Война и мир княжны Екатерины Павловны Романовой. Неизвестные страницы истории


Континенталист, 10.04.2016 22:45   –   cont.ws  


В советских учебниках общим местом было либо полное игнорирование, либо ироническое изображение деятельности членов царской семьи в сфере благотворительности или их участия в различных патриотических начинаниях. И только в наше время становятся достоянием истории факты, говорящие об искреннем служении Отечеству многих выдающихся представителей династии Романовых.

В 2012 году отмечался 200‑летний юбилей Отечественной войны 1812 года. Героями этой войны были не только мужчины, но и женщины. Из курса российской истории знатоки и любители назовут имена замечательных женщин — Василисы Кожиной, вдовы сельского старосты, возглавившей партизанский отряд на Смоленщине; Надежды Дуровой, кавалерист-девицы, ставшей прообразом героини «Гусарской баллады». Но только профессиональные историки и краеведы упомянут имя выдающейся представительницы царствующего дома Романовых, младшей сестры императора Александра I Екатерины Павловны. А между тем эта женщина была причастна к некоторым общеизвестным и очень значимым событиям войны с Наполеоном.

Что мне все прелести волшебных стран,

О коих нам твердят в старинных сказках,

Когда передо мной моя жена

Со взором светлым, с чистою душой…

(Посвящение принца Георга Ольденбургского Екатерине Павловне)

В мае 2012 года в Твери на капитальный ремонт и реконструкцию закрылся Путевой дворец — «малый тверской Эрмитаж», «русский Версаль», как его называли современники. Ровно двести лет назад он был резиденцией замечательной четы — великой княжны Екатерины Павловны и принца Георга Ольденбургского.

Через короткую, яркую, полную любви, драматизма, амбиций и благородства жизнь Екатерины Павловны война 1812 года прошла, оставив в ней глубокие шрамы. Вместе с тем именно это событие проявило лучшие черты характера и патриотизм этой маленькой хрупкой женщины, которую за глаза называли «тверской губернаторшей».

Детство

Великая княгиня Екатерина Павловна Романова родилась 10 мая 1788 года в Царском Селе. Она стала шестым ребенком и четвертой дочерью в семье Павла Петровича, сына императрицы Екатерины II и его супруги Марии Федоровны, урожденной принцессы Вюртембергской. Имя она получила в честь своей великой бабушки, которая стала также ее крестной матерью.

Маленькая Екатерина отличалась гибким умом, веселым нравом, общительностью, умением рационально распределять время. Она была любимицей матери и старшего брата Александра. Екатерина, как и все великие князья и княжны, получила хорошее образование по специальной программе, включающей знания математики, гуманитарных дисциплин и языков. Рисованию она училась у живописца А. Е. Егорова.

Юная Катиш, как ее звали домашние, уже в раннем детстве отличалась необыкновенной красотой. По словам мемуариста С. С. Жихарева, «она была совершенная красавица с темными каштановыми волосами и необыкновенно приятными, добрыми карими глазами. Когда она входила, делалось будто светлее и радостнее». В частном письме в Италию сардинский посланник в России граф Жозе-Мари де Местр делился впечатлениями: «Ничто не сравнится с добротою и приветливостью Великой княгини. Если бы я был живописцем, я послал бы вам изображение ее глаз. Вы бы увидели, сколько природа заключила в них доброты и ума».

После смерти Екатерины II императором стал Павел Петрович, а наследником престола был объявлен его старший сын Александр. Жизнь семьи изменилась, и «гатчинские затворники» начали жить на две столицы. Став супругой императора, Мария Федоровна активно занялась благотворительной деятельностью, привлекая к ней и дочерей. Она покровительствовала культуре, искусству, помогала больницам. Именно тогда у подрастающей Екатерины было сформировано чувство ответственности перед людьми, находящимися в тяжелых ситуациях.

Юность

Когда на трон взошел молодой и неопытный Александр, горячо любимая младшая сестра стала ему незаменимой помощницей. Юная Екатерина Павловна активно обсуждает политические вопросы, пытается давать советы венценосному брату. Эти советы показывают, что барышня прекрасно разбирается в политике. Всех беспокоит ситуация в Европе, успехи корсиканского выскочки Наполеона, его тревожные планы на мировое господство. Екатерина Павловна в своих письмах к брату демонстрирует ненависть и презрение к новому французскому монарху.

Династические браки тогда были способом осуществления политических целей. Все дети вдовствующей императрицы Марии Федоровны были «пристроены» с учетом интересов государства и его внешней политики. Есть сведения, что в 1808 году, когда Екатерине было 19 лет, во время встречи Александра I с Наполеоном Бонапартом последний имел виды на брачный союз с Екатериной Павловной. Находившийся в бездетном браке с Жозефиной Наполеон мечтал таким образом укрепить свои позиции в Европе, сравняться с наследственными монархами, но получил твердый отказ Александра. Сама же Екатерина Павловна высказывалась еще более категорично: она скорее выйдет замуж за последнего русского истопника, чем за узурпатора. В ноябре того же года состоялась ее свадьба с принцем Гольштейн-Ольденбургским Георгом, принадлежавшим к младшей ветви влиятельного Ольденбургского рода, чьи предки были королями Дании, Швеции, Норвегии. Этот брак укрепил положение России в Европе после Тильзитского мира и приблизил будущую неизбежную войну с Францией.

В отличие от своих сестер, уехавших после бракосочетания во владения супругов, Екатерина осталась в России, и сюда же окончательно перебрался принц Георг, получив должность генерал-губернатора Тверского, Новгородского и Ярославского с резиденцией в Твери. В августе 1809 года молодожены приехали в Тверь и поселились в императорском Путевом дворце. Они нежно любили друг друга. Екатерина Павловна во всем помогала мужу, стараясь держаться в его тени. Три с половиной года, проведенные в Твери, она будет впоследствии называть лучшим периодом своей жизни. Екатерина Павловна устраивала балы, литературные салоны, приглашала знаменитостей. Вместе с супругом она много сделала для благоустройства города. Неоднократно в гости к супругам приезжал Александр I, поражаясь уму, таланту и энергии Екатерины, превратившей Тверь в «маленький Петербург». Через год после свадьбы у четы появился первенец, которого нарекли Фридрихом-Павлом-Александром, герцогом Ольденбургским.

А потом грянул 1812 год…

Война

Долгие месяцы члены императорской семьи спорили о возможности французского вторжения в Россию, и вот это стало реальностью. Враг марширует по родной земле, армия отступает, судьба страны поставлена на карту. Император Александр Павлович находится в действующей армии, но его присутствие скорее мешает, о чем почти открыто говорят боевые генералы. Екатерина Павловна, пристально следящая за событиями начала войны, согласна с командующими разрозненными русскими армиями и московским градоначальником графом Ф. В. Ростопчиным в том, что нужен верховный главнокомандующий, и это не император. Еще в середине июня в своем письме Александру I она откровенно говорит: «Ни в коем случае не берите верховное командование. Не теряя времени, нужно найти полководца, пользующегося доверием в армии. Вы сами неспособны внушить доверие солдатам». Александр, хотя и испытал удар по самолюбию, был вынужден согласиться с сестрой. Как известно, главнокомандующим был назначен М. И. Кутузов, которого император недолюбливал.

C первых дней войны Екатерина Павловна проявляет себя выдающейся личностью, патриоткой, страстной и волевой натурой. После перехода армии Наполеона через Неман она пишет записку князю В. П. Оболенскому, отправившемуся в Москву на аудиенцию к Ростопчину. В записке содержатся следующие слова: «Скажите графу, что не найдется русского, которому было бы не стыдно не принести все свое усердие и всего себя в жертву Отечеству… для каждой губернии возможно выставить по одному полку в 1000 человек, причем дворянство должно взять на себя обязанность содержать эти военные части в течение всей войны».

Это — четко и конкретно сформулированное предложение о создании в помощь действующей армии народного ополчения. Это пишет женщина, не искушенная в военной стратегии, но понимающая, что война будет выиграна, если ей придать всенародный характер. Градоначальник игнорирует данное предложение, так как не предполагает, что отступление Русской армии создаст угрозу столице. Впрочем, Екатерина Павловна была готова к такой реакции осторожного Ростопчина и обращается напрямую к брату-императору, указав Александру I, что успех в борьбе с Наполеоном придет только в том случае, когда все сословия России будут едины в этой борьбе.

Призыв был услышан, и 6 июля Александр I принимает манифест «О составлении временного ополчения». В первый округ, где должны были формировать народные войска, вместе с Московской, Владимирской, Калужской вошла и Тверская губерния. В середине июля император побывал в Твери, где подписал указ «О правилах и порядке народного ополчения».

Свершилось! Немедленно вместе с супругом Георгом Ольденбургским Екатерина Павловна начинает кипучую деятельность. 18 июля принц Георг выступает перед дворянами Тверской губернии: «Истинные сыны Отечества! Вам надлежит явить собою пример всем прочим званиям граждан и воспламенить в них огонь мужества, вам сродного… Коль судьба судила пережить сию брань, почувствуйте плоды своих побед, а ежели умрете, то славной смертью за Бога, Царя и Отечество». Этот призыв был услышан, и уже 9 августа в ополчении были 634 дворянина. Всего в Тверской губернии собрали 7 соединений для Русской армии общей численностью 14 355 человек. Из дворян назначались командиры. Рядовой состав образовали помещичьи крестьяне и мещане. Помещики обязывались обеспечить своих крестьян продовольствием на четыре месяца. Среди добровольцев были и 82 воспитанника духовного училища, из которых лишь двоим исполнилось в ту пору по 19 лет, остальные были младше. Им специальным указом было разрешено вступать в ополчение.

Тверской архиерейский дом пожертвовал на содержание ополчения 1000 рублей и серебряные вещи. Всего же сумма пожертвований от тверского дворянства, купечества, духовенства и крестьянства в 1812 году составила 215 тыс. рублей, в 1813-м — 125 тыс. рублей, не считая золотых и серебряных вещей. Артели тверских купцов Татаринова, Боброва и других брали подряды по обеспечению ополчения обмундированием. Для полков изготовили повозки и походные котлы, приобрели лошадей.

Егерский батальон

Во всем помогая мужу, Екатерина Павловна решила внести свой личный вклад во всенародное дело борьбы с Наполеоном. В середине июля 1812 года она создает из своих крепостных крестьян Егерский батальон численностью 712 человек под командованием князя Александра Оболенского, которого знала с юности. «…К пользам и славе Отечества и с любовью к Государю: с определенного мне в удел имения собрать известное число воинов… За всех своих воинов в продолжение их жизни платеж государственных податей и оброчных денег приемлю на себя, они освобождаются навсегда со дня их привлечения на службу…» — пишет она. Снабжение и обмундирование батальона великая княгиня также берет на себя, содержит на свои средства лазарет и батальонного священника. На головных уборах егерей рядом с вензелем императора был вышит серебром ее вензель — «Е. П.», чем она очень гордилась, признавшись как-то в шутку Александру Оболенскому: «Жалею, что не родилась мужчиною, я и сама бы надела кивер!» Этот батальон до изгнания французов из России прикрывал дорогу на Тверь и Петербург, а затем во время заграничного похода Русской армии влился в корпус принца Евгения Вюртембергского, двоюродного брата великой княгини Екатерины Павловны. Сам император Александр I засвидетельствовал учредительнице, что он «доволен храбростью, оказанной батальоном в битвах, в которых он участвовал». Домой из батальона в 1814 году вернулись 418 воинов, 294 были убиты. Екатерина Павловна и потом не забывала своих егерей, лечила раненых на лучших европейских курортах.

Военные действия практически не затронули Тверскую губернию, но для всего населения это было наиважнейшим событием. Здесь собирались резервные полки для Русской армии, создавалась крупнейшая база снабжения армии продовольствием и фуражом, размещались военные госпитали. Один из таких госпиталей располагался в Твери, где проходили лечение раненные в Бородинском сражении. Вместе с супругом Екатерина Павловна инспектирует лечебные учреждения, оказывая всяческую помощь, считая своим долгом обеспечить хорошие условия для находившихся там солдат.

В своем письме, помеченном 21 ноября, предвкушая скорую победу над Бонапартом, Екатерина Павловна пишет: «Неприятель бежит — мы его преследуем и уничтожаем. По-видимому, настал последний час для чудовища. Россия восторжествует над всем миром, ибо ей будет принадлежать честь произнесения последнего приговора над врагом!»

Вся эта деятельность великой княжны тем более удивительна, что она развернулась накануне и после рождения ее второго сына Петра. Это событие произошло 26 августа 1812 года. А через несколько месяцев война отнимет у нее горячо любимого супруга. Георг Ольденбургский при посещении одного из тверских госпиталей заразился тифом и скончался в декабре 1812‑го. Екатерина Павловна очень тяжело переживала смерть любимого мужа. После его похорон в Санкт-Петербурге она тяжело заболела, и мать убедила ее поехать на лечение на европейские курорты.

В 1813 году Екатерина Павловна вторично выйдет замуж за своего двоюродного брата по матери — наследного принца Вильгельма Вюртембергского. Вскоре Вильгельм вступит на престол, и она станет королевой Вюртемберга.

Но это уже совсем другая история…

Н.В. Кудинова

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ