Беспорядки в Басре

RP

1. В Басре уже несколько дней продолжаются беспорядки связанные с протестами против коррупции иракских чиновников и развала системы водоснабжения в городе. Отмечается, что некоторые протестующие выкрикивали баасистские лозунги и поминали Саддама Хуссейна.
2. Протесты вылились в беспорядки, в результате которых уже 12 человек погибло и более 100 получили ранения. В ходе столкновений использовались стрелковое оружие и тяжелые пулеметы.
3. Были атакованы иранское консульство (часть здания сожжено), нефтяное месторождение, где работает "Лукойл", американское консульство (серьезного ущерба нет), гос.учреждения, офис губернатора, офисы СМИ и офис Хашд-Шааби.
4. Иран уже выразил протест по поводу неспособности иракских сил безопасности обеспечить порядок и ужесточил пропускной режим на границе. Иракское правительство временно закрывает пост Ум-Каср, через который идет экспорт иракской нефти.
5. Муктада-ас-Садр призывает политическое руководство Ирака не прятаться за США, а обеспечить жизнедеятельность города и реформировать структуру власти.
6. Сегодня в город были введены дополнительные силы безопасности с бронетехникой. В Багдаде и Басре введен режим чрезвычайного положения.
7. В ходе протестов был пойман снайпер, который стрелял и в протестующих и силы безопасности Ирака. Иракская полиция отмечает работу провокаторов разжигающих и канализирующих беспорядки против конкретных целей








Генерал Касем Сулеймани.

Как верно отмечает Элайджа Магье, основная битва идет между генералом Касемом Сулеймани и представителем Госдепа Бретом МакГерком, протесты это один из инструментов этой борьбы, вокруг влияния в Ираке и будущей конфигурации власти в Багдаде.
У протестов есть как внутренняя подоплека связанная с тем, что Ас-Садр показывает, что он имеет сильное влияния на улицу, так и внешнее, связанная с действиями внешних сил (предполагают США, Саудовскую Аравию и Британию), которые подогревают протесты для нанесения удара по интересам Ирана (с чем связывают атаку на иранскую консульство) и России (имеющей в Ираке существенные нефтяные позиции и расширяющей ВТС с Багдадом, после охлаждения отношений Ирака и США).


Бретт Макгерк, один из основных кураторов ближневосточной политики США и архитекторов "курдского проекта".

В условиях нарастающей эскалации в Сирии и Йемене, эти вроде бы случайные события в Басре из-за отсутствия нормального водоснабжения, вполне могут являться еще одним элементом гибридной войны, когда бедственное положение населения Ирака (а оно объективно таково, особенно в связи с американской оккупацией и многолетней войной против ИГИЛ, а также неспособности поставленного с помощью США правительства Абади наладить нормальную жизнедеятельность граждан в условиях войны и ее последствий), пытаются использовать для удара по иранским позициям в Ираке. Цели вполне прозрачны - нанести удар по шиитской дуге, которая ныне протянулась от Тегерана до Бейрута, где Ирак служит основной перевалочной базой для поставки людей и военных ресурсов в Сирию (часть иранских прокси из Ирака сейчас либо отправлены на подмогу Асаду в Идлибе, либо участвуют в зачистке ИГИЛ на границе Сирии и Ирака), а также помощи для Хезбаллы.


Хозяин улицы Муктада Ас-Садр.

Делается это в южных районах страны, где традиционно велико влияние США, Британии и Саудовской Аравии. С другой стороны, можно отметить, возрастающие амбиции Ас-Садра, который на волне этих протестов хочет добиться уступок и от проамериканских и про-иранских группировок в правительстве Ирака. Спусковым крючком для беспорядков могла послужить переброска в юго-западные районы Ирака иранских ракетных систем и усиливающееся давление на про-американский блок в правительстве и парламенте Ирака, когда чиновников и депутатов связанных с США называют предателями и изменниками иракского народа. С уходом премьера Абади, практически не останется серьезных сил ориентированных на США, безотносительно того, возглавит ли Ирак Ас-Садр или же креатура Касема Сулеймани. В этом отношении иракский национализм в издании Садра не менее опасен для долгосрочных позиций США в Ираке, нежели политика "большого шиитского полумесяца", проводимая Тегераном. Худший вариант, когда они будут сосуществовать и вместе выдавливать США. Поэтому вариант конфликта Садра и Сулеймани может рассматриваться как вполне рабочий вариант защиты позиций США в Ираке. Отсюда и проект возможного соглашения Абади с Ас-Садром, который конечно может представлять угрозу иранским интересам в Ираке.


Премьер-министр Ирака Абади. В 2014-м году администрация Обамы по его поводу выражала большие надежды.

Можно вполне  расценивать происходящее как пробу сил в пост-ИГИЛовском Ираке, где на фоне внутриполитической борьбы за власть (с участием про-иранских и про-американских группировок), будут обостряться и процессы связанные с гибридной войной против Ирана в рамках эскалационного курса поддерживаемого США, Саудовской Аравией и Израилем. Кризис вокруг Идлиба лишь увеличивает подозрения в том, что "случайные протесты" отнюдь не случайны, как не случайны были попытки организовать свержения аятолл через иранскую улицу, которые не удались. Плюс не следует забывать про экономический фактор - южные районы Ирака обеспечивают значительную часть нефтедобычи  и экспорта нефти, и контроль над ними, обеспечивает серьезные позиции в борьбе за сферы влияния в Ираке и возможность косвенно влиять на ценообразование на нефтяном рынке.


Активность ИГИЛ в августе 2018 года. Боевики заявляют о росте кол-ва своих атак, особенно на территории Ирака.

Разумеется, обострение подобной борьбы выгодно как ИГИЛ, которое пытается укрепить и активизировать террористическое подполье в центральных (особенно в сельской местности вокруг Киркука) и западных районах страны (на границе с Сирией), а также курдским радикалам из числа "барзанистов", которые могут расценивать внутреннюю борьбу за власть в Багдаде, как повод попытаться возобновить проект раскола Ирака, в том числе и с подачи США, которые продолжают разыгрывать курдскую карту в Сирии.


Российские танки Т-90, которые идут на смену "Абрамсам" в танковых частях армии Ирака.

Россия в этой ситуации конечно заинтересована в том, чтобы в Багдаде сидело вменяемое правительство, которое не пляшет под дудку Вашингтона и готово гарантировать возможность работы российских нефтяных компаний (Роснефть, Лукойл) и продолжать закупать российское оружие, вместе американского, а также участвовать в координационных механизмах по борьбе с ИГИЛ.
Идеальный вариант - компромиссное правительство устраивающее Сулеймани и Ас-Садра, с дальнейшим ослаблением влияния американцев и уходом Абади. Другой вопрос, что возможности влиять на процессы в этой стране у России куда как меньше, нежели у Ирана или США, поэтому возможные пертурбации гибридного противостояния в Ираке, могут периодически ставить под угрозу российские позиции в Ираке. Во всяком случае оппоненты РФ на Ближнем Востоке будут стараться развивать ситуацию в этом направлении.

В целом, несмотря на победу над Халифатом в Ираке, сама страна продолжает оставаться слабым полуразрушенным государственным образованием (спасибо США), которое не обладает полной военно-политической субъектностью и вынуждено лавировать между более крупными игроками, в надежде, что в процессе идущей по всему региону гибридной войны, Ирак не разорвет на части.

Подписаться на Русский пульс

Подпишись, чтобы не пропустить свежие статьи. Подпишись сейчас, чтобы читаться статьи, доступные только зарегистрированным пользователям.
pochta@mail.ru
Подписаться