Новая экономическая политика (НЭП).


Континенталист, 5.06.2016 22:23   –   cont.ws  


Сейчас, когда пишут о НЭПе, основной упор делают на то, что советская власть была вынуждена ввести его, для того, чтобы накормить население.

Действительно, НЭП эту задачу выполнил, однако основная задача НЭПа состояла в другом. Дело в том, что после обеих революций и гражданской войны в России не осталась никакой экономики, еле жила промышленность, отсутствовали денежная и банковская система, практически не функционировали никакие рынки – за исключением примитивных толкучек.

Наивные революционеры, которые никогда не имели до этого момента никаких дел с управлением каким – либо хозяйством, а не то что страной, предполагали, что все это отпадет после революции само собой, как рудименты капитализма.

Предполагалось, что село будет отдавать свою продукцию по потребности городу, за что тот будет снабжать ее своими товарами, без денежного оборота. И попробовали – в конце 19-20 году Ленин признал, что с продразверсткой переборщили и она больше похожа на ограбление крестьян, поэтому, не отменяя хлебной монополии, стали не выгребать у крестьян урожай. Оставляя им крохи на пропитание, а привозить из города различные товары, необходимые в сельском быту, и предлагать их для товарообмена крестьянам.

Естественно, из этого ничего не вышло – потому что одному крестьянину нужен керосин, которого не привезли, а мануфактура, которую привезли, и примусы – крестьянам в большом количестве не требуются.

Возник вопрос о товаро – денежных отношениях.

Здесь сделаю небольшое отступление. Дело в том, что согласно всем классиком, тому же Марксу, развитие общественно – экономических формаций идет строго последовательно – нельзя сразу из рабовладельческого общества перепрыгнуть в капитализм, а из феодализма – в социализм.

Должны быть выработаны институты, обеспечивающие деятельность предыдущей формации, которые потом приспосабливаются или перестраиваются для работы в следующей, а посему, если в стране не действуют институты капитализма – нет денежного оборота, не работают банки, нет хотя бы какого то сложившегося рынка и так далее – переход этой страны к социализму невозможен. Потому –то прежде чем строить социализм в России, в ней нужно было восстановить хоть какой то дохленький капитализм.

Вот этой цели – восстановлению капитализма в России – и послужила новая экономическая политика (сокращенно НЭП), она же послужила полигоном для изучения возможности применения рыночных отношений в государстве, строящем социализм. А обеспечение населения продовольствием и товарами прямо проистекало из результата – восстановления товаро – денежного оборота и рынка.

Нужно отдать должное Советской власти, долго с безденежными отношениями экспериментировать не стали, и в марте 1921 года продразверстка была заменена продналогом, вся оставшаяся произведенная продукция оставалась в распоряжении крестьян и они могли ею распоряжаться по своему усмотрению

Это и было началом НЭПа.

Одновременно с НЭПом, с того же 1921 года, в стране обкатывался механизм плановой экономики, известный как план ГОЭЛРО.

В дальнейшем экономическая политика в России еще больше либерализировалась – была отменена монополия внутренней торговли, в сельском хозяйстве - произошло возвращение к свободной торговле хлебом и другими продуктами питания, были разрешены ограниченная аренды земли и использование наемного труда, получила развитие система контрактации и сельской кооперации, запрещено насильственное насаждение коммун на селе.

В промышленности - началось введение элементов хозрасчета (самостоятельности) в государственной промышленности, поощрение частного и смешанного капитала, была отменена всеобщая трудовая повинность, был образован рынок рабочей силы, поощрялось привлечение иностранного капитала через концессии, произошел переход от натуральной оплаты труда к денежной, была введение тарифная система оплаты труда, ускорилось развитие внешней торговли при государственной монополии на нее как связь с мировой экономикой, произошли восстановление принципа платности во взаимоотношениях государства – частника, государства – гражданина, государства – кооперации и относительная стабилизация денежного обращения, была проведена реорганизация аппарата государственного управления в сторону сокращения административных расходов.

Были возвращены бывшим хозяевам или приватизированы некоторые предприятия, в основном торговые и сферы обслуживания, вновь начали функционировать рынки.

Все это довольно быстро наполнило прилавки магазинов товарами , оживило экономику, а после введения советских денег и нормализации цен – оживилась торговля и на рынках сельхозпродукции.

Однако, НЭП в то же время был наиболее тяжелым временем для Советской власти, пожалуй, самым трудным со времен Брестского мира и до периода Горбачева..

Дело в том, что в стране была разруха, разгул бандитизма, народ жил очень трудно – и у людей на глазах нэпманы богатели, гуляли в ресторанах, снисходительно, сверху вниз смотрели на простой народ, заявляя – «Что, победили ? Все равно наша взяла.»

Получалось, что в Октябре зря совершали революцию и зря воевали в гражданскую войну. О тех временах кто то из политиков сказал (не хочу искать кто именно, это не имеет особого значения): «Очень трудно было обьяснить народу, что всеобщее равенство совсем не значит, что нужно раздеть хорошо одетого человека, если вы встретили на улице одетого плохо.»

Возрождавшаяся буржуазия решила, что ее час настал, и предьявляла все больше требований к советской власти, вплоть до отмены монополии внешней торговли.

В советы всех уровней начали поступать письма от народа, в которых люди спрашивали – почему возрождаются дореволюционные порядки ? Почему быстро богатеющие нэпманы позволяют себе все, оскорбляя свои поведением людей?

Но реформы, упрощающие предпринимательство, продолжались. Вместе с тем, появились все те «прелести», которые присущи начальному этапу капитализма , и с которыми прекрасно сейчас знакомы граждане России – воровство, подкуп чиновников, коррупция, а также начался рост бандитизма, специализировавшегося на «экспроприации» частных предпринимателей.

В то же время началась реанимация крупных предприятий, находившихся в госсобственности, постепенно начавших выпуск продукции, необходимой в народном хозяйстве.

Вместе с тем, по мере того, как новая российская буржуазия крепла, она начинала претендовать на власть в стране и реставрацию прежних порядков. К тому же примерно с 1925-26 годов потенциал НЭПа был исчерпан – если он был эффективен применительно к обеспечению населения товарами и услугами, то провести ускоренную индустриализацию страны с помощью частного капитала было невозможно – он не был способен создавать концентрацию капитала и рабочей силы в наиболее нужных точках и отраслях народного хозяйства.

Многие авторы, говоря об эффективности НЭПа, приводят цифры роста экономики России в тот период, которые составляли почти 50% в год. Однако этот рост был большим благодаря низкой стартовой позиции – экономика России до начала НЭПа практически не функционировала, и рост в 50% был мизерным в физических единицах.

Вместе с тем, по мере восстановления инфраструктуры экономики и восстановления крупных госпредприятий их вклад в экономику страны становился все больше, соответственно уменьшался относительный вклад НЭПовских предприятий в нее.

В то же время исполнение плана ГОЭЛРО показало преимущества плановой экономики при выполнении широкомасштабных задач по строительству индустриальных обьектов – заводов, электростанций, шахт и так далее

Часть А этого плана – восстановление разрушенного войной энергетического хозяйства, была выполнена в 1926 году, а полностью план был выполнен и даже перевыполнен к 1931 году.

В 1925 году было принято решение о курсе на индустриализацию страны, а в 1927-29 годах усилился кризис хлебозаготовок, и стало ясно, что методами НЭПа надежды на быстрое осуществление плана индустриализации следует похоронить. Началось постепенное сворачивание НЭПа и переход на плановую экономику.

Однако официально она(новая экономическая политика) закрыта в СССР не была, и Советская власть не стала полностью ликвидировать частные и кооперативные предприятия – все такие предприятия, исправно платившие налоги и выпускавшие пользующиеся спросом товары народного потребления, остались работать. В частном секторе остались работать все предприятия бытового обслуживания, продолжали работать частники –надомники, шившие на заказ одежду и обувь, оказывавшие услуги по их ремонту, работали небольшие ресторанчики и закусочные, частные врачи и зубные техники , и так далее.

В сельском хозяйстве, несмотря на все заявления современных авторов о полной ликвидации крестьян – единоличников, они существовали до 50х годов, правда, процент их был небольшой, а полностью крестьяне – единоличники (хуторяне) исчезли в СССР только к 1975 году, к тому же времени в стране исчезло (официально) частное кустарное производство.

Не было закрыто большинство кооперативных предприятий, наоборот, Сталин придавал огромное значение развитию кооперации, к концу его жизни в стране работало и производило продукцию. К середине 50х годов в стране работало более 11 тыс. кооперативных предприятий, которые выпускали в том числе и такие сложные товары, как радиоприемники и телевизоры, мебель, электротехнические изделия и так далее.

Подтвердить наличие таких артелей и широкий ассортимент выпускаемых ими товаров и осуществяемых услуг могу лично – мой отец работал в такой артели. Называлась она Янги-хаят («Новая жизнь» в переводе с узбекского), и имела в своем составе: лесопилку, столярно- мебельный цех, где выпускались оконные переплеты, двери, незамысловатая мебель и узбекские национальные кровати; литейный цех с вагранкой, который выпускал различные чугунные изделия – печные колосники, дверцы, чугунное литье для изгородей ; электротехнический цех, выпускавший изолированный провод, дверные электрические звонки и производивший перемотку электродвигателей; несколько кирпичных заводов, выпускавших обожженый кирпич. Кроме того, там же можно было частникам заказать литье или деревянные изделия под заказ.

Все эти остатки НЭПа были уничтожены уже Хрущевым в начале 60х годов.

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ