Цена популярности


Русский топ, 15.01.2017 02:26   –   topru.org


Если говорить про статистику, то хочу заметить такой момент. Ту же классику, допустим, если исключить школоту, то читает её ноль целых хрен десятых населения. Я имею в виду — просто вот так, купить или достать с полки Достоевского перечитать, там. Это удел узенькой прослойки, вообще никак не влияющей на основной контингент. То есть по опросу у нас 46% населения говорит, что любит Толстого больше жизни, а на деле кучка выживших из ума старушек в клубе любителей Толстого в районной библиотеке города Бугульмы — и всё.

На основе же опроса, по которому 46% любит Толстого — строится издательская и государственная политика. Но — мимо. Ибо предпочтения пяти старушек никакого отношения к спросу и запросу населения не имеет.

Да, тут же замечу, что есть ведь ещё люди, покупающие художественную литературу для развлечения, помимо этих старушек, да? Лукьяненко, Донцова, Улицкая, Акунин, там. «Слепой против тупого. Последний фраер зоны». Завалы в книжных лабазах вроде как намекают, что судя по обилию — чтение у нас вполне в почёте и спросом пользуется. Пока не попробуешь вникнуть — а какой же таки процент читает хотяя бы эти бесконечные сериалы про меченосных эльфов и магические академии? Исходя из того, что даже раскрученный автор с трудом распродаёт тираж в 10 тысяч, то можно сделать вывод, что таки ничтожное. Ну, если считать, что все любители фантастики затарятся новым Лукьяненкой, то считайте сами. На 150 млн населения. Даже если предположить, что кто-то скачает пиратку, кто-то возьмёт почитать в библиотэке, у друга или ещё как… Но как не крути, а всё одно не натянешь даже процента взрослого населения. В принципе. А теперь подумайте — какова цена популярности и релевантность предпочтений читателей, если их мнение и предпочтения — удел узкого круга, теряющегося в стат погрешности? Популярнейший писатель выражает мнение… кого? Да никого. За пределами узкого закрытого круга обитают 99,5% населения страны, которые абсолютно не разделяют вкусов того полупроцента читателей фантастики.

Нам же показывают лицо некоего гражданина, который оказывает влияние исключительно на вот этот кружок его поклонников, и говорят, ориентируясь на рейтинги продаж, где он лучший: «Вот, смотрите, именно этого хочет народ!». Нет, народ не хочет. Он вообще не слышал ни о Лукьяненке, ни об Акунине. Популярность в кружке любителей чтения никак не повлияет на остальное население.

Бесполезно ориентируясь на эти рейтинги развивать, например, кино. У нас как исходят? Вот некий фильм, допустим, собрал неожиданно большую кассу. Продюссеры обрадовались: «О! Это именно то, что нужно народу! Пойман тренд! Счас мы снимем примерно то же, но побогаче, и тогда наш фильм станет популярней, чем «Белое солнце пустыни!». Узбогойтесь — никогда не станет. Потому что в кино ходет несколько процентов населения максимум. И вот в этой выборке вы можете своим мега-фильмом окучить всех, но вот эти пара миллионов ходящих в кино — ваш предел, который никогда не будет перепрыгнут. Вне зависимости от качества картины. 98% населения просто не ходят в кино и никогда не пойдут. Ни на очередное г@вно, ни на мега-шедевр. Это опять возвращаясь к тому Толстому — он может быть и велик, но его читают только несколько бабушек. И если вдруг найдут неизвестный роман Толстого — несомненно величайший, как всё у этой глыбы, но прочтут его вот эти несколько бабушек, а остальные 149 млн 999 тыс населения и не узнают никогда об том новом романе Толстого, он для них не существует. Несмотря на то, что, конечно, все знают со школы, что Толстой — величайший писатель. Но им плевать, ибо они его не читали, не читают и не будут читать. И, соответственно, никакого влияния он не окажет.

Это вообще проблема современного общества. Группы людей существуют отдельно, никак не пересекаясь. Те, кто ходит в кино — не читает Толстого. Те, кто читает Толстого — не ходит в кино и не читает Акунина. Группа любителей Фандорина презрительно отзывается о группке поклонников Донцовой, а читатели Донцовой не ходят в балет. У любителей балета, у всей тысячи — тоже какие-то свои внутренние рейтинги. Они там тоже называют кого-то «величайшим», но этот их рейтинг неизвестен никому даже в смежной группе любителей оперы. И так далее.

Замечу, что ещё недавно было немного не так. Если уж в кино выходил популярный фильм, то это был действительно популярный фильм для всех. В кино ходили все, ну или почти все. И на каких-нить «Пиратов ХХ-ого века» сходили все, да по два раза. Имело смысл говорить о том, что «Фильм «Пираты ХХ-ого века» отражает чаяния народа в части развлекательного кино». Ибо охватывал и отражал и вправду «широкие слои населения», а не какую-то секту кинолюбителей в полпроцента населения. Если мы говорили, что «Роман Юрия Бондарева «Тишина» вызвал большой читательский отклик», то можно было не сомневаться, что написанное там действительно нашло понимание, задело струны души у всего читающего населения, а читали все. И не делились на несвязанные группки. Все читающие Бондарева читали и Распутина, и Айтматова, и Толстого того же, и могли сравнить, составить рейтинг популярности, отражавший и вправду что интересовало всех, а что — не нравилось и не вызывало отклика.

Сейчас же все поделились на группки, никак не связанные и не пересекающиеся между собой. Можно сравнивать, что у Лукьяненки эта группка побольше, чем у Перумова, допустим. Но это не означает ничего. Они обе ничтожны. И расширить эти группки никак нельзя. Лукьяненка может написать мега-роман, но ему просто некуда расширяться. Его прочтут в его целевой группе все, но за пределами, те же поклонники Перумова, его читать не будут. И «всенародным» он никогда не станет. Ну хорошо, титаническими усилиями он прибавит в стан поклонников ещё тысячу человек, допустим. И что? Да ничего. Как было влияние равно нулю, так и осталось.

Атомизация. С одной стороны, это даже хорошо. Ну, в смысле, благодаря окукленности, любой графоман всегда найдёт себе десяток, сотню, может быть даже тысячу поклонников. Для того, чтоб почесать ЧСВ, каждому хватит. Вон мой бложык читает два десятка человек — этого более чем достаточно, чтоб было о чём почесать языки, получить свою долю похвал или критики, создать видимость бурной интеллектуальной жизни и «живой дискуссии». Только надо понимать, что за пределы этой узкой группы всё это никогда не выйдет, даже на просторы «большого жэжэ». Да если бы даже вышло, то надо понимать, что ЖЖ — это такое тоже анально огороженное болотце, откуда ни один пук не вырывается, даже если здесь, внутри, разгориться страшный ср@ч и дискуссия. Сидящие в Одноглазниках даже и не заметят ничего. У них там, наверно, свои разборы. Никого не интересующие за пределами.

Атомизация. Всем плевать, что там любят за стеной. Нету общности — бесполезно проводить общую политику. Это аксиома социологии. А лохи до сих пор с дурацкими опросами бегают.

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас