Пока немецкая политическая элита пытается совместить несовместимое – национальные интересы и атлантическую солидарность – и сделать так, чтобы и сохранить «Северный поток-2», и наказать Россию за «отравление Навального», ее младший брат по германскому племени дает бесплатные уроки суверенитета

Когда говорят о немецкой Европе, подразумевают руководящую и направляющую роль ФРГ, забывая, что к немцам относятся жители еще двух европейских государств, как входящих в Евросоюз (Австрия), так и самостоятельных (Швейцария). Есть еще и близкородственные германцам голландцы, а также норвежцы со шведами – в общем, немалая часть Европы имеет немецкое происхождение. Евросоюз, особенно после выхода Великобритании (где, кстати, тоже англосаксы – то есть выходцы из Саксонии), все больше превращается в германский проект. Оставаясь при этом пока что частью единого Запада, то есть построенного США и Великобританией атлантического проекта. Разваливающегося, обреченного, но пока еще живого.

Успех германских планов по собиранию единой Европы вокруг себя (мирного строительства новой «Священной римской империи германской нации» или «Четвертого рейха», кому как нравится) обусловлен двумя важнейшими вещами – освобождением от ментальной и геополитической зависимости от атлантистов-англосаксов и выстраиванием самостоятельной восточной политики. То есть отношений с США (точнее даже, с глобалистской элитой) и Россией. Германия тихо, но верно шла к своей цели, очень аккуратно уменьшая зависимость от Соединенных Штатов (но продолжая преданно смотреть в глаза дяди Сэма) и кооперируясь там, где выгодно, с Россией. В середине этого десятилетия Берлин чуть не споткнулся об Украину – англосаксы втравили его в операцию по отрыву этой части русского мира от России, что грозило обрушением немецко-русских отношений и открытой конфронтацией Москвы и Берлина. На ФРГ повесили украинскую проблему, хотя, конечно, это было бы невозможно без наличия такой важной составляющей немецкого национального характера, как вечный «Дранг нах остен», то есть соперничества германцев и славян в Европе. Все второе тысячелетие германцы постепенно отжимали славян на восток – и только в 1945-м Сталин отобрал у них часть бывших славянских земель, уже много столетий как заселенных немцами.

Речь о восточно-германских землях, ставших польскими, и о части Пруссии, ставшей советской еще до того, как сама Германия была поделена на ФРГ и ГДР. Но еще одно германское государство, бывшее частью гитлеровского рейха, СССР не тронул – более того, Австрия в 1955 году была восстановлена как суверенное и нейтральное государство, а советские войска покинули Вену. Сталин не стал делать из нее социалистическое государство, хотя сразу же после того, как наши войска штурмом взяли Вену, новый австрийский лидер, социал-демократ Карл Реннер (возглавлявший республику и после распада Австро-Венгерской империи в 1918-м), просил «многоуважаемого товарища» взять его страну под свою защиту.

«Уже сегодня я прошу вашего благосклонного внимания к Австрии в Совете Великих и, поскольку трагические обстоятельства допускают, прошу вас взять нас под вашу могущественную защиту. Нам угрожают в настоящее время голод и эпидемии, нам угрожает при переговорах с соседями потеря территории. Победители не могут иметь намерения осудить нас на беспомощное существование. Запад, однако, как показал это 1919 год, плохо знает наши условия и проявляет недостаточно интереса, чтобы обеспечить нам предпосылки самостоятельности.

Австрийские социал-демократы по-братски договорятся с коммунистической партией и будут совместно работать на равных правах при воссоздании республики. Что будущее страны принадлежит социализму – бесспорно и не требует особого подчеркивания»

Реннер возглавлял Австрию до своей смерти в 1950-м, а социал-демократы потом долгое время правили этой страной. Сейчас Австрией руководит лидер правых (Народной партии), 34-летний Себастьян Курц, но вне зависимости от своей партийной принадлежности практически все австрийские политики всегда выступали за развитие отношений сначала с СССР, а потом с Россией. Что это – знак благодарности за независимость? Но у ФРГ есть куда более близкие по времени поводы: воссоединением в 1990-м Германия обязана нашей стране, а не западным союзникам.  

Да, в Германии хватает тех, кто понимает значение связей с Россией для немецких интересов, но часть немецкой элиты упорно делает вид, что это Россия что-то должна Германии. Сейчас для этого используют историю с Навальным. Как сказала в среду глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, наладить диалог с Россией с помощью газопровода «Северный поток-2» не удастся.

«Тем, кто требует более близких отношений с Россией, я скажу так: отравление Алексея Навального химическим боевым веществом – не единичный случай. Такую же картину мы видели ранее в Грузии и на Украине, в Сирии и Солсбери – и при вмешательстве в выборы во всем мире. Этот шаблон не изменится, поведение России остается прежним – и ни один газопровод ничего не изменит в нем»

Это говорит бывший немецкий министр и нынешний руководитель правительства единой Европы, а вот что говорят лидеры Австрии.

«Я лично не вижу никакой связи между ситуацией вокруг Навального и проектом «Северный поток-2». Для меня это коммерческий проект. Этот экономико-политический вопрос должен решаться в Европе, а не в Вашингтоне» — заявил президент Австрии Ван дер Беллен

Этот бывший лидер зеленых и потомок русских немцев, кстати, с огромным трудом и через перевыборы победил два года назад кандидата от Партии свободы, куда более пророссийского Норберта Хофера, открыто призывавшего отменить санкции против России. Причем президент заявил это после переговоров с посещавшим Вену Владимиром Зеленским, уговаривавшим австрийцев присоединиться к требованиям об остановке строительства трубопровода.

Точно такая же позиция и у канцлера Курца:

«Северный поток-2» для нас в Австрии — это экономический проект, до сих пор еще позитивный проект, поскольку мы придерживаемся мнения, что чем больше диверсификации, тем лучше, когда мы можем использовать разные маршруты получения или транспортировки энергии в Европу»

Так почему же австрийцы так себя ведут? Потому что они участвуют в «Северном потоке–2»? Ну так ФРГ задействована и заинтересована в нем еще больше. Потому что австрийская элита лучше относится к России и лучше нас понимает? Вот и Владимир Путин два года назад плясал на свадьбе у Карин Кнайсль, тогдашнего министра иностранных дел Австрии. Но и у многих политиков и крупных бизнесменов из ФРГ есть самые разнообразные связи с Россией, да и в знании нашей страны им не откажешь, а уж свои интересы, то есть выгоду от связей с русскими, немцы понимают очень хорошо. Так в чем же проблема? Может быть, в том, что у наследницы империи Габсбургов нет самостоятельных общеевропейских амбиций? Но они все равно ощущают себя частью германского народа, то есть той силы, что хочет собрать Европу вокруг себя.

На самом деле разница объясняется только одним — самостоятельностью. Маленькая Австрия (по населению она меньше близкородственной ей Баварии) не входит в НАТО, да и к ЕС присоединилась только в 1995-м. Австрийскую элиту не селекционировали и не обрабатывали с такой силой, как немецкую. У нее нет такой зависимости (как внешней, так и внутренней) от англосаксонского и атлантического влияния, как у северных германских братьев. Поэтому Вена может себе позволить делать и говорить то, что боятся говорить и делать многие в Берлине, — и быть примером для всех немцев.

Аврора