Сумрачное братство Ленинграда


Русский топ, 19.07.2016 21:01   –   topru.org


27 января мы в Питере каждый год празднуем семидесятую годовщину полного снятия блокады Ленинграда. Для тех, кто любит город на Неве, 27 января – священный день. И не только потому, что Ленинград принёс на алтарь Победы невиданные жертвы (даже по официальным данным, в блокаду погибло около 850 тысяч жителей), и не только потому, что город продемонстрировал беспрецедентный пример гражданского подвига – пример мужества, который может явить невоенный человек. Быть может, главное состоит в том, что именно в Ленинграде яснее всего проявилась та духовная победа, которую одержал советский человек в борьбе с фашизмом.

Когда в сентябре 1941 года фашисты замкнули блокадное кольцо, в то, что город на Неве выстоит, не верил никто: в истории человечества не было города такого масштаба, который мог бы выдержать столь продолжительную осаду. Город должен был погибнуть ещё осенью – в хаосе кровавых голодных бунтов, которые неизбежно должны были вспыхнуть там, где нормы выдачи продовольствия в разы были меньше необходимого дневного рациона. Но город не погиб, и бунтов не было – в январе в Ленинграде были проведены новогодние ёлки, а в самые суровые месяцы первой блокадной зимы в очередях за хлебом сохранялся идеальный порядок.

Ленинградцы на строительстве баррикады у Кировского завода. 24 сентября 1941 г.

Ленинградцы на строительстве баррикады у Кировского завода. 24 сентября 1941 г.

По всем мыслимым и немыслимым расчётам, тем, кто стоял в очередях за крохами мутного блокадного хлеба, жить оставалось недолго: если не лютый мороз, бомбёжки и дистрофия, то распространившая эпидемия должна была «прикончить» Ленинград. В условиях, когда не работала канализация, и трупы валялись на улицах, избежать массовой эпидемии было просто невозможно. Кроме того, кто бы стал убирать город весной 1942 года? Ещё чуть-чуть, и полноправными хозяевами города должны были стать крысы. Но эпидемии не случилось: когда снег растаял, ленинградцы вышли на улицы – и город засиял кристальной чистотой, и трупов на улицах не было. Те, кто помнит весну 1942 года, говорят, что не видели город чище, чем тогда.

Рабочие отряды на проспекте Стачек в Ленинграде. 25 сентября1941 г.

Рабочие отряды на проспекте Стачек в Ленинграде. 25 сентября1941 г.

Но только это не могло спасти Ленинград – ведь, чтобы избежать повторения «125 блокадных грамм с огнём и кровью пополам», истощённые после изнурительной зимы люди должны были обеспечить посадки овощей. Могли ли дистрофики, помимо ежедневного выхода на работу, ещё и копать землю, то есть заниматься тяжёлым физическим трудом? И могли ли в город доставить необходимые семена – тогда, когда весной Дорога жизни уже не работала? И, тем не менее, летом 1942 года на площадях города, в скверах и на островах зазеленели посадки.

А в августе 1942 года изнурённые люди собрались в Большом зале Филармонии, чтобы послушать Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича. Перед этим симфонию репетировали, и музыканты, собранные со всего Ленинграда, умирали на репетициях. Умирали буквально — трупы уносили, и репетиции продолжались. И, тем не менее, симфония была исполнена.

В январе 1943 года явленное в музыке чудо стало явью – блокада была прорвана, а год спустя операция по полному освобождению Ленинграда переросла в полномасштабный разгром когда-то непобедимой группы армий «Север». Но начался этот разгром именно тогда, в августе 1942 года, – в стенах Ленинградской филармонии. Ибо именно в стенах Ленинградской филармонии была достигнута духовная победа над врагом. Седьмая симфония Дмитрия Шостоковича, проект футбольного стадиона имени Кирова Александра Никольского, перевод «Исповеди» блаженного Августина Марии Сергеенко – и многое другое, сотворённое в блокадном городе, – было публичной пощёчиной, нанесённой нацистам – ударом в самую сердцевину того, во что они верили.

Они верили, что из человека можно вытравить всё человеческое, убрать всё, что связано с ненавистным им «страдающим еврейским богом» и всем тем, что его страдание предписывало грешному человечеству. И, главное, они верили, что человека можно лишить способности творить – высшего небесного дара, в котором раскрывается свобода, присущая человеку. Этот Ленинград, где люди давно должны были съесть друг друга, этот проклятый Ленинград играл классическую музыку, творил и был, вопреки голоду и холоду, свободным, и это было нестерпимо для фашистов, ибо подрывало на корню то, во что они верили.

Говорят, что немецкие солдаты, слышавшие из репродукторов, установленных в советских окопах, исполнение Седьмой симфонии, сдавались в плен.

Шостакович оказался сильнее Гитлера не потому, что у Шостаковича и у его народа было больше танков, самолётов и живой силы. Нет, Шостакович и его народ оказались сильнее Гитлера и его народа в духовной борьбе, и именно потому, в числе прочего, сотворили ленинградское чудо.

Если кто не знает — Ленинград воевал вот такой эрзац-техникой, которую удавалось собрать из всякого старого хлама:

Установка 76-мм пушки на шасси танка Т-26. Завод имени Кирова, Ленинград. Осень 1941 года.

Установка дореволюционной 76-мм пушки на шасси танка Т-26. Завод имени Кирова, Ленинград. Осень 1941 года.

C «большой земли» в город прислали только несколько десятков легких танкеток Т-60, вооруженных 20-мм пушкой, да и то лишь спустя почти два года блокады. На этом помощь городу бронетехникой была исчерпана. Сами, всё сами…

Читая сегодня – в эпоху тотальной атомизации общества – стихи и прозу блокадного времени, поражаешься тому, как многомиллионный город мог ощущать себя одним коллективом, одной большой семьёй («наше сумрачное братство», по выражению Ольги Берггольц) – общностью, спаянной не только и не столько дисциплиной, сколько ощущением единства.

Ольга Берггольц писала:

Что может враг? Разрушить и убить.

И только-то?

А я могу любить,

а мне не счесть души моей богатства,

а я затем хочу и буду жить,

чтоб всю её,

как дань людскому братству,

на жертвенник всемирный положить.

Разумеется, такое «сумрачное братство» представляло прямую опасность для отсидевшегося в тылах совчиновничества. Его необходимо было уничтожить — и начать уничтожение решили с «музея обороны Ленинграда».

4 декабря 1943 года вышло постановление Военного совета Ленинградского фронта № 1823 «Об организации выставки “Героическая защита Ленинграда”». Для организации выставки была создана специальная комиссия. В нее вошли: начальник политуправления Ленинградского фронта генерал-майор Д. И. Холостов, секретарь горкома партии А. И. Маханов, директор Ленинградского института истории партии С. И. Аввакумов, председатель Ленинградского отделения Союза художников В. А. Серов, начальник управления по делам искусств исполкома Ленсовета Б. Н. Загурский. Созданием выставки и музея руководил Л. Л. Раков, экспозицию готовили художником Н. М. Суетин, К. Л. Иогансен, В. А. Петров, А. А. Лепорская и др.

В 1946 году Музей обороны Ленинграда занимал весь комплекс выставочных павильонов бывшей Всероссийской мануфактурной выставки – зданий т.н. Соляного городка в квартале, ограниченном Соляным переулком, ул. Гангутской, наб. р. Фонтанки, ул. Пестеля:

экспозиционная площадь – 40 000 кв.м;

выставочных залов – 39;

экспонатов в экспозиции – свыше 38 000.

В 1949 году экспозиция была признана идеологически ошибочной, было отмечено, что «экспозиция музея извратила ход исторических событий в годы Великой Отечественной войны, и является по характеру антипартийной…», а также недостаточно акцентирующей роль партии и Сталина и выпячивающей местный ленинградский патриотизм, и в том же 1949 году музей был уничтожен.

Тысяча девятьсот сорок девятый год. Ленинград. Во дворе Музея обороны … горят костры. Жгут бесценные, уникальные экспонаты, подлинные документы, реликвии. Жгут многочисленные фотографии. Среди них и детские. Дети блокады похожи на маленьких старичков — морщинистые личики, иссохшие тельца, глаза мучеников. В залах музея молотом разбивают скульптуры. Баграми сдирают живопись. Ломами рушат стены между залами. На грузовиках увозят в переплавку, а то и просто на свалку, именные орудия и другие музейные материалы. Жгут костры. Гибнет Музей обороны Ленинграда!

(Из воспоминаний экскурсовода Музея обороны Ленинграда Н. Нониной).

Затем было организовано «Ленинградское дело». Жертвами репрессий стали все (да-да — абсолютно все подряд) руководители Ленинградских областных, городских и даже районных организаций ВКП(б), а также почти все советские и государственные деятели, которые после Великой Отечественной войны были выдвинуты из Ленинграда на руководящую работу в другие регионы. Аресты производились как в Ленинграде, так и по всей стране: в Москве, Горьком, Мурманске, Симферополе, Новгороде, Рязани, Пскове, Петрозаводске, Таллине.

Интересно, что в 1947 году Указом Президиума Верховного Совета СССР смертная казнь в СССР была отменена. Но в ходе следствия по ленинградскому делу, 12 января 1950 года, происходит восстановление смертной казни. И согласно данному указу осужденные были расстреляны. Тем самым был нарушен один из фундаментальных принципов права — «закон обратной силы не имеет».

Всего по «ленинградскому делу» было осуждено более 2 тысяч представителей ленинградской номенклатуры. Опасное влияние «ленинградцев» на жизнь СССР было устранено, люди, знавшие, кто в реальности виноват в том, что блокада города тянулась три года — все уничтожены.

После смерти Сталина и Берии уже 30 апреля 1954 года Верховный суд СССР полностью реабилитировал обвиняемых по ленинградскому делу. А чего бы и не реабилитировать — трупы говорить не могут и угрозы не представляют.

Что характерно — музей обороны Ленинграда никто восстанавливать не стал. Что как бы намекает нам на то, что партия хотела бы забыть историю с блокадой Ленинграда как можно быстрее и покрепче. Лишь в период «Перестройки» в 1988 году ветераны войны и блокады, культурная общественность города подняли вопрос о восстановлении Музея обороны Ленинграда.

PS. «Ленинградцы» Кузнецов и Родионов хотели усилить значение РСФСР (России) в рамках СССР, чтобы сдержать растаскивание российских ресурсов в национальные окраины. Родионов, например, предлагал не только создать Компартию Российской Федерации (ведь все республики СССР имеют свои компартии, и только росфедерация компартии не имеет), но и учредить собственный российский гимн и флаг — традиционный триколор, но с серпом и молотом. Поэтому намерения сделать более самостоятельной в рамках СССР Российскую Федерацию, поднять роль Ленинграда и Ленинградской области, передав «северной столице» некоторые функции центральной власти, а в будущем сделав ее даже «столицей РСФСР», были налицо.

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас