные американские. Функции радиста обычно выполняет полевой командир, реже — специально обученный боевик. Радиосвязь практически всегда осуществляется с использованием кода, а в последнее время меры безопасности существенно усовершенствованы в связи с притоком лучше подготовленных боевиков-связистов из Сирии и Ирака.

Важный кадровый резерв и Талибана (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — террористы-иностранцы, имеющие военные специальности. На текущий момент они в основном прибывают в страну либо через Пакистан, откуда попадают на базы ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на юго-западе Нангархара, либо через Таджикистан, откуда основной путь — в лагеря Талибана (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в районах Вардудж и Джурм (провинция Бадахшан).

Бадахшанские объекты ВВС США пытались уничтожить еще в январе–феврале с помощью бомбовых ударов, задействовали даже стратегическую авиацию, но успеха не имели.

Основной проблемой боевиков всё еще остается дефицит современного стрелкового оружия. Современное снаряжение есть почти исключительно у «красных отрядов», прочие пользуются устаревшими образцами АК, поставленных в страну еще в 1970–1980 гг. Снаряжение талибов за последние месяцы существенно улучшилось, во всяком случае, в тренировочных «курсантам» стали выдавать единообразную удобную обувь и камуфляжную одежду.

Кроме того, можно отметить, что Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ) демонстрируют желание наладить «мирную жизнь» на подконтрольных территориях, постоянно выступая с различными инициативами. В какой степени это реальная работа, в какой игра на публику — неясно.

Объективно в настоящий момент военная обстановка благоприятствует вооруженной оппозиции, и если власти не разработают каких-то контрмер, ситуация может стать неуправляемой в течение 1–2 лет.

Действия властей

Кампания 2018 года начинается для властей Афганистана не лучшим образом:

полицейские силы деморализованы,

эффективность работы гражданских властей падает до минимума. 

во многих районах местные сообщества и даже чиновники вынуждены вести диалог с боевиками для решения хозяйственных задач.

Афганские полицейские на учениях

Обстановка требует перехватить инициативу. Попытки самостоятельного использования авиации США наталкивается на классические проблемы. Без корректировки с земли точность выбора целей невысока, удары часто наносятся на основе устаревших данных или дезинформации. Учащаются случаи ударов по сугубо гражданским объектам, и даже атаки по позициям афганской армии. 

На текущий момент лучшим вариантом атакующих действий против боевиков остаются рейды спецназа, направленные на разгром и уничтожение небольших отрядов боевиков. В частности, в феврале–марте в Нангархаре прошла серия рейдов, в ходе которых было убито и арестовано более 240 боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Талибана (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Считается, что наиболее активным подразделением спецназа является бригада 215 корпуса, дислоцированного на юге страны. В марте это подразделение провело необычайно сложную для афганской армии операцию в уезде Майванд (Кандагар, юг страны). Судя по сообщениям прессы, удалось заманить в ловушку большую группу боевиков, планировавших атаку на блокпост, блокировать их и при поддержке американской авиации уничтожить до 60 талибов.

Уничтоженное осиное гнездо

Сочетание нестандартных для афганской армии действий (хорошая разведка, крупные войсковые засады, координаций действий с штурмовой авиацией в ночное время) связано с тем, что это подразделение непосредственно курируют американские советники. 

В подготовке спецназа и его операциях участвуют до 300 американских советников под командованием бригадного генерала Роджера Тернера (Roger B.  Turner Jr.). Подшефный батальон хорошо снабжается снаряжением, включая приборы ночного видения. За подразделением постоянно закреплено звено вертолетов афганских ВВС и американский авиаотряд, включающий стратегический бомбардировщик Б-52. 

Но ради справедливости необходимо признать, что операции спецназа пока не стали «золотой пулей» против боевиков. Даже в Гельманде и Кандагаре (юг) подавляющее большинство районов, включая пригороды административных центров, либо входят в зону контроля Талибана (организация, деятельность которой запрещена в РФ), либо в них ведет интенсивная партизанская война.

Причина в том, что Кабул и Вашингтон не смогли выработать систему удержания однажды отвоеванных у боевиков территорий.

Выводы

Ситуация в Афганистане оставалась стабильной в течение зимы 2017/18 гг., власти удерживали инициативу и в основном купировали наступательные операции Талибана (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГИЛ. Но в апреле–мае началось традиционное «весеннее наступление», в ходе которого боевики смогли захватить несколько крупных населенных пунктов на различные периоды.

Успехам боевиков способствуют:

приток «квалифицированных» кадров с опытом войны в Ираке и Сирии,

тактика индивидуального террора против полиции,

продолжение внезапных рейдов против блокпостов и населенных пунктов. Этой весной целью атак становятся даже районные центры.

Боевик

Есть свидетельства разрастания «зон противоборства», где постоянно идут столкновения между вооруженной оппозицией и провластными силами.

По косвенным данным, в течение последнего года очень сильно выросли потери полиции, которые не удается полностью компенсировать набором новых кадров.

Власти пытаются удержать ситуацию, наращивая численность и мощь войск специального назначения, и достигли в этом некоторых успехов.

Однако авиация и спецназ позволяют в лучшем случае выбивать боевиков из тех или иных районов, но не удерживать их. 

В результате существует риск срыва парламентских выборов в октябре 2018 года. Между тем у официального Кабула усиливается конфликт с непуштунским населением северных провинций. Если из-за действий боевиков ситуация выйдет из-под контроля и на юге, правительство и президент могут просто потерять легитимность. А это чревато новым этапом в гражданской войне, которая идет в Афганистане с 1992 года.

Читайте также: Грядёт бойня в Азии: 5000 боевиков ИГИЛ уже в Узбекистане

Никита Мендкович

* Запрещенная в РФ террористическая организация. 

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Ликвидирован Думский, Растанский котел, Сирийские войска зачистили Восточный каламун. Осталось примерно 20% котла в Ярмуке и половина […]
«Битва Конца» или конец без битвы? В ночь на 9 мая 2018 года, когда премьер государства Израиль Б.
Ополчение ДНР заявило об обнаружении шокирующих захоронений в поселках Нижняя Крынка и Коммунар, где найдены расстрелянные мужчины и […]
Только-только, т.е. 1 мая я написал про идиотов, которым не нужна ФСБ, но зато очень хочется трусиков и в ЕС.