Новость о том, что Белый дом приглашает лидеров России и Китая на (виртуальный) международный саммит по климату, вызвала удивление лишь поначалу. Довольно быстро стало понятно, что эта инициатива находится в русле провозглашенной Вашингтоном политики двойного подхода – давить на конкурентов там, где это сочтено необходимым, и сотрудничать с ними по вопросам, которые важны для США.

Отмечено экспертами было и то обстоятельство, что в очередной раз Соединенные Штаты взяли на себя роль державы, возглавляющей международные усилия в определенной сфере.

Но это всего лишь тактические приемы. Стратегические задачи нынешней американской администрации, конечно, простираются куда дальше формального лидерства в межгосударственных инициативах. Чтобы проанализировать стратегию Вашингтона, необходимо прежде всего задаться вопросом: а зачем ему необходим разговор о климате и почему постулат о его изменении по «вине человека» занимает столь заметное место в идеологической платформе правящей партии США?

Неплохо было бы ответить на этот вопрос, не упуская из виду все новейшие инициативы Белого дома, сформулированные как в программных документах американских демократов, так и в ходе недавней пресс-конференции президента Соединенных Штатов. Можно сколько угодно подтрунивать над состоянием лично Джо Байдена, но всё самое главное он по бумажке прочел.

Центральным, на мой взгляд, стал тезис о противостоянии демократий и автократий в условиях происходящей четвертой индустриальной революции. По словам Байдена, демократия должна доказать, что всё еще является эффективной системой, и выиграть «битву столетия» у тех, кого Вашингтон относит к автократиям. Учитывая, что демократией сегодня на Западе называют режим правления либеральных элит, несложно догадаться, что термином «автократии» обозначаются страны с альтернативным цивилизационным выбором, старающиеся выстроить собственные проекты развития в XXI веке.

Фото:  Zuma/ТАСС

Неудивительно, что в качестве примеров «автократий» названы Россия и Китай. При этом Байден предельно откровенно поведал аудитории об одной из главных задач его администрации – ни в коем случае не допустить, чтобы Поднебесная стала державой номер один в мире. Россия же за своё неповиновение и отказ от следования «правилам» должна «заплатить цену». И если в отношении Пекина стратегия двойственная (подробнее об этом – чуть позже), то российское суверенное развитие глобальному начальству необходимо полностью остановить, поскольку в противном случае задача «доказательства превосходства демократии» многократно усложнится.

Джо Байден также подтвердил проведение ранее анонсированного глобального саммита демократий. Когда корреспонденты задали уточняющий вопрос, станет ли целью такого форума введение санкций против Китая и других стран, где «нарушаются права человека», американский президент с досадой отмахнулся – это было бы недопустимым сужением задачи и предоставлением слишком большой свободы действий странам-демократиям. Байден ответил: «Нет, там это решение приниматься не будет. Там я должен убедиться, что мы все заодно. Что мы все на одной волне». И далее поведал собравшимся о четвертой индустриальной революции и сражении демократий с автократиями. Иными словами, решения будут приниматься в едином центре (в Вашингтоне), и решения эти будут обязательными для участников саммита.

Кроме того, Байден рассказал о некоторых региональных инициативах. Так, вопросы экономического взаимодействия и стратегического соперничества с Китаем Вашингтон будет решать единолично, а вот для сдерживания Поднебесной предполагается использовать страны Азии и Океании – Японию, Австралию и Индию. Союз этих трех государств с США уже получил своё название – «Четвёрка» (Quad). Любопытно, что статус Индии (де-факто самой большой демократии мира) на саммите демократий остается под вопросом, особенно при нынешнем премьер-министре и его правящей партии. По всей видимости, Нью-Дели предлагается заслужить своё место на самом важном форуме 2021 года.

Можно предположить, что подобные региональные мини-блоки будут создаваться и в других частях света. Это новая и, по мнению Вашингтона, эффективная форма организации международного взаимодействия для достижения конкретных геополитических результатов. Компетенции таких объединений будут максимально изолированы от вопросов, решаемых в рамках нового большого Запада, контуры которого еще предстоит определить в ходе подготовки к саммиту демократий. Что ж, американская администрация (как это часто бывало в истории) довольно откровенно поведала о своих планах. Имеющий уши да услышит. Сказанного о саммите демократий, климатической проблематике, региональных блоках и базовом конфликте современности («демократии» против «автократий») вполне достаточно для понимания целей и образа действий Вашингтона в ближайшие годы.

Итак, либеральная элита признает, что в мире происходят трансформационные изменения. Связаны они в основном с началом перехода человечества на следующий технологический уровень. Этот переход называют по-разному, но Байден, что неудивительно, пользуется термином основателя всемирного форума в Давосе Клауса Шваба – четвертая индустриальная революция. Далеко не факт, что от такой революции выиграют все. Наиболее вероятно, что всего лишь два-три блока и до полутора десятков стран, не больше, смогут обеспечить себе достойное место под солнцем. И вовсе не очевидно, что нынешняя Евроатлантика окажется в выигрышном положении за счет своих прошлых достижений. Во всяком случае, в ее нынешнем составе.

Глобализация в том виде, в каком она сформировалась к концу 1990-х, уже, по сути, разрушена. Отдельные ее механизмы всё еще крутятся по инерции, но пандемический кризис, похоже, окончательно поставил на ней крест. Именно поэтому уже упомянутый Клаус Шваб призвал в «великому перезапуску», то есть к пересборке миропорядка. Идеологи либерал-глобализма понимают, что западная элита рискует потерять власть, а значит, погибнуть – само ее существование основано на контроле над мировой торговлей, финансами и, что не менее важно, доминировании на идеологическом поле.

Старые инструменты – НАТО, ЕС, ВТО и т. д. – стали недостаточно эффективными. Некоторые их них – ООН, «двадцатка», трансокеанские торговые партнерства и прочее – и вовсе могут быть перехвачены «автократиями», то есть державами, старающимися проводить независимую политику. Отсюда – идея саммита демократий, где все участники обязаны оказаться «на одной волне». По сути, пропуском в новый глобальный блок будет безоговорочное принятие культурно-идеологической программы глобального начальства и полное подчинение политике Вашингтона.

Так, от Европы потребуется окончательное подавление национал-популистской оппозиции, признание России главным врагом и отказ от сближения с Китаем как по линии торгово-инвестиционных связей, так и по части технологий. При этом собственные сложные отношения Вашингтона с Пекином необходимо будет «понять». Те страны, которые не сделают новейший леволиберальный ценностный пакет основой своей общественной жизни, не ополчатся на Россию и не поймут, что взаимодействие с Поднебесной отныне поручено исключительно вашингтонскому «обкому», будут отставлены за бортом «альянса демократий», как его назвал Байден в ходе своей пресс-конференции.

В финансово-экономической сфере главное для глобальной элиты – сохранить контроль над международным разделением труда. В настоящее время нет более эффективного способа сделать это, чем агрессивное продавливание климатической повестки.

Неслучайно на пост международного координатора по вопросам климата от Вашингтона поставлен многоопытный Джон Керри. Его задача состоит в том, чтобы все в мире приняли радикальную «зеленую» идеологию и чтобы никто не смел перечить той откровенной чуши, которая стала западным климатологическим мейнстримом. А дальше – дело техники. Поскольку что хорошо для климата, а что плохо, решать будет начальство, то оно и будет устанавливать в глобальном масштабе, какие виды деятельности можно развивать в той или иной точке планеты.

Любопытно, что на первом же этапе реализации этого плана заявлено, что суверенные страны – плохой проводник климатической политики. Об этом, в частности, сказал уже упомянутый Джон Керри в своем выступлении на Вашингтонском политическом саммите Института международных финансов в марте 2021 года. По словам Керри, «ни одному государству не под силу разрешение» климатических проблем, этим должны заняться крупные корпорации. То есть те, в чьих интересах по большому счету и запускается новый западный проект, станут «смотрящими» за разработкой климатических мер.

Участие в Парижском соглашении по климату и выполнение всех его требований станет в самом ближайшем будущем совершенно недостаточным. Странам раздадут новые цели и задачи – как бы сказали в крупной корпорации, установят для них KPI, которые они должны выполнить, чтобы «спасти планету». «Двоечники», «отступники» и «отрицатели» будут объявлены губителями всего живого на Земле со всеми вытекающими последствиями – санкции, выключение из логистических и финансовых цепочек и т. д.

Таким образом, сколько добывать нефти, какие строить заводы (а какие сносить), как осуществлять инфраструктурные проекты, кто будет производить вещи, растить хлеб, развивать «цифру» – всё это будет определять глобальное начальство, исходя из интересов «противодействия изменению климата». Ну а тонкую геополитическую настройку Вашингтон будет осуществлять через региональные блоки вроде американо-азиатско-австралийской Четвёрки. Надо, кстати, внимательно следить за тем, чтобы такой блок не возник в непосредственной близости от наших границ. Таким образом, у либеральной элиты, воцарившейся в Вашингтоне, есть чётко выстроенные планы не только относительно подавления внутренней американской оппозиции, но и в части быстрого переформатирования мирового пространства под ее контролем.

Как всегда, встает вопрос об осуществимости подобного рода планов. Само собой, «что-то может пойти не так». Но даже если цель глобальной элиты недостижима, это не значит, что само движение к ней не может нанести нам ущерб. Может быть, у них в конце концов ничего и не получится. Но действовать они начинают прямо сейчас. Просто потому, что у них нет другого выхода.

Взгляд