Сегодня, 14 октября, в египетском издании Ahram online вышла статья Хусейна Хариди, бывшего помощника министра иностранных дел Египта, посвящённая перспективам арабского мира. EADaily публикует текст данной статьи.

Арабский мир переживает переходный период после десятилетия восстаний, потрясений, «революций» и гражданских войн. По самой своей природе переходные процессы являются критическими этапами в истории наций, и это также относится к арабским странам.

Последние десять лет засвидетельствовали о почти полном исчезновении государственных институтов, и само понятие национального государства иногда, казалось, находилось на грани исчезновения. Сам Египет находился под угрозой такого рода в течение короткого периода с 11 февраля 2011 года, дня, когда бывший президент Мохаммед Хосни Мубарак отказался от власти, до 30 июня 2013 года, когда египтяне из всех слоев общества вышли на площадь Тахрир в Каире, чтобы поспособствовать свержению режима «Братьев-мусульман» (организация запрещена в РФ. — EADaily).

Этот день войдёт в историю как начало конца феномена, известного в арабском мире как политический ислам. Сегодня ход истории снова сдвигается в пользу национальных государств и вдохновлённых националистами попыток возрождения государства в арабском мире.

Однако для достижения успеха в переходный период необходимы просвещённые и прогрессивные лидеры, а также сильные государственные институты и политические силы, обладающие достаточной легитимностью, чтобы вызвать фундаментальные изменения в государственных структурах и философии управления. Иными словами, необходим широкий консенсус для перехода авторитарных режимов к более демократическим, основанный на приверженности добросовестному управлению и мирной передаче власти на свободных и справедливых выборах.

Сегодня арабские страны имеют все возможности для того, чтобы начать свой переход к надлежащему управлению. И будь то урегулирование ситуации в Ливии, Тунисе, Сирии, Ираке или, в меньшей степени, в Ливане, мир готов помочь. Выборы намечены на этот или следующий год во многих из этих стран: в Ливии в декабре будущего года, если всё пойдёт по плану в соответствии с согласованным графиком; и в Ливане в первом квартале следующего года. 10 октября иракцы пришли на избирательные участки, чтобы избрать новый иракский парламент.

Сирия, поле битвы для внешнего и регионального противоборства через своих доверенных лиц, всё ещё ищет выход из дестабилизации последнего десятилетия. Несмотря на развязанную в Сирии в марте 2011 года войну против правления сирийского президента Башара Асада, последний по-прежнему находится у власти с новым конституционным мандатом, каким бы сомнительным это ни казалось в глазах этих иностранных, региональных и арабских сил, которые пытались свергнуть сирийский режим.

Сегодня ветры перемен в Сирии также дуют в противоположном направлении, и некоторые из тех самых сил, которые ранее работали против сирийского режима, начали либо вновь открывать свои посольства в Дамаске, либо заставлять своих лидеров звонить сирийскому президенту в случаях, невиданных с марта 2011 года.

Учреждённая ООН Конституционная комиссия в Сирии наметила повторное заседание 18 октября в Женеве в рамках ещё одной попытки разработать конституционный документ, который может заручиться поддержкой сирийского правительства, сирийской оппозиции, чтобы этот термин ни означал на практике, и поддерживающих её иностранных держав.

Ситуация в Сирии стала символом всего того, что пошло не так с тем, что мы могли бы назвать «демократическими ветрами», которые пронеслись по арабскому миру в 2011 году. Оглядываясь назад, мы поняли сегодня, что существовала и, я полагаю, продолжает существовать огромная пропасть между демократическими устремлениями арабских народов и политическими силами, которые вышли на первый план, чтобы заявить, что они являются истинным воплощением этих стремлений.

Спору нет, что силы, которые вышли на передний план в руководстве демократическим движением в Сирии, сами по определению были антидемократическими. Их единственной приверженностью демократии была урна для голосования, и, придя к власти, они не проявили готовности отказываться от неё. Конституционная декларация, сделанная «Братьями-мусульманами» в Египте в ноябре 2012 года, является напоминанием о том, насколько недемократичны все группы, происходящие из политического ислама. Сирия остаётся живым свидетельством того, как далеко политический ислам был готов зайти, чтобы достичь власти с негласной помощью иностранных держав.

Ситуация в Ливии ничем не отличается от ситуации в Сирии, но между этими двумя случаями есть существенная разница в том, что соседние с первой страной Египет, Алжир и Тунис предоставили противовес распаду Ливии, правильно понимая , что такой распад противоречит их национальной безопасности. В течение короткого периода времени Египет подвергался террористическим атакам через свои западные границы.

ООН и международное сообщество добиваются успешных политических преобразований в Ливии посредством выполнения резолюции 2510 Совета Безопасности ООН от 12 февраля 2020 года, которая была полностью принята Берлинской декларацией от 19 января 2020 года.

Согласно графику, согласованному между различными ливийскими политическими силами, при поддержке их соответствующих международных и региональных сторонников президентские и парламентские выборы в Ливии назначены на 24 декабря этого года. Согласно последним сообщениям, Национальное собрание Ливии решило провести президентские выборы в этот день и отложить выборы в законодательные органы до следующего года. Но нет единого мнения об этом ненужном разделении между двумя выборами.

В Ираке и Ливане выборы рассматриваются как отправная точка для перехода к более представительным политическим режимам, не основанным на конфессиональных или религиозных основаниях. Это трудная задача, сколь бы глубоки ни были требования населения обеих стран к более демократичным формам управления. Чтобы проиллюстрировать, насколько сложным может оказаться этот переход, можно сказать, что ливанский парламент принял прискорбное решение не выделять места женщинам на следующих выборах из опасений, что это может отрицательно повлиять на межконфессиональное распределение власти в стране.

Я не затрагивал ситуацию в Йемене. Это связано с тем, что, хотя в 2011 году Йемен стал свидетелем народного восстания под руководством «Братьев-мусульман», региональное и арабское вмешательство в дела Йемена осложнило ситуацию, а четыре года спустя Йемен стал свидетелем опосредованной войны между Саудовской Аравией с одной стороны и Ираном — с другой. Эта война всё ещё продолжается, и, несмотря на непрекращающиеся усилия ООН по посредничеству между воюющими сторонами, было бы удивительно, если бы она закончилась до того, как саудовцы и иранцы уладят свои политические разногласия, в результате чего каждая из сторон пыталась поставить мат другой.

Арабский мир сегодня находится на распутье. Либо переход к более открытым политическим системам будет успешным, либо он зайдёт в тупик, который заблокирует появление более демократических режимов в арабских странах. Решающий момент может наступить, когда некоторые арабские страны покажут пример и решат начать переход к демократии.

EADaily