На фоне полной беспомощности властей в борьбе с коронавирусом Бразилия неожиданно вступила в очередную кампанию по выборам президента, намеченным на октябрь 2022 года. Недавнее снятие коррупционных обвинений с 75-летнего экс-президента страны Луиса Инасиу Лулы да Силвы позволяет ему бросить вызов действующему главе государства Жаиру Болсонару, пытающемуся удержать контроль над ситуацией с помощью «популярных решений». Но против Болсонару сейчас играет не только чудовищная коронавирусная статистика — не меньшие проблемы для бразильцев создает разгул инфляции, справиться с которым власти тоже пока не в состоянии.

Решение судьи Верховного суда Бразилии Эдисона Фачина аннулировать обвинения в адрес Лулы да Силвы стало главной сенсацией латиноамериканской политики последних месяцев. Приговор в отношении «народного президента», вынесенный в июле 2017 года — 9,5 лет тюремного заключения по обвинениям в коррупции и отмывании денег, — в итоге не позволил надолго отправить популярного политика за решетку (в ноябре 2019 года Лула вышел на свободу), но обусловил резкую смену политического вектора в стране. Еще раньше, в августе 2016 года, был объявлен импичмент преемнице Лулы Дилме Роусеф, а следующий бразильский лидер, бывший вице-президент Мишел Темер был переходной фигурой, открывшей путь во власть ультраправому популисту Жаиру Болсонару, который выиграл выборы осенью 2018 года. Но теперь политический расклад в крупнейшей южноамериканской стране снова может измениться в пользу левых сил.

Виной тому во многом сам Болсонару, фактически пустивший на самотек развитие ситуации с коронавирусом. За год, прошедший с начала глобальной пандемии, бразильский президент не раз демонстрировал «коронаскепсис» (даже после того, как сам Болсонару подхватил вирус, он заявил, что новая болезнь не опаснее обычного гриппа), и в итоге ситуация подошла к критической отметке. На данный момент по количеству выявленных случаев (11,5 млн) и умерших (почти 280 тысяч человек) Бразилия занимает второе место в мире после США, а по суточному приросту заболевших — более 40 тысяч человек в последние дни — уверенно лидирует.

Картина развития пандемии в Бразилии очень тревожная, заявил 12 марта глава ВОЗ Тедрос Аданом Гебреисус, добавив, что без самых серьезных мер со стороны властей смертность может вырасти еще сильнее, поскольку система здравоохранения уже не справляется с ситуацией. Хуже того, в последние недели в Бразилии распространяется новый, более вирулентный в сравнении с «классическим» коронавирусом местный штамм, а уровень вакцинации остается ничтожным — на начало марта он составлял около 2% от 214-миллионного населения страны. Свою лепту в это внес и лично Жаир Болсонару, заявлявший, что он против массовой вакцинации и сам прививаться от коронавируса не будет.

О том, что бразильское здравоохранение так и не смогло мобилизоваться для борьбы с пандемией, свидетельствуют не только переполненные больницы. За последний год в стране сменилось четыре руководителя министерства здравоохранения, и не исключено, что нынешний министр, бывший генерал армии без медицинского образования Эдуардо Пасуэлло тоже вскоре покинет свой пост. Местные СМИ сообщают, что на днях Болсонару встречался с одним из главных бразильских специалистов по коронавирусу Людмилой Хажар, которая публично критиковала действия властей. В частности, она опровергала эффективность противомалярийного препарата гидроксихлорохина, на использовании которого настаивал Болсонару, и его точка зрения была поддержана действующим руководителем минздрава. После того, как два предшествующих министра ушли в отставку из-за несогласия с Болсонару, Эдуардо Пасуэлло распорядился увеличить поставки гидроксихлорохина в больницы и назначать его всем заразившимся коронавирусом, но распространение заболевания это не остановило. «Бразилия во время пандемии все делала неправильно и теперь расплачивается за это», — заявила недавно Людмила Хажар газете Opçao из Сан-Паулу, назвав текущую ситуацию катастрофической.

Еще одной грубейшей ошибкой бразильского Минздрава стало сокращение объемов тестирования на коронавирус. Если в конце прошлого года в стране проводилось более 65 тысяч ПЦР-тестов в сутки, то к концу февраля их количество по всем медицинским учреждениям сократилось до 44 тысяч, а новая волна пандемии тем временем набирала ход. К середине марта в столицах 15 из 27 штатов палаты интенсивной терапии для лечения пациентов коронавирусом были заполнены более чем на 90%.

Положение дел в бразильской экономике также не предвещает населению страны ничего хорошего. С января по октябрь прошлого года национальная валюта реал обесценилась на треть, установив очередной исторический минимум — 5,6 пункта за доллар, и это незамедлительно привело к резкому скачку инфляции. Ее средний официальный уровень не так уж высок — на этот год бразильский ЦБ установил для себя цель в 3,75% с погрешностью 1,5%, — однако цены на продукты питания в Бразилии растут двузначными темпами. Лишь несколько дней назад стало известно, что Нацбанк страны наконец готов пойти на классическое решение против девальвации и инфляции — повысить базовую ставку, которая держится на уровне 2% начиная с 2015 года.

Впрочем, сколько-нибудь существенных результатов для национального ВВП эта политика низких ставок не приносила и раньше — бразильская экономика давно находится в ловушке низкого роста не выше 2% в год. Бразилия так и не смогла толком оправиться от кризиса 2014−2015 года, в ходе которого больше всего пострадали страны, зависимые от цен на сырье, прежде всего нефть. Сейчас индекс экономической активности в стране, по данным бразильского ЦБ, вернулся на уровень до начала пандемии, однако он по-прежнему ниже, чем в конце 2013 года, когда экономика Бразилии была на пике подъема. Министр экономики Пауло Гедес недавно заявил, что в этом году экономика может вырасти на 3−3,5%, но риски, связанные с новой волной пандемии, по-прежнему очень высоки.

К тому же бразильская экономика оказалась еще в одной ловушке — фискальной. В конце прошлого года правительство страны в связи с достижением критической для развивающихся стран соотношения госдолга и ВВП в 94% объявило о необходимости проведения налоговой реформы, но пока нагрузка на бюджет только растет, в том числе из-за новых анонсированных властями популярных мер по поддержке беднейшего населения. Тем временем Жаир Болсонару продолжает подливать масла в огонь. Несколько дней назад от раскритиковал ограничения, введенные в ряде штатов (в Сан-Паулу, например, администрация покусилась на святое — решила запретить футбольные матчи), заявив, что ударяющая по занятости «безответственная изоляция» — это не способ борьбы с пандемией.

Всплеск инфляции стал причиной для еще одного громкого бразильского сюжета последних дней — внезапной отставки главы национальной нефтяной компании Petrobras Роберто Кастелло Бранко, который в феврале за полтора месяца до истечения своих полномочий был смещен со своего поста по инициативе Жаира Болсонару. Произошло это после того, как бразильские грузоперевозчики пригрозили общенациональной забастовкой из-за резкого роста цен на горючее в соответствии с динамикой мирового рынка. За первые два месяца этого года в результате пятикратного повышения цен стоимость дизельного топлива в Бразилии подскочила на треть, а бензин подорожал более чем на 40%.

В ответ на это Болсонару не нашел лучшего решения, кроме как назначить главой Petrobras еще одного отставного генерала Жоакима Сильву-э-Луну, который не так давно возглавлял Минобороны страны. Тем самым президент Бразилии в очередной раз напомнил о своих симпатиях к политике твердой руки (хорошо известно, что Жаир Болсонару с одобрением оценивает период военной диктатуры в Бразилии в 1964—1985 годах), однако самоуправство главы государства спровоцировало скандал — несколько членов совета директоров Petrobras демонстративно сложили полномочия, а ее акции на бирже Сан-Паулу упали в цене.

Ситуация в компании дала дополнительные козыри Луле да Силве, который не без оснований считается одним из ключевых фигур для становления бразильской нефтяной промышленности в ее современном виде. Именно в президентство Лулы (2003−2011 годы) на шельфе Бразилии были обнаружены крупные (так называемые подсолевые) месторождения, одно из которых некоторое время даже носило имя «народного президента». Эти открытия позволили Petrobras существенно увеличить добычу, в прошлом году установившую новый рекорд — 2,84 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки, причем две трети объема пришлось именно на подсолевые месторождения.

Правда, большая нефть в итоге и погубила политическую карьеру Лулы и его преемницы Дилмы Роусеф: предъявленные им обвинения были связаны с коррупционным распределением подрядов на крупные проекты Petrobras. Но теперь, когда Лула снова официально чист перед законом, он не преминул в первом же выступлении после снятия обвинений обрушиться на политику нынешних властей Бразилии в отношении Petrobras — в частности, критике со стороны экс-президента подверглись планы Жаира Болсонару распродать ряд активов компании для погашения ее крупных долгов. Но основная часть речи Лулы под лозунгом «Здоровье, работа и справедливость для Бразилии» была посвящена, конечно же, провалам Болсонару в борьбе с коронавирусом. «Страна дезорганизована и разваливается», — такой диагноз ситуации в Бразилии поставил Лула.

Местом для выступления экс-президента была выбрана штаб-квартира металлургического профсоюза в одном из пригородов Сан-Паулу, где в 1980-х годах начиналась его политическая карьера, и хотя Лула еще не сделал официального заявления о готовности участвовать в выборах в 2022 году, бразильские соцопросы уже оценивают его шансы на возвращение как очень высокие. В частности, опрос, результаты которого на минувшей неделе представила CNN Brasil, показал, что и Лула, и Болсонару имеют примерно одинаковую поддержку, что предвещает сценарий выборов в два тура. В 2018 году Болсонару также одержал победу в два этапа над своим главным соперником, левым политиком Фернанду Аддадом, которому пришлось заменять дисквалицифированного Лулу.

Время на исправление ситуации у нынешнего президента, безусловно, есть. Болсонару уже заявил, что начавшаяся явочным порядком кампания по возвращению в политику Лулы «направлена просто на критику, ложь и продвижение дезинформации», пообещав приложить решительные усилия по массовой вакцинации. Сразу же после выступления Лулы в Сан-Паулу был организован митинг сторонников Болсонару, на котором президент Бразилии неожиданно появился в маске и заявил, что до конца года в страну будет завезено 400 млн доз коронавирусных вакцин — в полтора раза больше, чем ее население.

Первые шаги в этом направлении уже предприняты: на днях стало известно, что бразильский Минздрав подписал контракт с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) на поставку 10 млн доз вакцины «Спутник V», а также собственные закупки в объеме 40 млн доз проведут штаты наиболее развитого северо-востока страны. Правда, подобные намерения звучали и раньше. Еще в сентябре прошлого года глава РФПИ Кирилл Дмитриев говорил, что Бразилия собирается закупить 50 млн доз спутника. Но в итоге российский препарат в Бразилии так и не был сертифицирован (как теперь выясняется, этому еще и препятствовали США, в свое время активно поддерживавшие приход к власти Болсонару, которого часто называли «тропическим Дональдом Трампом»), так что теперь для внедрения «Спутника» потребуются ускоренные решения властей.

Окончательная ясность по поводу того, сможет ли Лула да Силва вновь побороться за пост президента Бразилии, наступит после того, как Верховный суд Бразилии рассмотрит апелляционную жалобу Генпрокуратуры страны на решение о снятии судимости с экс-президента. Но вне зависимости от того, удастся ли ему вернуться в строй, политическое будущее Жаира Болсонару напрямую зависит от результатов борьбы с пандемией. Как показал один из недавних соцопросов, более 60% бразильцев не одобряют действия президента в этом направлении, а текущая ситуация такова, что новый скачок заболеваемости и смертности может произойти уже в самое ближайшее время вне зависимости от действий властей.

EADaily