Полиция Чехии не нашла достаточных доказательств для того, чтобы предъявить кому-либо из россиян официальные обвинения по делу о взрывах во Врбетице. Со своей стороны, чешский МИД вмешался в ситуацию с посольством РФ и запретил пражским властям претендовать на его земли. Означает ли это, что чехи все-таки одумались и больше не хотят обострять отношения с Россией?

Можно долго спорить, является ли современная Чехия суверенным государством (или уже уступила свой суверенитет частично Брюсселю, а частично Вашингтону). Но Чехия, вне всяких сомнений, демократическое государство с высоким уровнем плюрализма мнений во внутренней политике.

В управленческую элиту страны подчас попадают весьма экстравагантные личности, причем прямо с улицы, выиграв те или иные выборы. А иногда это внутричешское дело наносит свой отпечаток на внешнюю политику страны. В том числе на ее отношения с Россией.

Собственно, самые скандальные чешские инициативы, вызвавшие резкую реакцию Москвы, принадлежат именно местным властям. Так, демонтаж памятника маршалу Коневу, под командованием которого 1-й Украинский фронт окончательно освободил чешскую столицу от гитлеровцев, – это проект старосты района Прага-6 Ондржея Коларжа.

Когда монумент уже сняли с постамента, Коларж счел возможным пошутить, что советский маршал наказан за нахождение на улице без медицинской маски.

Поставить памятник «власовцам» в Ржепорье тоже придумал местный староста – Павел Новотны, в прошлом связанный с желтой прессой, телевидением и покером. В истории с Коневым он тоже успел отметиться, опубликовав «открытое письмо Российской Федерации», в котором употребил в адрес маршала такие эпитеты, как «монстр», «психопат», «преступник», «массовый убийца» и «паршивый военачальник», имя которого «недостойно почитания в школьных учебниках».

Феноменальная наглость, учитывая, что Конев освобождал не только Прагу, но и Освенцим.

Взгляд