Кухня – самое мирное место для споров


Континенталист, 26.07.2017 23:43   –   cont.ws  


История наших отношений с США никогда не была гладкой. Однако незадолго до Карибского кризиса, поставившего человечество на грань глобальной катастрофы в виде атомной войны меж СССР и США, случился самый непредвиденный прорыв в этих отношениях.

24 июля 1959 года в Сокольниках состоялся спор Хрущева и вице-президента США Никсона, вошедший в историю как «Кухонные дебаты» и ставший одним из самых колоритных эпизодов «холодной войны». Реплики, брошенные в Сокольниках, обогатили фольклор эпохи.

Но самое главное в «Кухонных дебатах» – это первая публичная полемика на высшем уровне по идеологии двух систем. То, чего нам, может быть, сегодня страшно не хватает: выйти двум лидерам вошедших в клинч держав на некое ток-шоу – и от души, без оглядки на часы и своих присных выяснить эти отношения.

До этого события СССР избегал прямых дискуссий с Западом и всячески препятствовал контактам «наших с ихними». Что и понятно – уровень жизни был не в нашу пользу.

Почему Хрущев вызвал Никсона на словесные баталии, которые, неслыханное дело, можно было увидеть по телевизору? Только из-за лихого волюнтаризма или по дальнему расчету? До этого уже не докопаться, но вот основания для вызова к барьеру главного противника у нас определенно были.

Под конец 1950-х СССР постепенно выходил на самые передовые мировые рубежи. Атомная бомба, первая атомная электростанция и ледокол, Нобелевские премии по физике и литературе создавали уверенность, что любые американские достижения нам по плечу. Тяжелоатлет Юрий Власов отобрал рекорды у могучего Пола Андерсена, а юный Валерий Брумель с рекордами по прыжкам в высоту регулярно побеждал непобедимого Джона Томаса. Газеты писали, что три самых сильных человека на Земле – это Никита Хрущев, Юрий Власов и Валерий Брумель. Очень скоро к ним прибавится Юрий Гагарин.

В Москве был проведен Фестиваль молодежи и студентов, куда приехала делегация США. На улице Горького открылся «Коктейль-бар», вышло собрание сочинений Хемингуэя – и ничего страшного для советской идеологии не произошло. Лозунг «Догнать и перегнать Америку» казался вполне выполнимым…

И вот на Американской промышленной выставке в Сокольниках Хрущев решил умыть вице-президента США, доказав ему преимущества советского образа жизни.

Конечно, американцы постарались использовать эту выставку в своих целях. Они знали, что советский народ живет бедно, и сделали упор на американский быт, который превосходил уровень жизни даже советской элиты. Но демонстрация коттеджа, в котором живет рядовой американский рабочий, его автомобиля, а также диковинной для СССР кухонной утвари ничуть не поколебала веру советских людей в свое светлое будущее. Диссиденты появились в СССР совсем по другой причине, не из-за микроволновок.

Хрущев, который никогда не смущался и не лез за словом в карман, в ответ на демонстрацию кухонного комбайна поинтересовался, а не изобрели ли в Америке машину, которая разжевывает пищу? Никсон дипломатично предложил конкурировать в кухонной утвари, а не в ракетах.

И хотя через три года Карибский кризис разгорелся именно из-за ракет, выйти из него, возможно, помогли человеческие контакты, нащупанные на кухне в Сокольниках.

Никсон, как заведенный, повторял свой козырь – что советские люди лишены свободы, живут как рабы системы. Хрущев до поры помалкивал. Но во время прогулки по Москве-реке устроил первый советский перфоманс, даже не зная этого слова. Выловил из реки загорелых купальщиков с их, естественно, счастливыми по случаю популярного тогда отдыха лицами – и задал Никсону исторический вопрос: «Эти люди похожи на рабов коммунизма?»

И этим прилюдно посадил своего гостя в лужу.

Да, наши отношения с США имеют сложную историю. Были периоды и сближения, и охлаждения, были разрядки и перезагрузки…

Сейчас новый кризис, и выход из него нащупать не удается. Может быть, помогли бы новые кухонные дебаты? Кухня – самое мирное место для дискуссий: сесть рядком да поговорить ладком…

Источник

Сегодня в СМИ