Из серии «вспомнилось на отдыхе». В середине нулевых, когда я только начинал врачевать, через знакомых меня попросили посмотреть молодого мужчину с жалобами «на сердце». Проблемы действительно были, но, просматривая бумаги, в одной из выписок я заметил положительный тест на ВИЧ.

– У вас ВИЧ-инфекция, вы об этом знаете?

Пациент поморщился.

– Доктор, вы ведь сами всё понимаете, нет никакого ВИЧ, это всё заговор «Большой фармы» для продажи тестов и дорогих таблеток.

Так я узнал, что существует достаточно большая группа ВИЧ-диссидентов. Пациенту я помог, и он впоследствии прислал мне ещё человек пять-шесть с разными кардиологическими и смежными проблемами. С каждым я разговаривал и советовал как можно скорее сдать анализ на показатели иммунитета и, при необходимости, начать антиретровирусную терапию. Как раз тогда появились данные о ее эффективности – стало ясно, что на ее фоне человек с ВИЧ и даже начавшимся СПИДом может прожить полноценную жизнь.

И каждый раз натыкался на стену непонимания, а зачастую на агрессивное повторение безумных постулатов с приведением в виде доказательств данных каких-то псевдоученых, ксерокопий публикаций из каких-то «запрещенных» изданий, говорящих об одном: ВИЧ-инфекции не существует, это заговор глобалистов и маркетологов.

– Доктор, я понимаю, что вам приходится поддерживать политику партии, но ведь все честные врачи понимают, что это всё выдумка, – сказал мне один из них.

Хорошо еще Билл Гейтс тогда как-то проскочил. Шли годы, мои пациенты один за одним начали умирать. В 35, 37, 44 года. Умирать от прогрессии СПИДа. Из шестерых или семерых остались двое. Упертость представителей квазисект велика, но повторные смерти ближнего могут поколебать и ее.

Фото: Анна Марченко/ТАСС

После разговора со мной двое оставшихся начали терапию. На лимфоцитах, приближающихся к нулю, дефиците массы тела и других осложнениях ВИЧ-инфекции. И знаете что? Прошло больше десяти лет, а они живы. Ведут обычный образ жизни. Один недавно стал отцом, родился здоровый, свободный от ВИЧ ребёнок. Общество, где они открыто и свободно отрицали ВИЧ, распалось: две трети умерли от СПИДа, у одной трети вовремя включились мозги.

Я давно не слышу о группах ВИЧ-диссидентов. Доказательства правоты науки стали настолько яркими, что за идеологами протеста теперь уже никто не идет. Есть люди, которые не получают терапию по другим причинам, но это совсем другая история. А моя история очень напоминает мне то, что последние два года происходит у нас с ковидом. И в очередной раз время расставит всё по своим местам – главное, успеть вовремя включить мозг.

Источник: блог Алексея Федорова

Взгляд