Россия и Китай


Русский топ, 23 нояб. 2015   –   topru.org



Интересно, что Россия — единственная страна современного мира, которая по‑китайски именуется «братская страна» (сюнди). Китайцы больше так ни про кого не говорят — ни про США, ни даже про Сингапур. Но все-таки Россия — это другая страна, и для Китая это все‑таки Запад. Такой как бы очень свой, очень братский — но Запад.

Вообще в терминах китайцев все иностранцы — это варвары. Есть так называемые «ближние варвары», которые постоянно соприкасаются с Китаем, понимают его культуру и в принципе готовы учиться этой китайской культуре. И есть «дальние варвары», которые совсем варвары, которые оторваны от китайской культуры и потому тёмные, как негры Обамы.

Так вот Россия в понятиях китайцев — это такие самые близкие и уже почти не варвары, русские уже почти поняли и приняли китайскую культуру, но всё-таки еще пока не совсем поняли, и потому с нами следует соблюдать осторожность.

Китай веками жил в противостоянии Север-Юг, а потом вдруг пришли люди с Запада и отбросили тысячелетнюю империю на задворки мира. Это было осознано китайцами следующим образом: конфликты по линии Север-Юг это были такие внутрикитайские дела, такие разборки между своими, а вот Запад — это совсем чужое, это Алиены, с которыми не может быть найдено общего языка в принципе. Запад не понимает китайских ценностей — и вряд ли поймет. Запад всегда действует неправильно, он создал мировую систему, которая невыгодна китайцам.

И вот тут есть важный момент, который многие не понимают. Китайцы не хотят вписаться в западную систему, как хохлы и прибалты (и как когда-то очень захотели советские русские — развалив ради этого СССР). Они не хотят эту систему изменить, не хотят ее перестроить, им даже неинтересно обсуждать ее устройство. Китайцы хотят создать параллельную, выгодную им систему, которая должна работать — параллельно с западной или вместо нее, это уже как получится, но система должна быть своя, китайская.

Помните, как СССР дрочил на конвергенцию систем? На все эти взаимные сближения позиций и прочую разрядку? Так вот для Китая это дико. У них есть собственное понимание, «как надо» — и они двигают это понимание в мир. Понятие «китайская культура» — это и есть вот это «как надо», а отнюдь не пение и танцы. Когда Мао говорил о культурной революции — он говорил о продвижении именно этих китайских принципов во все сферы жизни, взамен привнесенных «западом». Помните — «ветер с востока всегда довлеет над ветром с запада»? От этого в Китае никто не отказался, и не собирается отказываться.

Чтобы стало понятнее, я приведу практический пример. Вот китаец говорит вам:

Я всю жизнь выращиваю рис, мой папа выращивал рис и дед выращивал рис, у нас огромный опыт в этом деле. Ну почему вы не хотите меня пустить в Россию выращивать рис? Я тут буду выращивать рис и продавать за такую же цену, как в Китае — от этого вам будет хорошо, и мне будет хорошо, и моим детям будет хорошо, и вашим детям будет хорошо, все будут сытые, риса будет навалом. Почему же меня отказываются пустить? Почему вы меня не понимаете?

Это и есть китайская культура. Если есть земля — ее надо снабдить водой и засеять рисом, а не смотреть, как на ней колосятся сорняки и пара кривых берёзок, столь милых сердцу пьяного русского поэта в косоворотке.

Вот сингапурцы, корейцы и даже малайцы понимают китайскую культуру. Даже вьетнамцы ее где-то понимают, как считается. Они все немного замороченные и дурные, но в целом они для Китая как бы из понимающих. А русские — они уже близки к пониманию, но еще не постигли. Из условного запада — наиболее близки к Китаю, но еще пока не постигли.

А как постигнем — сразу всё поймем, и станем вместе. Против Алиенов. Растить условный рис. Но пока — постигаем.

Существенно понимать еще вот что: Китайцы твёрдо уяснили, что с Западом нельзя договариваться. Это бессмысленно, поскольку Запад не соблюдает соглашений. Запад можно подкупить, обмануть, запугать — но нельзя расчитывать на соблюдение договоренности. Китай и не расчитывает. Но в то же время нельзя сказать, что Запад воспринмается китайцами как безусловный враг. Это просто Чужие, Алиены. Они чужды.

Вот китаец Чан Кайши принял христианство: он налаживал отношения с Западом, и посчитал, что так будет удобнее войти в доверие к этим алиенам. Разумеется, он не верил в Христа — он просто одел маску чужого, типа «глядите — я свой». Примерно так же сначала Мао воспринимал и марксизм — как маску, а потом нашел в нем разумное зерно и переработал на пользу Китаю.

Вот с Японией у китайцев отношения гораздо хуже. Япония воспринимается Китаем как свой ребенок, предавший родителей и продавшийся чужакам. Это тяжкое преступление по китайским понятиям. С той же Кореей китайцы тоже воевали веками — но это такой междусобойчик, разборки родственников на коммунальной кухне вокруг пары тарелок. Корейцы самоутверждались, показывали самостоятельность — но никогда не претендовали на главенство в китайской части мира. А японцы — претендовали, обзывали китайцев «больными людьми» и так далее, и резали, резали без остановки. Поэтому я даже не хочу предполагать, что Китай собирается сделать с Японией в рамках своего мироустройства. Нанкин им в Токио, может быть, и не перепокажут — но всю японскую культуру и историю снесут под корень, как не было. Слово «японец» в китайском языке — это почти как «фашист» в русском: оно означает не какую-то там национальность или философию, а 100% зло, такого демонического мерзавца из ада. Понимаете ситуацию?

К Западу отношение другое — да, Англия устроила опиумные войны, вместе с Германией и Францией (да и с Россией) оккупировала Китай и оттяпала от него колонии — но то дело житейское, чего еще ждать от Алиенов. Причем и тут к России отношение особое — несмотря на то, что Россия забрала себе по итогам тех войн Манчжурию и всякое такое, китайские экскурсоводы всячески подчеркивают, что вот Россия даже тогда и так за Китай заступалась и эдак, не дала западным державам его совсем разграбить и обесчестить, Горчаков лично не позволил англичанам сжечь императорский дворец, ну и так далее. Потом именно русские разгромили проклятых японцев, выгнали японцев с континента на их проклятые острова, помогали Китаю восстановиться после войны, отдали Порт-Артур и вообще вели себя настолько честно, что это даже странно было ожидать от западной страны. Поэтому считается, что русские уже почти поняли китайскую культуру. Но еще не совсем.

Прозападник Горбачев, между прочим, до сих пор невъездной в Китай — китайцы четко отследили его роль в разрушении СССР на потребу Западу, и считают опасным демоном, хотя формально, разумеется, ему инкриминируется раздувание протестов на площади Тянь-Ань-Мынь.

При этом коммунизм как идеология в Китае устроен очень интересно: в отличие от СССР, он не ориентирован на экспорт. Это такая внутренняя система. В некотором смысле, китайцы считают, что коммунистическая идеология усиливает их изнутри — и нет смысла давать такой инструмент усиления другим. Пусть кувыркаются в своих заморочках.

Многим кажется, что коммунизма в Китае уже как бы и нет. Что это так — ширма, осталась символика, за которой нет реального содержания. На самом же деле всё не так. В Китае практически всё решают партийные органы, и за идеологией следят строго. Все хозяйственные решения проходят через парткомы, пока партком не даст добро — ничего не делается. Китайский капиталист носит в кармане партбилет не просто так, как наши зюгановцы — ему прикажет партия, и он выполнит ее решения вопреки своей выгоде. Потому что знает — это партия тебе позволила богатеть, партия с тебя и спросит службу. Такое вот слияние коммунизма с конфуцианством. На Западе этого почти совсем не понимают, и поэтому раз за разом проигрывают, неверно прогнозируя поведение китайского бизнеса и китайских рынков.

Вообще в Китае считается, что если ты разбогател — ты просто обязан делать благо обществу. Должен построить бесплатную школу, больницу, жильё для бедных, дороги — в общем, отдавать дань обществу, которое тебе позволило подняться. Такое поведение считается похвальным, таких людей уважают. Если же ты богатый и не делишься с обществом — на тебя начинают коситься, и рано или поздно тобой займется партийный контроль и китайское ОБХСС. А там уже и до расстрельного карьера недалеко.

А, и вот еще что интересно — Китай как страна ни с кем не соревнуется, не соперничает. У него нет таких комплексов. Это для нас есть какие-то там истории падения Китая, его откатов и отсталости — а для китайца вся история Китая это одна сплошная линия достижений, на которой есть лишь мелкие огрехи. «Позади пять тысяч лет успеха, и впереди то же самое». Они не рефлексируют на этот счет, а идут дальше. Помните похабный анекдот про двух быков — молодого и старого, где молодой всё скачет, ему и та коровка глянется и эта, а старый ему говорит — мол, зачем дергаться, сейчас поедим, спустимся с холма и перетрахаем всё стадо. Вот Китай примерно так и рассуждает — нет смысла гнаться за отдельными целями, надо выстроить систему, при которой можно спокойно спуститься с холма и взять всё, что нужно.

Россия, как вы знаете, ведет себя иначе. Мы постоянно нудим про «преступления прошлого», «россию которую мы потеряли» и всячески ковыряемся во всех гнилостых моментах, расчесывая эти язвы. Ну такая вот у русских рефлексия. Китайцы смотрят на это с недоумением — мол, зачем это вам? Что вы прибедняетесь — полпланеты раком поставили, в космос первыми полетели, территория огромная, вон ракеты, вон бомбы — чего вам еще не хватает, чтобы чувствовать собственное величие? Какие там еще смутные времена и засилье инородцев — забудьте, это же такая мелочь, китаем вон манчжуры рулили — и ничего, сплошной рулез.

Вот смотрите, как они трактуют историю: «Китай в эпоху Цинь владел бОльшей территорией, чем сейчас — это значит, что мы будем расширяться, ведь деды смогли с луками — значит, мы тем более сможем с ракетами». И вот так из всего извлекается позитив.

При этом на уровне личном Китай сумел внушить своим гражданам довольно близкую к западной концепцию личного успеха. Типа того, что из личных успехов состоит преуспеяние общества — лучшие награждаются, худшие порицаются. Тут-то им карта и попёрла. Вот товарищ рассказывает:

Lenovo была маленькой фирмой, которая по‑китайски называлась «Ляньсян», и занималась отверточной сборкой компьютеров. Я видел двух ребят из этой компании на раннем этапе, когда они пытались взять кредит в десять тысяч долларов, поскольку им не хватало на эту сборку, и даже представить себе не мог, что они будут так развиваться.

К сожалению, в России это невозможно повторить. В России большинство бизнесменов готовы кинуть кого угодно, хоть даже друзей и родственников — и это разъедает всю систему, никто никому не верит. В Китае же бизнес построен на кланах — ты входишь в клан, он тебе покровительствует на всех уровнях, но ты не можешь взять и кинуть своих — отдача замучает. Ты должен работать и делать дела не за счет обмана своих собственных работников и партнеров — а за счет оригинальных идей и более эффективной, чем у конкурентов, организации. Ты можешь прогореть — но ты не можешь свалить на Багамы с баблом, оставив в Китае обанкроченный завод. Этого не простят.

Кстати насчет копирования всего и вся. Тут тоже дело в истории Китая и менталитете. Дело в том, что китайцы вообще не понимают концепции «авторского права» и «интеллектуальной собственности». Если Ли построил вот такую хорошую башню, а Цзы скопировал ее конструкцию и построил такую же — то нет разницы между этими башнями, ведь они одинаково хороши, и оба мастера молодцы. Какая разница, кто первый придумал? Главное — качество конкретного изделия. Если копия не хуже оригинала — то чем же она хуже оригинала? Китайцы не видят разницы. Китайские художники смело ставили свои автографы на качественные копии своих картин, написанные другими мастерами — ну а как же, это же такая же точно картина, не хуже оригинала.

Это тянулось тысячелетиями — и вдруг пришел Запад и начал бубнить про «авторское право» и «копирайт». Китайцы смотрят на копирастов как на идиотов и говорят — ну, всё понятно, эта концепция придумана Западом, чтобы затруднить доступ других стран к своим идеям, технологиям и культурным достижениям, чтобы держать другие страны в более отсталом состоянии, в то время как китайские мастера могли бы так это скопировать, что копия будет лучше оригинала, и Запад об этом знает и боится этого. Ага! Вот этим-то мы и займемся.

В результате мы ходим с вполне годными андроидофонами за 80 баксов и искренне ржем над ойфонами за штуку баксов, а компания из Купертино лихорадочно строит автомобиль вместо очередного телефона — надеясь выиграть хоть немного времени, пока китайские Левши скопируют и его и выкинут на рынок по цене в десять раз меньшей.

Китай не будет играть по правилам западной системы. В конечном счете он отбросит ее полностью, заменив на свою собственную — но пока, до поры до времени, он делает вид, будто бы играет по западным правилам.

Кстати, есть мнение, что экологическая катастрофа в Китае случилась отнюдь не тогда, когда китайцы понастроили доменных печей и электростанций на угле. Она случилась в средние века, когда китайцы вырубили и выжгли почти все свои леса ради решения проблемы голода. Сейчас просто это всё наиболее сильно аукнулось. И китайцы очень медленно, но начинают переосмыслять свое отношение к природе. Однако тут тоже довлеют тысячелетия традиций, когда хозяйственные цели довлели над сохранением природы, а гармония у Конфуция понималась только как гармония в социуме, то есть гармония людей с людьми, а не людей с природой.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

В начале 90-х годов я наблюдал за успешной, как мне казалось, трансформацией прибалтийских республик в западноевропейское геополитиче […]
Случайно наткнулся , хорошо забытое старое стоящее много много нового , взгляд где то из 2005-2008 , думаю было , не надо сильно пи […]
Отрадная новость: власти Индии лишили «Гринпис» лицензии на работу в стране, указав в качестве причины финансовые махинации, фальси […]
Меня (пишет Christopher A. Preble в National Interest) больше беспокоит та повседневная ложь, которую используют, чтобы обеспечить об […]