2 мая 1945 года сдался гарнизон Берлина. «Логово зверя» было завоевано, Гитлер застрелился, а до конца войны в Европе оставалась какая-то неделя. Но, как и любое крупное историческое событие, овладение Берлином обросло множеством мифов. Разберем самые распространенные из них.

Миф 1. Берлин следовало не штурмовать, а взять в осаду – спешить все равно некуда

Часто можно встретить мнение, что Берлин надо было не брать, а подождать – и взять измором. Постреливать из артиллерии, кидать бомбы с самолетов. Но на ощетинившиеся пулеметными стволами и гранатами фаустников улицы – не лезть. Мол, очевидно, что победа не за горами, так зачем же губить еще людей. Мысль продиктована человеколюбием и гуманизмом, но на деле ее воплощение привело бы к обратному результату.

Все дело в том, что Берлин был взят не быстро, а очень быстро. Куда более маленький Сталинград держался месяцы до советского контрнаступления. Оставить в покое Берлин – и он, один из крупнейших городов Европы, подготовленный к обороне и возглавляемый самим фюрером, мог бы затягивать войну еще немало времени.

Все эти месяцы немцы бы продолжали сопротивление на других фронтах, где их, руководимых волей и обещаниями Гитлера, пришлось бы дожимать. Это бы стоило куда большего количества жизней – у Германии еще имелись возможности затянуть войну. Но взявшая штурмом Берлин Красная армия довела фюрера до самоубийства, а после его смерти желающих активно ей сопротивляться в Третьем рейхе не нашлось.

Миф 2. В Берлинской операции советские войска действовали не умением, а числом

Такая точка зрения часто встречается в двух, казалось бы, далеких друг от друга сферах – немецких мемуарах и высказываниях хрущевских времен. Кто-то, желая скрасить свое поражение, пишет об «ордах восточных варваров, от которых никак не отбиться», а кто-то сгущает краски в политических целях.

На деле Берлинская операция – это не только эффективный, но и крайне эффектный пример владения искусством войны. Основной план немцев состоял в том, чтобы нанести наступающей РККА наибольшие потери. Все для того, чтобы выиграть как можно больше времени, чтобы в итоге сдаться не русским, а куда менее злым на них американцам.

Для этого немцы должны были использовать все возможности, чтобы задержать и измотать наступающую РККА. Германская пехота закрепилась на Зееловских высотах, хорошем естественном рубеже. Командующий 9-й армией Теодор Буссе планировал методично дотянуть время до «предпоследней секунды», после чего отвести войска в заранее подготовленный к обороне Берлин и дать бой русским уже на улицах города. Собирая кровавую жатву на каждом из предусмотренных этапов.

Фото: Евгений Халдей/ТАСС

Это ему не удалось – в первую очередь из-за стремительных и слаженных действий РККА. Маршал Жуков сманеврировал сразу четырьмя танковыми армиями. Эта могучая мобильная сила одновременно окружила в поле отступающие в город войска, которые так и не смогли зацепиться за каменные стены, и окружила сам Берлин, чтобы тот не смог получить более-менее крупных подкреплений. Результатом оказалась дырявая оборона немецкой столицы – вместо того, чтобы держаться, как Сталинград, ну или хотя бы Кюстрин, город упал в руки победителей за какую-то неделю. А все потому, что к 1945-му РККА воевала не только самоотверженно, но еще и красиво.

Миф 3. Под Берлином и в самом городе РККА понесла тяжелейшие потери

Берлинская операция была одной из самых эффективных и красивых, но ее подпортил один момент – штурм тех самых Зееловских высот, забуксовавший в самом начале. Впрочем, не только их одних – оборонительная линия немцев в целом оказалась прочнее, чем ожидалось, и пробить ее сразу не удалось, несмотря на все усилия и концентрацию артиллерии.

Этот эпизод даже заставил менять план операции, подключая к прорыву обороны часть танков, которые должны были сами хлынуть в пробитые пехотой и артиллерией бреши, и создавать те самые окружения, о которых говорилось выше.

Неудача на первой линии обороны имела эффект – после отвлечения части танков сила глубокого удара танковых армий стала меньше. Этого, правда, все равно хватило, чтобы все, что было задумано, состоялось. Но момент был неприятный, и вспоминать о нем не особо любили. Зато потом, когда «стало можно все», эту стыдливость припомнили, и от души оттоптались, раздувая советские потери до невероятных величин. Некоторые договорились до того, что на одних только Зееловских высотах погибло более 70 тысяч советских бойцов, а за всю операцию в целом – более 350 тысяч.

Реальные цифры совсем другие – около 80 тысяч убитыми за всю операцию и 20 тысяч на улицах самого Берлина. Это немало, это очень много – исходя из логики, что ценна каждая жизнь, но учитывая, чего удалось добиться, и вспоминая немецкие потери, которые были как минимум в несколько раз больше, стоит признать, что потери в Берлинской операции оказались вполне приемлемыми.

Миф 4. Советское командование напрасно ввело в город танки

Еще одно заблуждение состоит в «загубленных танковых армиях на улицах Берлина». Есть такой догмат, что танкам в городских боях якобы делать нечего – мол, углы обзора там узкие, расстояния небольшие, кто угодно подкрадется, выстрелит из фаустпатрона, и танк горит.

Это, правда, не мешало много кому эти самые танки в городских боях с успехом использовать – тем же немцам и нашим в Сталинграде, например. Давить Варшавское восстание послали даже не танки, а монструозные «Штурмтигры» и 600-миллиметровый «Карл». Да и в наши дни, в Сирии, танки используются со вполне ощутимым результатом – все, наверное, видели видео, в котором корреспонденты крепили на этих самых танках экшен-камеры и буквально покадрово освещали и комментировали ход городского боя. Главное, чтобы руки были из того места, и нужная тактика под конкретные условия была.

В реальности танк в городе может не просто долго жить, но и приносить громадную пользу. Кто в здравом уме откажется от бронированной и мобильной огневой точки? Особенно если эта точка – ИС-2 с внушительным 122-мм орудием, парой-тройкой удачных попаданий в перекрытия, способных обрушить дом?

Все искусство в том, чтобы прикрывать танки пехотой, а также выстраивать их в грамотные боевые порядки. Когда два танка прижимаются к разным сторонам широкой улицы и контролируют орудиями противоположные – так удобнее наводиться и стрелять. А следом за ними идут еще два, и тычут стволами в многоэтажные дома над первой парой – чтобы никто не додумался высунуться сверху. И всю четверку прикрывает пехота, досматривающая каждую щель, куда может спрятаться не в меру смелый боец с фаустпатроном.

Вот тогда и получается единый боевой организм, который способен не только продвигаться по полуразрушенным улицам Берлина, но и самостоятельно разбираться с пулеметными гнездами, замаскированными орудиями и вкопанными по башню танками противника. Не будь в этом организме танков – потери бы, наоборот, были бы куда больше.

Берлинская операция была одним из важнейших успехов РККА. Последним в этой самой кровопролитной войне. Операцией, которая положила конец этому кровопролитию. Через неделю мы отметим ее прямой результат.

Взгляд