Ювенальный фашизм обыкновенный в........ России


Континенталист, 5.06.2016 21:01   –   cont.ws  


Согласно новой картине мира чиновников, главные враги детей – их родители.

И чем раньше отберешь ребенка у мамы с папой – тем лучше

«Когда я их увидела, я сказала, что в доме только я и ребенок. Выставив вперед щит, дубинки и электрошокер, они двинулись в нашу сторону. Я бросилась в детскую, спря-

тала ребенка в коляску, преградив им путь с просьбой остановиться и объяснить, в чем дело, на что меня ударили шокером, отчего я упала и получила еще несколько ударов

шокером и дубинками, ударилась об угол стены головой, после меня один тащил за волосы, другой пинал ногами, выволокли на улицу босиком, в тонкой кофте, которую с

меня почти содрали, и леггинсах, там в это время находились неизвестные без формы, около десяти человек». (Из заявления в РВС) .Недавно в п. Бурея произошел дикий «ювенальный» случай, бурно сейчас обсуждаемый в СМИ Амурской области. Бурея – в двухстах километрах от Благовещенска-на Амуре, именно там недавно «брали» шестимесячного ребенка, ворвавшись в дом к одинокой матери под прикрытием омоновского металлического щита и «вырубив» ее электрошокером. А чтоб не мешала своим криком и не бросалась вслед, еще и скорая вколола нечто, парализовавшее ее на два следующих часа. По данным МВД, правда, в действие была пущена только резиновая дубинка, а не электрошокер. Ну, стремление полицейских смягчить картину беспредела понятно, однако следы от применения спецсредств потерпевшая сфотографировала, разобраться можно.

Началось всё с нежелания мамы делать ребенку прививку от гепатита без консультации иммунолога и желания поликлиники эту прививку непременно сделать. Поскольку – план по вакцинации. А также – негласное распоряжение опеки отслеживать родителей-антипрививочников как якобы опасных для детей. Данная «строптивая» мама, Ольга Исхакова, антипрививочницей не являясь, имела веские основания именно этой прививки опасаться. Как позже выяснилось, была права. Участковый врач поначалу пыталась на Ольгу давить, потом был состряпан донос в полицию, подключилась опека, и как результат – «штурм» дома и триумфальное «спасение» ребенка. Его вынесли из дома в холодное, фактически еще зимнее время в распашонке и ползунках, оставив мать в полубесчувственном состоянии посреди учиненного полицией погрома.

Решение о штурме принималось не в состоянии аффекта. Повод, который чиновники до сих пор считают достаточным: они (чиновники) давно не видели ребенка! Не своего, а Ольги! А у них, они считают, должен быть каждый ребенок под контролем. «Чужих детей не бывает!» – это они теперь понимают в том смысле, что все дети государственные. Как в Финляндии, где вообще нет понятия родительского права. Обстоятельства этой дикой истории рассказывает сама пострадавшая. Ее интервью стоит посмотреть. Погрузиться в подробности и убедиться, что это ровно тот «ювенальный фашизм», о котором мы давно предупреждали. О котором так возмущенно говорят, когда обнаруживают его где-нибудь в Норвегии и Финляндии. Или в Швеции, где однажды ребенка отбирали у матери с примене-

нием свето-шумовой гранаты. Получается, за рубеж ездить не надо – этот фашизм уже тут. И жанр боевика тоже осваивается. Так сказать, «скандинавские ужасы с доставкой

на дом». Всё, граждане, приехали!

К сожалению, граждане у нас, узнав о таких шокирующих случаях, загораживаются мемом «просто так ничего не бывает» и убеждают себя, что раз в их семью не врываются (пока), так значит, семьи, подвергшиеся карательным акциям, – недостаточно хороши, родители – маргиналы. Ну, а с ними, хорошими, правильными родителями, конечно же, ничего такого не случится.

Напрасное обольщение! При сегодняшних темпах перекодировки сознания работников служб, «отвечающих за детей», столкнуться с оскалом ювенального фашизма мо-

жет всякий и в любую минуту. Потому что эти работники – включая определенную часть сотрудников детских учреждений (садов, школ, поликлиник), которых теперь заставляют фиксировать каждый детский синяк и немедленно доносить об этом «страшно подозрительном» факте – стремительно теряют нормальную человеческую картину мира.

Как-то так произошло, что они вообразили – и на полном серьезе! – будто влезать в чужую семью нормально. Что «трудная жизненная ситуация» измеряется чисто материальными показателями, а значит… значит, забрать ребенка фактически «за бедность» и передать в опекунскую семью (которой, в отличие от кровной, будут платить не только за его содержание, но еще и большую зарплату опекунам) – правильно. 

Еще одна странная уверенность – будто медикам мнение родителей не надо даже учитывать. И если семья отказывается от чего-то, навязываемого районной поликлиникой, – от той же вакцинации или, как это было в одном московском случае, от взятия пункции костного мозга у двухлетней девочки без достаточных к тому оснований (по непроверенному ошибочному анализу), – то ее можно обвинить в нанесении вреда, тащить в суд, ставить на учет КДН, в перспективе – лишать родителей прав.

Но почему это непонятно «ответственным за детей инстанциям» — ПДН, КДН, опекам, судьям, в конце концов? Неужели так трудно переложить эту историю на себя?

И неужели субъекты, вовлеченные в круговорот (так и хочется сказать, «круговую поруку») межведомственного взаимодействия, будучи еще и людьми, никогда не учили собственных детей уму-разуму? Что за профессиональная деформация происходит с ними? Инструкции рождены в недрах солидных фондов с очень гуманными названиями – скажем, «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения» или «Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации»… Фонды могут быть даже связаны с российским правительством, но… но совершенно не считают себя связанными российским законодательством. И совсем уж не смешной анекдот: только что стало известно, что на Ольгу Исхакову завели уголовное дело по избиению полицейских, по ст. 318 ч. 1

26.05.2016. REGNUM. Мария МАМИКОНЯН

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ