Россия  30 лет сдерживала   Баку и Ереван от обострения замороженного конфликта.   Но все парадоксально изменилось с приходом  майдан-премьера Никола Пашиняна.  Если прежние армянские власти по вопросам Карабаха действовали координированно с Москвой, принимали участие в разных  переговорных процессах, где Россия выступала медиатором между сторонами конфликта, то новое руководство Армении отказалось от такого формата.

Кадровый  сотрудник структур Джорджа Сороса, пропитанный духом либерализма, цветной  революционер  Никол Пашинян отказался от многолетней дипломатической практики, позабыв о 300-летной дружбе с Россией и начал смотреть в строну Запада.  И Баку воспользоваться удобным моментом для возвращения себе территории непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР).

Для Азербайджана удачно совпало сразу несколько факторов: внутриполитическая обстановка в Армении – фактор Пашиняна, как ставленника Сороса, который провёл неудачные реформы, что негативно  отразилось на обороноспособности Армении; а на внешнем фронте – попытка Пашиняна проводить многовекторную  политику, что ухудшило отношения с единственным стратегическим партнёром – РФ.

Нельзя забывать и о  реакционно–милитаристской внешней политике Эрдогана, его неоосманских амбициях, которые впоследствии  стали катализатором нового конфликта в Карабахе.

Уже в первые дни войны стало очевидным преимущество азербайджанской армии по сравнению с армянской.  Пока Пашинян совершал стратегические  ошибки, Алиев модернизировал армию, закупал новейшее вооружение у России, Белоруссии, Израиля, Турции. У Азербайджана, безусловно, сильна беспилотная составляющая (созданная с помощью турецкой стороны), и она уже более чем успешно показала себя в боях, но для господства в воздухе только БПЛА все же недостаточно. В улучшении боеспособности Азербайджанской армии свою роль сыграли совместные турецко – азербайджанские военные учения.

Пашинян явно упустил эти важные моменты и не работал с партнёрами по ОДКБ для модернизации армии и улучшения обороноспособности (Ведь Россия в Сирии наглядно показала, что умеет эффективно противодействовать турецким дронам, которые использовали исламистские «прокси» в Идлибе).

Вообще же, в Армении случилась показательная ситуация: сначала при Пашиняне инициируется отключение российских телеканалов,  а как появляется необходимость, брошенный Западом, он звонит президенту Путину и просит о помощи.

Премьер Армении до избрания отличался своей прозападной и антироссийской позицией. Да, его риторика была несколько «причесана» после того, как политик занял свой нынешний пост. Но западничество – не слишком подходящая позиция для государства, не имеющего общих границ с Европой.

Помочь Армении может только Россия, которой  и раньше удавалось посадить обе страны за стол переговоров. Здесь нужно понимать – Москва не будет выступать в поддержку одной из сторон конфликта. Но Россия может способствовать единственному разумному   пути –  постепенной  реинтеграци Армении и Азербайджана не только с Россией, но и между собой . . .

Далее на ПолитНавигаторе . . .